RusNext.ru - Продолжение проекта «Русская Весна»

Мы заметили, что вы используете блокировщик рекламы. Очень просим отключить его на этом сайте, потому что сайт существует только благодаря доходам от рекламы!

1 GBP   82,6954
1 EUR   73,2427
1 USD   62,4352
10 UAH   23,8189
Властитель и мыслитель | Продолжение проекта «Русская Весна»

Властитель и мыслитель

В каких отношениях сегодня российская власть и интеллигенция? Либеральная интеллигенция ненавидит власть, ненавидит президента Путина. И в своей ненависти доходит до того, что, подобно Юлии Латыниной, призывает американцев напасть на Россию. Либералы называют власть кровавой, аморальной, беззастенчивой. При этом фрондирующие либеральные режиссёры охотно берут у властей деньги для своих театров и прихотей. Радиостанция «Эхо Москвы», самая лютая русофобка и ненавистница государства Российского, с удовольствием получает деньги от Газпрома, а тот, являясь государствообразующей компанией, охотно даёт ей деньги. Государство щедро оплачивает своих врагов внутри страны, при этом вяло и бездарно огрызается на их нападки.

Патриотическая интеллигенция, неорганизованная и разрозненная, пережив катастрофу девяностых, все эти годы поддерживала власть, поддерживала Путина, ликуя на военных парадах в Москве, участвуя вместе с народом в шествиях Бессмертного полка, восхищаясь своим президентом, который соединил Крым с Россией. Власть сдержанно относится к патриотической интеллигенции, возбуждает уголовные дела и судит русских патриотов за их радение России, за резкое неприятие русофобов.

Как строятся отношения государства и интеллигенции на всём протяжении русской истории? Россия развивается рывками, толчками. Среди тишины, застоя и размеренного существования вдруг появляется властитель‑преобразователь, озарённый пониманием русской беды, русского чуда, русской Победы. В нём зреют замыслы великих свершений. Он собирает вокруг себя единомышленников и соратников, всех умников, духовидцев и сподвижников, и этой объединённой когортой совершает чудесное русское преобразование.

При этом другая часть интеллигенции противится преобразованиям, видит во властителе врага, аспида и антихриста. И эту часть фрондирующей интеллигенции власть устраняет, подавляет, а иногда кидает на плаху. Владимир Святой, величайший преобразователь Руси, одаривший её православием, создал уникальную империю с божественной Киевской и Новгородской Софией, с дивными иконами, с «Русской Правдой», с чудесными городами и крепостями. Окружённый верной дружиной, православными философами и мистиками, он превратил Древнюю Русь в восхитительную страну городов. Но при этом громил и казнил язычников, сжигал языческие капища и вырубал языческие рощи, а восставших волхвов нещадно казнил, сплавляя по Шексне и Волге плоты, на которых умирали в мучениях посаженные на кол волхвы.

Московское царство с его великими правителями, князьями Василием Третьим, Иваном Третьим, Иваном Васильевичем Грозным. Они объединили Русь, покорили Орду. Их окружали дивные художники, иконописцы, такие как Рублёв, несравненные архитекторы Барма и Постник, воздвигшие посреди Москвы храм Василия Блаженного. В их славное время жил великий православный философ старец Филофей, провозгласивший теорию «Москва — Третий Рим». И этот союз власти и интеллигенции, их симфоническое единство сотворило невиданное по красоте и размерам Московское царство. Но в то же самое время противники самодержавной власти корчились на дыбах, роняли головы на плахе, бежали, как князь Курбский, в Литву, насылая на Москву её лютых врагов.

Патриарх Никон и царь Алексей Михайлович Романов, окружив себя многомудрыми просветителями, толкователями священных текстов, стали исправлять священные книги, мечтая о вселенском православии, о торжестве христианства, о втором пришествии Христа, которое должно было, по замыслу Никона, случиться здесь, под Москвой, в Новом Иерусалиме. Но при этом нещадно гнали своих врагов — старообрядцев. Учиняли погромы в старообрядческих общинах и в деревнях. Посылали стрельцов на Соловки, и те топили в море непокорных монахов, жгли драгоценные старообрядческие рукописи.

Великий царь Пётр, окружив себя единомышленниками, «птенцами гнезда Петрова», создал новую российскую цивилизацию, построил Петербург, учредил Академию, положил начало «золотому веку» российской культуры, где царили Ломоносов, Державин, божественный Пушкин, несравненные композиторы «Могучей кучки», создавали свои пророческие романы Толстой и Достоевский. При этом Романовы кидали в тюрьму Радищева, четвертовали бунтарей Стеньку Разина и Пугачёва, вешали в Петропавловской крепости декабристов, а Чаадаева, которого Пушкин называл Брутом и Периклесом, заточили в чулан, из которого тот писал свои унылые письма.

Сталин затеял грандиозные преобразования, решив превратить русских в космический богоподобный народ. Окружил себя когортой великих мыслителей, политиков, художников, писателей, которые создали стиль «Сталин», воздвигли города, уставленные дворцами и храмами. Подвигли скульптора Мухину на создание неповторимых «Рабочего и колхозницы», которые и сегодня, как два серебряных ангела, сияют над Москвой. Художникам, архитекторам, музыкантам выпало огромное счастье работать на победоносное грандиозное государство, открывавшее художнику неограниченные возможности творчества.

Но как Сталин и его «орден меченосцев» обошёлся с оппозиционными политическими интеллигентами, недовольными поэтами, писателями, неугодными ему архитекторами? Одних замуровывали в безвестность. Других отправляли в лагеря ГУЛАГа. Третьих просто казнили и расстреливали. И кровь казнённых художников и поэтов проступала из-под пьедесталов сталинских монументов и памятников.

Однако власть преобразователя, окружённого сподвижниками и творцами, постепенно выдыхалась, дряхлела, на смену огненным правителям приходили теплохладные, немощные и скучающие. И порыв преобразования кончался, его сменял унылый, долгий застой. Исчезали пассионарные художники и писатели.

Но медленно из праха восставали гонимые и отвергнутые, начинали шевелиться кости убиенных. И фрондирующая, не согласная с властью интеллигенция постепенно просыпалась, избавлялась от страхов, наполнялась силами. И если среди них появлялся правитель, ставящий своей целью разрушить достижения предшественника, то эта интеллигенция, окрепнув, нападала на власть, изгрызала её и очень часто валила. И тогда рушилось государство, наступала чёрная яма истории, из которой слышались ликующие вопли разрушителей. Мы были тому свидетелями, когда вокруг Горбачёва, вокруг Ельцина объединились все ненавистники советского строя, все антисталинисты, все, кто отвергал и опровергал имперскую Россию. Интеллигенция в своих писаниях, мюзиклах, выступлениях по радио и телевидению за четыре года перестройки изгрызла все ценности, из которых состояла идеология и духовная жизнь советского государства. И государство рухнуло. Десять лет после девяносто первого года Россия жила во мгле. У неё не было своего государства, а значит — не было народа, он был рассеян и разбросан по чужим углам. А интеллигенция: экономисты, советники, публицисты, писатели, окружавшие Ельцина, — десять лет занимались тотальным разрушением заводов, музеев, библиотек, научных и художественных школ, уничтожая репутации советских мыслителей и писателей.

Это яростное разрушение и свирепое отрицание стало сходить на нет, отступило, когда к власти пришёл Владимир Путин. Путин — создатель нового государства Российского. Ему принадлежит новый проект «Россия», который он осуществлял в согласии и в союзе с патриотическими писателями, художниками и режиссёрами, монахами и военными интеллектуалами. Он проделал огромную работу, прекратив сепаратизм, восстановив оборонные способности государства, положив начало таким великим проектам, как русский проект «Арктика» на севере государства и южный проект — севастопольский, крымский, средиземноморский.

Но вот уже несколько лет, как внутреннее развитие России остановилось. Долгожданный рывок откладывается. Россия переживает застой. И этот застой проецируется в круги современной интеллигенции. Патриотическая интеллигенция, мечтая о России как о стране справедливости, ожидая от государства устранения разъедающих страну недугов и язв, начинает роптать. Теряет веру и надежду, отдаляется от Путина, переполняется унынием и ядовитым скептицизмом.

Либеральная интеллигенция, напротив, оживает, набирает силы, складывается в мощный пучок энергии, стремясь прожечь этим пучком кремлёвские стены и спалить укрывшегося за ними правителя. Либералы мечтают о реванше, мечтают о второй перестройке, мечтают об устранении Путина. Мы видим, как оживают тени и призраки девяностых годов. Юмашев становится советником президента. Наина Ельцина вмешивается в идеологию. Наталья Солженицына учит нас тому, как обустроить Россию. Пенсионная реформа, задуманная Кудриным, есть торжество либеральной экономической идеи, которая затолкала Россию в экономический тупик, лишила её денег, предназначенных для развития и модернизации, направила эти деньги в казначейства чужих, враждебных цивилизаций.

И сегодняшний интеллигент-патриот переживает мучительное время. Он стоит перед великим искушением отвернуться от нынешнего государства, слиться с теми, кто готов подрубить и срезать кремлёвские башни. Но это было бы величайшим неотмолимым грехом, обернулось бы презрением потомков к патриотическому интеллигенту-расстриге.