Позиция «не спи с иностранцами» получила неожиданно широкую поддержку | Продолжение проекта «Русская Весна»

Позиция «не спи с иностранцами» получила неожиданно широкую поддержку

С одной стороны — истеричные мужички, обличающие «шлюх», валом валящих на Никольскую. С другой стороны — осатанелые бабоньки, рассказывающие, что они предпочитают иностранцев. Стороны дошли до призывов к сожжению и кастрации.

Вопрос о девушках с понизившейся по случаю мундиаля социальной ответственностью превратился в Рунете в маленькую межполовую гражданскую войну.

С одной стороны — истеричные мужички, обличающие «шлюх», якобы валом валящих на Никольскую, чтобы едва ли не на месте бесплатно отдаться фанатам из бразилий, мексик, испаний и прочих нигерий, и тем роняющих честь нации, вредящих ее здоровью и нарушающих расовую солидарность и семейные ценности.

С другой стороны — осатанелые бабоньки, с виртуальными руками в боки рассказывающие мужичкам, что они предпочитают иностранцев, потому что наши плохо пахнут, нежантильны в общении, и вообще кому какое дело, кто с кем спит.

Стороны уже дошли до взаимных призывов к сожжению и кастрации — и все это не выходя из «Твиттера».

Прежде всего, успокоим нейтралов и мирных жителей. Вся эта сетевая война никакого отношения к футбольным реалиям чемпионата не имеет.

Никаких толп соотечественниц, предающихся промискуитету в двух шагах от прославленной Греко-латинской академии или на дальних подступах к мавзолею, не наблюдается.

Фанаты пьют, орут песни, фотографируются друг с другом и с проходящими москвичами, иногда машут красивым девушкам. В общем, делают все то же, что делают на любых массовых мероприятиях в любой стране мира.

При этом если какие-то девушки и приходят, чтобы найти себе мексиканца на ночь, то они скучно сидят на скамейках, уткнувшись в свои тиндеры. А их товарки ругаются с «сексистами», и вовсе не выходя из уютной квартиры, и представляют себе праздник непослушания ровно по тому же тиндеру.

Виртуальная сексуальная свобода и реальность просто драматически не совпадают. Так что массовых нашествий в абортарии и КВД не предвидится, чему можно только порадоваться.

По факту сегодняшняя Россия прямо на глазах становится все более консервативной страной.

А ведь два десятилетия кряду из каждого утюга неслась пропаганда проституции, и девочек на полном серьезе уверяли в том, что стать «валютной проституткой» — это жизненный успех. Для общества с такими стартовыми установками современная Россия прямо-таки пуританская страна.

Мир «интердевочек» остался в прошлом. А сами «девочки» стали и впрямь «интер» и, я даже сказал бы, «импорт».

Российские города в дни чемпионата не стали пространством массового секс-туризма. В самой России секс-индустрия давно уже умерла, полностью перейдя на аутсорсинг гражданок Украины, Средней Азии и дальнего зарубежья. «Девочки» с российскими паспортами — это дамы под полтинник.

Но даже и секс-гастарбайтерш как значимой проблемы в районах скопления болельщиков визуальное наблюдение не выявляет.

Может быть, конечно, какая-то часть маскируется под тех самых «девушек-фанаток», искательниц быстрого секса, но и в этом случае искать их приходится днем с огнем. В отзывах гостей много комплиментов красоте русских женщин, а вот торжественных донжуанских списков не наблюдается.

Тема «Москва — секс-Рим» по большей части — плод воображения. Не случайно бурю в Сети поднял материал автора, который до воссоединения Крыма с Россией числился украинским писателем.

Евро-2012, проходивший частично на Украине, и в самом деле запомнился прежде всего массовым секс-туризмом, с которым шумно боролись киевские феминистки. И, вероятно, автор автоматически перенес реалии Киева-2012 на Москву-2018, что оказалось не вполне корректно.

Более того, современное российское общество имеет довольно высокий уровень предрассудков. Чемпионат проводится в достаточно развитых, имеющих высокий уровень жизни городах, в которых преклонение перед всяким иностранцем отсутствует.

Средняя москвичка смотрит на большинство гостей фестиваля, приехавших, как правило, из стран третьего мира, сверху вниз — она живет в более комфортном городе, она лучше одевается, лучше обеспечена. У нее просто нет никаких оснований смотреть на бразильца, мексиканца или нигерийца как на полубога из мира, где «чулки продают свободно и сколько угодно пар в руки».

Сейчас совершенно не в моде все те вещи, которые делали морально неустойчивыми поколения, плодившие «детей фестиваля»: советский интернационализм, потребительский культ «заграницы», мечта выйти замуж за какого угодно иностранца.

Глядя на реальность, а не на твиттерно-тиндерные баталии, можно только гордиться тем фактом, что от практической массовой пропаганды проституции в адскую эпоху ельцинщины мы перешли к теоретически-виртуальным прениям о том, уместно ли российским девушкам встречаться с иностранцами и насколько это личное дело.

Относительно последнего должен барышень расстроить. Лозунг «никому нет никакого дела до моей постели» устарел лет на шестьдесят. Наша эпоха — это время колоссальной политизации сексуальности и гендера.

В постель к каждому человеку лезут партии, общественные движения и правительства. Вопрос, кто с кем спал, как показало, к примеру, дело Харви Вайнштейна, является практически государственным.

Как ваххабиты, так и феминистки предъявляют жесточайшие притязания на социализацию сексуальности. Одни требуют упаковаться в хиджаб, другие требуют носить бесформенное нечто, чтобы не быть предметом мужской сексуальной объективации.

Женщину, недостаточно толерантную в выборе сексуального партнера, могут запросто затравить в западных социальных сетях. Я уж не говорю о проблеме пресловутых ЛГБТ.

Нет, простите, мальчики и девочки,

это в эпоху консервативного викторианства секс был частным делом, теперь ваши половые признаки принадлежат партии.

И если вы не отказываете в социализации сексуальности геям и феминисткам, то вам придется признать право на такую же социализацию и за всеми остальными, включая расистов. Мало того, защитники белой расы имеют хотя бы то оправдание, что защищают редкую вымирающую популяцию.

Но только вот никакого «русского расизма», которым пугали западные СМИ и которого не существует в природе, гости фестиваля так и не встретили. Не увидели они и позднесоветского подобострастия к иностранцам. А с чем же они столкнулись?

С добродушным дружелюбием к гостям, про которых точно знаешь, что они скоро уедут. С несомненным желанием удивить, поразить воображение, сделать все, чтобы Россия понравилась. Но никакого желания устраивать из всей страны огромную Никольскую, «Россию для всех», у нас, кажется, нет.

Но тот факт, что позиция «не спи с иностранцами» получила неожиданно широкую поддержку, от дамы-сенатора до сотен сетевых троллей, несомненно, примечателен.

Строго говоря, борцы за честь русских девушек по несколько вымышленному поводу выразили вполне реальное беспокойство действительно важными вещами — опасностью размывания национальной и культурной идентичности, которая делает Россию Россией.

Несомненно, для того, чтобы быть крепкой успешной нацией, чтобы добиться еще много большего, чем мы уже добились, крайне важно оставаться собой. Нам столетие объясняли, что русские должны умереть, то ли влившись в многонациональную общность «советский народ», то ли растворившись в общечеловеческих ценностях.

После этого не стоит удивляться, что любой маломальский признак недостаточно серьезного отношения к возрождающейся идентичности вызывает такой взрыв эмоций. Девушки, якобы предпочитающие иностранцев своим, не заботящиеся о том, чтобы их дети выросли частью нашей большой общности, становятся жертвой раздражения и гнева.

Угроза в данном случае чисто виртуальна, а раздражение чрезмерно.

#{author}Но если общество вынесет из этих виртуальных стычек урок, что неуважение к своим допустимо и приветствуется, что женщины в нашей стране могут говорить мужчинам, что «они» лучше «вас», то добра от этого точно не будет.

В стране, которая и так балансирует на грани скатывания к вымиранию и нуждается в мощном демографическом скачке, это совсем не тот message, который необходим.

Угрожать автору статьи, спровоцировавшей сетевую войну, другой статьей — 282-й — и вовсе беспредел и стыдоба. Чемпионат закончится, а навязываемая нам «свободная мораль» останется для совсем других ситуаций, вроде рассказов по телевидению о «романтической любви Вали и Хабиба», превратившейся к настоящему времени в растянувшийся на бесчисленные телешоу сериал позора.

Увы, все разговоры о «свободной от рас и предрассудков любви» в реальности, как правило, заканчиваются для поверивших им девочек домашними побоями, «второй женой» и прочим «шариатом». Только говорливые мечтательницы о Донах Педро о трагедиях этих Валь и Хабибов по большей части не узнают.

Сияющий глобалистский рай открывается для немногих богатых городов на планете всего на несколько дней раз в несколько лет. А вот приносимые глобализмом чудовищные последствия — это ад, который всегда с нами.