Зачем Макрон гонит французов на сборы и «на картошку» | Продолжение проекта «Русская Весна»

Зачем Макрон гонит французов на сборы и «на картошку»

Всех французов от 16 и старше с будущего года должны призвать на «национальную службу» — если не на военных сборах, то на трудовом фронте. Возникает впечатление, что президент Пятой республики решил воспользоваться опытом Третьего рейха, где действовал похожий закон. Так ли это, и если нет, зачем либеральной Франции авторитарная мобилизация?

Президент Франции Эммануэль Макрон приступил к реализации своего предвыборного обещания о «непосредственном опыте военной жизни» молодежи, что должно способствовать единению нации на фоне террористической угрозы. Сам Макрон, заметим — первый французский президент без опыта военной службы.

Однако на деле план президента оказался не столь жестким, как ожидалось. Речь идет не о возвращении обязательного призыва в армию (который был отменен во Франции 20 лет назад), а введении с 2019 года для всех граждан страны в возрасте с 16 до 25 лет некоей «национальной службы».

Суть ее в следующем. Во время летних каникул юноши и девушки будут в течение месяца проходить подготовку на выбор: в армии, полиции или пожарной службе. В том числе возможна гражданская волонтерская работа. При этом всем будут читать обязательный курс лекций о вооруженных силах.

Затем молодой человек будет сам решать, хочет ли продолжать служить. Второй этап может длиться от трех месяцев до года. В течение этого времени власти будут поощрять молодежь служить «в области, связанной с обороной и безопасностью». Впрочем, и в этом случае оставлена альтернатива: например, «выбрать службу в сфере социальной помощи».

Пока что правительство обрабатывает общественное мнение — чиновники ведут разговоры с молодежью, родителями, профсоюзами учителей и местными властями. Программа призыва на «национальную службу» ежегодно будет обходиться бюджету Пятой республики в 1,5 млрд евро. Cогласно соцопросам, 60% взрослого населения поддерживают введение национальной службы. Среди молодежи энтузиастов меньше, но все равно достаточно много — 50%.

Это на первый взгляд довольно странно. «Национальная служба» по Макрону выглядит весьма непривычно, учитывая стереотипное представление о современных европейских лидерах как о поборниках либеральных прав и свобод (при которых индивид ничего не должен государству, кроме налогов). Но инициатива президента Пятой республики заставляет вспомнить об одном из законов Третьего Рейха.

Принятый в 1935 году закон объявлял трудовую повинность обязательной для всех граждан Германии. Два раза в год все молодые немцы в возрасте пусть не с 16, но с 19 до 25 лет направлялись работать в трудовые лагеря Имперской службы труда, в основном на сельхозработы. Конечно, такого рода исторические параллели заставляют вспомнить о «законе Годвина», но сходство разительное.

Можно также вспомнить и о том, что в официальном девизе Франции присутствует не только «свобода», но и «равенство и братство» — и еще во времена Великой революции Французская республика именовалась «единой и неделимой». Здесь, похоже, и кроется ключ к пониманию идеи о «национальной службе». В министерстве образования Франции недавно объявили, что план должен способствовать процессу «единения и социального перемешивания». «Действительно, смысл этой реформы — социализировать население, особенно молодежь, и особенно — из числа иммигрантов.

Последние зачастую не разделяют те республиканские ценности, на которых основано французское общество. Отсюда — радикализация, исламизация

части молодежи из „неблагополучных кварталов“, со всеми последствиями, которые мы зачастую видим во Франции», — заметил в комментарии газете ВЗГЛЯД ведущий научный сотрудник Института Европы РАН Сергей Федоров.

«Это необходимая прививка патриотизма, которая сейчас у многих французов отсутствует. Поэтому они испытывают проблемы с интеграцией выходцев из Магриба, с преступностью, ну и с джихадистским терроризмом на улицах французских городов», — в свою очередь отметил в беседе с газетой ВЗГЛЯД политолог Александр Асафов.

Эксперты уверены, что речь не идет ни о возвращении к всеобщей воинской повинности, ни о создании какого-то «Макронюгенда». «Скорее, это напоминает о наших студенческих выездах «на картошку», — заметил Асафов.

Ныне существующая профессиональная армия доказала свою эффективность, продолжает Федоров. Однако нельзя сбрасывать со счетов и тенденцию к милитаризации Франции. Накануне Сенат — верхняя палата парламента страны принял программу развития армии на 2019–25 годы. Франция намерена довести военные расходы до 2% ВВП — то, чего от своих партнеров по НАТО добивается Дональд Трамп. «Франция намеревается повысить обороноспособность страны, модернизировать ядерные силы. Задумывается строительство нового авианосца в дополнение к ныне существующему кораблю „Шарль де Голль“ (чей срок жизни рассчитан до 2040 года)», — перечислил Федоров.

Перевооружение Франции укладывается в общий тренд к созданию объединенной армии Евросоюза, как структуры, параллельной НАТО, полагает Асафов. Лидеры ведущих стран континентальной Европы, Германии и Франции периодически выступают с подобными идеями, в частности, не так давно их озвучивала Ангела Меркель. В начале июня Меркель поддержала предложения Макрона, который высказался за укрепление военного сотрудничества Парижа и Берлина.

Важен и внутриполитический посыл. Макрон, который еще на выборах многое почерпнул у конкурентов — у левого Жан-Люка Меланшона, у патриота и евроскептика Марин Ле Пен и у голлистов-республиканцев, — взял на вооружение и известный лозунг Трампа. Естественно, заменив Америку на Францию, которую надо «сделать снова великой».

«Нынешний президент пытается распространять понятие „суверенитет“ на различные сферы политики и жизни Франции, включая военно-гражданское воспитание. Эта „национальная служба“ — ступенечка в достижении этой цели, — отмечает Асафов. — Безусловно, Макрону важно напоминание об этом векторе в преддверии саммита НАТО, на который прибудет Трамп — человек недоговороспособный, намеренный угрожать, требовать, декларировать и обвинять».

Теги: