Больше возможностей | Продолжение проекта «Русская Весна»

Больше возможностей

Нынешняя избирательная кампания в Москве будет отличаться от предыдущих по целому ряду параметров. Прежде всего довольно высокой степенью открытости. Из 33 потенциальных кандидатов 26 сами отказались от гонки — подчеркну, никто их принудительно не снимал. Участники получили максимальную свободу для выдвижения своих кандидатур и возможность пройти все квалификационные процедуры.

Более того, в столице создали площадку, через которую оппозиционные кандидаты могут обратиться к муниципальным депутатам, рассказать о своих программах и заручиться поддержкой. Такой институт позволяет представителям новых партий и парламентской оппозиции пройти квалификационную процедуру, хотя у них нет достаточного числа собственных муниципальных депутатов. Причем всё происходит не в тиши кабинетов, а на виду — со встреч кандидатов с депутатами велись прямые трансляции.

На мой взгляд, это крайне важный опыт. Тем более что сейчас активно идут дискуссии о том, как должен развиваться институт муниципального фильтра. Опробованный в Москве вариант мог бы стать одним из путей такого развития. Наряду, конечно, и с освобождением от его прохождения представителей партий, которые имеют фракцию в региональном заксобрании. Иначе получается перекос — наличие фракции в заксобрании дает партии доступ к выборам в Госдуму, но не к выборам главы региона, где эта фракция, собственно, и существует.

Однако прохождение муниципального фильтра — далеко не единственная проблема оппозиции в рамках этой кампании. Сначала речь шла о едином кандидате, потом оппозиционеры не смогли договориться о процедуре, последовала череда взаимных упреков. В результате получились не очень внятные стартовые заявки от самовыдвиженца Ильи Яшина и кандидата от «Гражданской инициативы» Дмитрия Гудкова, которые в итоге сошли с дистанции. Главу столичного «Яблока» Сергея Митрохина, по сути, «съела» собственная партия.

Впрочем, отстранение Митрохина может сыграть на руку другим оппозиционным силам, в первую очередь — «Справедливой России». Ее риторика и подход к кампании часто схожи с «Яблоком». И если эсерам удастся перехватить у коллег повестку, вместо привычных уже результатов в пределах статистической погрешности они могут получить более знаковый итог и даже попробовать обогнать ЛДПР.

А вот либерал-демократам, судя по всему, придется апеллировать к своей традиционной аудитории, что в лучшем случае принесет им не более 3–5%.

Среди кандидатов от оппозиции самой сильной может оказаться кампания представителя КПРФ. На этот раз в отличие от 2013 года в избирательном поле нет существенных раздражителей, из-за которых есть риск потерять часть традиционного коммунистического электората. И относительная неизвестность Владимира Кумина вряд ли станет проблемой. Сила партийного бренда в данном случае важнее.

Еще один заметный участник — основатель печально известной компании «СУ-155» Михаил Балакин. Вероятно, он будет апеллировать к ностальгии по лужковской Москве. Его результат предсказать сложно — всё зависит от того, какие ресурсы он привлечет и какие инструменты выберет.

Электорат действующего мэра Сергея Собянина за время, прошедшее с последних выборов, стал еще более консолидированным. Избиратели узнали градоначальника, и теперь его поддерживают более мотивированно и осознанно. Среди его основных достижений жители видят развитие транспортной системы Москвы, появление современных общественных пространств и повышение удобства и комфорта дворов и придомовых территорий, медицинские программы, особенно для старшего поколения. За несколько лет в городе удалось сделать то, на что у других мировых столиц ушли десятилетия, и многие достижения москвичи оценивают очень положительно.

Вдобавок как кандидат от власти Собянин получит определенную поддержку со стороны путинского большинства. А за президента, напомню, в марте проголосовало на миллион больше москвичей, чем в прошлый раз. Однако не стоит думать, что выборы в Москве пройдут по референдумному сценарию. На региональном уровне говорить об этом не совсем верно — здесь речь идет не о поддержке лидера и его курса, а о гораздо более прагматичном выборе, об оценке сделанного и программе на будущее. Причем в личном, персональном измерении.

С учетом всех перечисленных обстоятельств Собянин с большой вероятностью победит в первом туре. Можно ожидать результат на уровне более 60% при явке 30–35%.

Гарантировать в Москве более высокий уровень активности избирателей довольно сложно. Современный человек — и городской житель в первую очередь — проводит большую часть времени в смартфоне, с помощью которого можно сделать почти что угодно. И традиционные электоральные процедуры, которые требуют прийти на участок в свой выходной день, вступают в конфликт с представлениями человека о количестве усилий, необходимом для обозначения своего выбора.

Власти по мере возможностей стараются учитывать это. Так, на президентских выборах уже была успешно опробована так называемая система мобильного голосования. Чтобы не ставить избирателей перед выбором — провести пару прекрасных выходных на даче или выполнить свой гражданский долг — в Москве решили развить эту практику и опробовать дачное голосование.

На мой взгляд, стоит продолжить движение в этом направлении и дополнительно расширить возможности для волеизъявления разных категорий граждан. Например, подумать об увеличении числа дней голосования. Во многих странах избиратели голосуют в рабочие дни, а участки работают с 7 утра до 11 вечера. То есть человек может не ломать свои планы выходного дня, а просто зайти на участок по дороге на работу, в обед или после офиса.

Вполне возможно, что именно это и станет следующим этапом развития нашей избирательной системы. А успех дачного голосования будет еще одним аргументом в пользу такого подхода.

Топ недели