«Одессу не сдавать и оборонять до последней возможности» | Продолжение проекта «Русская Весна»

«Одессу не сдавать и оборонять до последней возможности»

Памяти героических защитников Одессы посвящается

Одесса в числе первых советских городов ощутила на себе 22 июня удар германских агрессоров. И здесь с самого начала обороны сказался особый характер защитников Южной Пальмиры — переплетение спокойного мужества со стойким, неистребимым юмором.

…Строй вражеских бомбардировщиков, шедших на рассвете 22 июня 1941-го на город, ещё на дальних подступах встретили летчики 67-го истребительного авиаполка Одесского военного округа. Встретили и отбили. Их умелые, самоотверженные действия лучше всего иллюстрирует подвиг заместителя командира эскадрильи старшего лейтенанта Александра Мокляка. Метким огнем своего «ишачка» — И-16 он сбил два вражеских бомбардировщика, а когда закончились боеприпасы, пошёл на таран и уничтожил третью вражескую машину. Свою выдающуюся победу он одержал ценой жизни…

А вот ещё один и тоже очень характерный пример того, как действовали в бою за свой город одесситы. Его привёл в своих воспоминаниях контр-адмирал К. И. Деревянко, бывший в те дни начальником штаба Одесской военно-морской базы. Он вёл переговоры по телефону с находившейся на передовой батарее капитана Кузнецова, когда услышал в трубке треск, шум и гвалт. Адмирал решил, что фашисты ворвались на КП батареи, стал кричать в трубку, звать телефониста, но ответом было молчание. И вдруг через некоторое время телефонист заговорил. «Извините, — говорит, — отлучился в рукопашную…»

К слову, артиллеристы тогда так и не выполнили приказ Деревянко взорвать батарею и отходить к берегу, где их должен был подобрать катер. Они гранатами отбились от ворвавшихся врагов и на какое-то время удержали свою батарею. А когда под натиском превосходящего противника им всё-таки пришлось покинуть боевую позицию, моряки не стали эвакуироваться, а остались в сухопутных подразделениях и били противника на земле.

Бои за Одессу развернулись жестокие. Овладение городом у моря позволяло немцам лишить Черноморский флот его важнейшей базы, утвердиться в северо-западной части акватории Чёрного моря, облегчив захват Крыма и главной базы ЧФ Севастополя и открыв себе путь на Кавказ. Гитлер обещал передать Одессу румынам. В августе глава профашистского режима Антонеску обратился к своим войскам, наступавшим на город: «Наступайте! За два дня вы овладеете самым большим портом на Чёрном море. Это будет наивысшая слава для вас и для страны. Весь мир смотрит на вас, чтобы увидеть вас в Одессе. Будьте на высоте вашей судьбы!» А на 23 августа уже был спланирован парад румынского воинства на площади Красной армии (румыны называли её по-старому — Соборной).

Советскому Верховному командованию была совершенно ясна стратегическая значимость Одессы. 5 августа Ставка ВГК отдала командованию Южного фронта директиву: «Одессу не сдавать и оборонять до последней возможности, привлекая к делу Черноморский флот». С этого дня и пошел отсчёт героической, до 16 октября, обороны города и военно-морской базы.

8 августа в городе было объявлено осадное положение. На строительство оборонительных рубежей вышли более 100 тыс. одесситов. За короткий срок было построено три крупных оборонительных рубежа. Все предприятия города работали на нужды обороны. За дни вражеской осады они дали фронту пять бронепоездов, 69 танков, почти две тысячи миномётов, сотни тысяч мин, ручных гранат, бутылок с зажигательной смесью.

Непосредственные оборонительные бои вели войска Приморской армии (командующий генерал-лейтенант Г. П. Софронов). Только в течение 11 и 12 августа было отбито девять крупных атак противника, выведено из строя 14 вражеских танков, уничтожено около четырёх тысяч вражеских солдат и офицеров. С 13 августа Одесса была полностью блокирована с суши. Фронт представлял собой дугу длиной примерно в 80 километров, которая упиралась своими основаниями в берег моря. Единственным средством надёжной связи с Большой землёй оставались морские коммуникации.

Бои не прекращались ни на один день, протяжённость дуги постепенно уменьшалась. Однако одесситы и тогда не забывали о шутках. На одном из заводов было организовано производство танков, как определили заводские весельчаки, «типа НИ», что значило «на испуг». Эти «танки» делали из тракторов, на которые навешивали стальную обшивку, придавая им внешне форму танков. Участвуя в контратаках наших войск, своим грохотом, рёвом моторов, лязгом плит и пластин эти машины действовали на противника психологически устрашающе. Недаром в одном из приказов Антонеску жестоко упрекал своё воинство: «Вы боитесь танков (каковыми были те самые „НИ“. — Ю.Р.). Целые наши полки, как, например, 15-й пехотный, бежали по 4–5 километров назад только от появления 3–4 танков противника… Позор такой армии…»

Как-то по окончании очередного боя (эту историю сохранил для потомков известный писатель Герой Советского Союза Владимир Карпов) пехотинцы, рассматривая броню танка, искорёженную вмятинами от пуль и осколков, заглядывая внутрь через зиявшую в борту огромную пробоину, спросили у командира отчаянного экипажа: «Как же вы отважились на таком драндулете идти в атаку?»

Лейтенант-одессит остался верен себе: «Ах, товарищи дорогие! Это же чудесная боевая машина! В другом танке снаряд внутри разорвется и тарараму там наделает боже ж ты мой! А этот фургон он так интеллигентно пронзает насквозь, что даже взрыватель не срабатывает. Меня может убить только прямым попаданием. А по теории вероятности фашисту для этого надо израсходовать больше половины своих боеприпасов, на два же таких танка у него и снарядов не хватит!»

У врага было пятикратное превосходство над защитниками Одессы в артиллерии и более чем шестикратное в личном составе. Полукольцо вокруг города постепенно сужалось. Тем не менее об оставлении Одессы никто не помышлял. 19 августа приказом Ставки ВГК был создан Одесский оборонительный район (ООР) во главе с командиром Одесской военно-морской базы контр-адмиралом Г. В. Жуковым, командующим Приморской армией стал его заместителем по сухопутным войскам. В одном строю, бок о бок отстаивали родной город пехотинцы и моряки.

На помощь ООР по решению Ставки морем были доставлены части 157-й стрелковой дивизии и дивизион реактивных миномётов, в ночь на 22 сентября в тыл противника был высажен морской десант. Его действия были скоординированы с контрударом войск, оборонявших город. Враг был отброшен на значительное по меркам тех дней расстояние и даже утратил возможность обстрела одесского порта.

Повторимся: возможности обороны были далеко не исчерпаны. Однако в конце сентября резко осложнилась ситуация в районе Крымского перешейка. Части 51-й армии не смогли сдержать войска 11-й немецкой армии и оставили Перекопские позиции, позволив противнику ворваться в Крым. Уже в ночь на 1 октября руководство ООР получила директиву Ставки ВГК, в которой приказывалось «в связи с угрозой потери Крымского полуострова… в кратчайший срок эвакуироваться войскам Одесского района на Крымский полуостров». За двенадцать дней, с 5 по 16 октября, новый командующий Приморской армией генерал-майор И. Е. Петров вместе с контр-адмиралом Жуковым осуществил неожиданный для противника манёвр: постепенный вывоз техники, вооружения, материальных ценностей и затем внезапный, незаметный для врага отход всех сил армии и посадку на суда. Так что румыны своевременно эвакуацию советских войск не обнаружили. Через непродолжительное время Приморская армия стала непреодолимым заслоном для гитлеровцев, пытавшихся с ходу взять Севастополь.

Повторимся: враг не взял Одессу штурмом. Если он и считал это своей победой, то её впору назвать пирровой. Приморская армия ушла в полном составе со знамёнами, оружием и техникой, принуждённая к тому не противником, а общей обстановкой на южном крыле советско-германского фронта. Около 40 тысяч жителей Одессы и воинов, по разным причинам отставших от своих частей, ушли в катакомбы и продолжали сопротивление вплоть до освобождения города войсками 3-го Украинского фронта генерала Р. Я. Малиновского 10 апреля 1944 г.

…На днях группа украинских депутатов направила обращение секретарю СНБО Александру Турчинову с истеричным всхлипом: «Пророссийские силы системно захватывают Одессу». И если, мол, не принять безотлагательных мер, Одесса может выйти из-под контроля Киева — как Крым и Донбасс.

Что сказать по этому поводу? Молдаванка и Пересыпь в годы Великой Отечественной крепко надавали по зубам немцам и румынам — придёт время разделаются и с украинскими нацистами.