RusNext.ru - Продолжение проекта «Русская Весна»

Мы заметили, что вы используете блокировщик рекламы. Очень просим отключить его на этом сайте, потому что сайт существует только благодаря доходам от рекламы!

1 GBP   81,7788
1 EUR   72,4659
1 USD   62,2934
10 UAH   23,7489
С такими кумирами, как Кикабидзе, СССР был обречён | Продолжение проекта «Русская Весна»

С такими кумирами, как Кикабидзе, СССР был обречён

Вся читающая Россия упоенно порицает (или поддерживает) бывшего соотечественника, уже 27 лет живущего в другом государстве. Хотя обсуждать надо не слова Кикабидзе и не то, был ли Советский Союз тюрьмой народов или раем на земле.

Вахтанг Кикабидзе давно не снимается в кино, последняя его заметная роль — капитан затонувшего теплохода в фильме Георгия Данелии «Фортуна», снятом в 2000 году. Вахтанг Кикабидзе уже 10 лет как не ездит в Россию после войны 08.08.08, которую в Грузии официально считают российской агрессией.

Но почему-то мнение Вахтанга Кикабидзе о гербе Советского Союза стало чуть ли не самой обсуждаемой темой прошедшей недели (после футбола, конечно).

Политики, деятели культуры и просто неравнодушные граждане наперебой обсуждают позицию грузинского пенсионера, который осмелился радоваться распаду СССР и осуждать герб этой страны, про который без всякого участия Вахтанга Константиновича была сочинена хулиганская частушка «Сверху молот, снизу серп — это наш советский герб, хочешь жни, а хочешь куй, все равно получишь… орден».

Ругать злобного и неблагодарного перевертыша и ностальгировать по советским временам легко и приятно. Как и поддерживать великого артиста Кикабидзе и осуждать советскую тюрьму народов. В зависимости от мировоззрения.

Давно замечено, что любая запись в социальной сети, автор которой либо ругает, либо хвалит СССР, собирает множество комментариев от людей разного возраста — как заставших советскую власть, так и родившихся после краха коммунистического проекта. Не обращая внимания на аргументацию друг друга и не читая исходного текста, они взахлеб доносят до мира свою выстраданную, но, к сожалению, никому особо не интересную точку зрения.

Очень жалко, что «Фейсбука» и других социальных сетей не было 70 с лишним лет назад.

Представьте, 1944 год (27 лет после Октябрьской революции, это как 2018-й относительно 1991-го). Остались считаные дни до полного освобождения советской территории от гитлеровцев. Пожилой финский или польский актер, тридцать с лишним лет назад блиставший на подмостках Санкт-Петербурга, в интервью американской русскоязычной газете заявляет, что орел на гербе Российской империи всегда напоминал ему ощипанного цыпленка.

И вот советские граждане и русскоязычная диаспора дружно отвлекаются от обсуждения наступления Красной армии и союзников (а о чем еще говорить в 1944-м?) и начинают порицать или поддерживать престарелого финна (или поляка). Бред? Бред! Но в 2018 году почему-то подобное никого не удивляет. Вся читающая Россия упоенно порицает (или поддерживает) бывшего соотечественника, уже 27 лет живущего в другом государстве.

Хотя обсуждать надо вовсе не слова Кикабидзе и не то, был ли Советский Союз тюрьмой народов или раем на земле, возродить который — святая обязанность каждого приличного человека. Тут согласия нет и быть не может. Скорее агнец сожрет льва, а Москва-река потечет молоком и медом, чем убежденный антисоветчик хоть в чем-то сойдется с коммунистом.

Но с чем крайне сложно поспорить, так это с тем, что с такими народными кумирами, как Вахтанг Кикабидзе, Булат Окуджава или Владимир Высоцкий и даже недавно скончавшийся Станислав «Так жить нельзя» Говорухин, не говоря уж обо всей плеяде рокеров, Советский Союз был обречен.

И даже Иосиф Кобзон и Лев Лещенко, не пропускавшие ни одного праздничного официозного концерта, ни слова не сказали и ни полдела не сделали в защиту закачавшегося советского колосса.

В современной России есть патриотические актеры, патриотическая эстрада и даже патриотические рокеры и рэперы. На Украине этого добра вообще с перебором. Грузинские деятели культуры, как молодые, так и ранее бывшие советскими, тоже регулярно выказывают готовность противостоять страшному российскому оккупанту (пусть только на словах, на деле же они открывают рестораны в Москве и кормят потенциальных оккупантов аджапсандалом).

Но в СССР фронда была не просто хорошим тоном, а единственно возможным modus operandi практически любого имевшего отношение к массовой культуре человека. Каждый, обнаруживший в себе талант актера, режиссера, певца, писателя и поэта, приходил в «тусовку», которая тогда еще так не называлась, и обнаруживал, что тут можно быть только антисоветчиком. Иное было не просто не модно, а в принципе невозможно.

И если кто-то вступал в партию или давал верноподданническое интервью, то вечером на кухне под включенный магнитофон с записями Высоцкого или Галича, а позднее — Макаревича или БГ, он объяснял товарищу: «Ну, ты же понимаешь, старик, я это только ради детей».

Любой «народный кумир» в СССР в той или иной степени не любил советскую власть, и не так уж важно, по убеждениям или «за компанию». Разделять власть и страну до сих пор очень мало кто умеет, а уж тогда это умение было вообще уникальным. «Ненавижу эту власть» и «ненавижу эту страну» были синонимами просто потому, что другой власти в стране люди не видели и в принципе не представляли.

И дальше можно уже снова сколько угодно спорить — это СССР был таким ужасным, что талантливые люди поголовно были недовольны, или, наоборот, страна была прекрасная, а талантливые люди оказались сплошь, цитируя В. И. Ленина, «не мозгом нации, а ее говном».

Это действительно дискуссионный вопрос. Как и то, где оказался бы Владимир Высоцкий в августе 1991-го и в октябре 1993-го, подписал бы Василий Шукшин обращение интеллигенции к Ельцину с требованием раздавить красно-коричневую гадину и ездил бы в наши дни Виктор Цой в Донбасс и Крым, как Александр Ф. Скляр, или на Украину, как Борис Гребенщиков, или вообще игнорировал всю бывшую территорию УССР, как Константин Кинчев. Вот только самые аргументированные ответы на эти вопросы ничего не изменят.

Лично мне кажется, что дело все-таки не в Кикабидзе, а в СССР. Народных кумиров не присылали с других планет и не выводили в специальных инкубаторах.

В ситуации, когда все общество, начиная от детей высших руководителей КПСС и заканчивая рабочими и колхозницами, на словах давало клятвы верности стране, а на деле было готово продать душу за импортную одежду, мебель и пресловутую колбасу, творческая интеллигенция была лишь зеркалом, отражающим не самую радостную действительность. Может быть, самую чуточку кривоватым зеркалом, более выпуклым, но никак не окном в другой мир.

В 90-е многие пожалели о своем антисоветизме, как и об уничтоженной стране. Режиссер Георгий Данелия сравнивал Волгу в 70-е годы и в 90-е, когда он снимал фильм «Фортуна»: «Не было бесконечных танкеров и барж. Не было веселых людных деревень. В затонах гнили проржавевшие остовы». Можно по-разному относиться к Советскому Союзу, но труп не самого приятного государства оказался еще менее пригоден для жизни.

С такими кумирами, как Кикабидзе, СССР был обречен. Впрочем, погубил его не Буба и не его друзья, якобы радостно отмечавшие окончательный развал страны в голодном и холодном воюющем Тбилиси декабря 1991 года. Погубили его все советские граждане.