Алтуфьевское психо: почему три сестры убили своего отца | Продолжение проекта «Русская Весна»

Алтуфьевское психо: почему три сестры убили своего отца

Три сестры — у этого чеховского рефрена отныне будет ещё один мотив. И коннотации станут чернее. Три сестры в возрасте от 17 до 19 лет ножами и молотком расправились со своим отцом Михаилом Х., нанеся ему 45 ран. Его тело нашли на лестничной площадке в подъезде дома. Жила семья Х. в Алтуфьево. Сначала сёстры пытались инсценировать нечто вроде самозащиты. Позднее стало ясно, что они спланировали убийство. По их версии, не могли больше терпеть издевательств отца.

Мнения относительно правых и виноватых разделились. Соседи Х. говорят, что девочки золотые, а отец — деспот и наркоман. Родственники заявляют, что потеряли святого человека. На деле в этой истории общим грехом повязаны все.

Трудно оправдать трёх девушек, зверски убивших своего отца. Однако кем он был? Для начала выжил из семьи мать девочек. После ушёл и брат. Дома, как рассказывают и дочери, и соседи, Михаил был сущим деспотом. Постоянно прессовал, избивал девушек, запрещал им всё и вся, унижал, издевался, превратил в рабынь. При этом одна из дочерей говорит, что отец изнасиловал её в номере отеля. Наставлял Х. на девушек и оружие — его изъяли из квартиры, а героин нашли в машине.

Чем занимался этот господин? Жил на транши одного знакомого из США, который ему был обязан. Заодно Х. представлялся сотрудником спецслужб, знакомил одних влиятельных людей с другими и, по свидетельствам, торговал наркотиками. Да и сам употреблял их. При этом ездил в Иерусалим, помогал храмам. В общем, милый человек, уважаемый в своей диаспоре, но измывающийся над родными людьми.

Сейчас Х. стараются оправдать его родственники и друзья: мол, был строгим, но не деспотом, не насильником. Только для чего трём дочерям убивать собственного отца? При этом убивать так, что скрыться уже не получится. Убивать яростно и отчаянно. А после самим вызвать полицию. Тут не пахнет расчётом — нет, тут тупая ненависть и яростная месть. Когда всё достало, когда нет иного выхода. Само преступление, то, как оно реализовано, говорит: девушки не врут — они больше не могли терпеть издевательств.

А все эти заявления о помощи близким, храмам — да кому они нужны? Сколько мы таких уже видели, внешне благопристойных, а дома ведущих себя, как свиньи, терроризирующие окружающих? Замаливание грехов — для слабых. Путь праведника в том, чтобы быть милосердным к близким.

Х. получил страшную кару. Нет ничего более кошмарного, чем быть зверски убитым собственными дочерьми. Но что теперь будет с ними, если учесть, какое давление на следствие окажут родственнички Х., его влиятельные знакомые? При этом и дочурки, что называется, хороши. Достаточно просмотреть их Instagram. Есть и мнения, что девочки тянули с отца деньги.

Всё это сейчас перемалывается, вскрывается — пытаются разобраться, кто страшнее: дочери или отец? Однако говорить надо не об этом и не о факте убийстве, а о всей истории и её причинах. Нет сомнений в том, что девочки подвергались и унижениям, и побоям. Возможно, речь идёт и о более жутких вещах. Но кто мог помочь им? Соседи видели насилие, но боялись связей Х. Знали и его знакомые, приятели, родственнички. Им было всё равно. Ну, как же — строгое воспитание.

Сколько таких девочек, девушек живёт в нашей стране? Тех, кого ежедневно терроризируют отцы? Сколько у нас жён, запуганных собственными мужьями? Что делать с домашним насилием, которое уничтожает наши семьи? При этом девушки, женщины боятся обращаться в полицию, а если обращаются, то часто их не слышат. «Ударил бабу» — для многих в нашей стране это как бы нормально. Воспитал, проучил — какие там ещё есть дурковатые оправдания?

Но говорить после жути в семье надо в первую очередь о том, что в России расплодилась когорта подонков и тиранов, измывающихся над женщинами. И виной тому — система, которая поощряет такой феодальный строй. Тираны эти в свою очередь генерируют жестокость и ненависть в своих детях, которые также вырастают искалеченными мучителями. Порочный круг, разомкнуть который необходимо.

В истории Х. нет ангелов и бесов — в каждом и от ангела, и от беса; разнятся только пропорции. И главные вопросы, претензии, как бы это ни звучало, надо адресовать не дочерям и даже не отцу, а системе, порождающей подобное, системе, выворачивающей нормальные человеческие отношения наизнанку. Ведь общество сегодня существует в когнитивном диссонансе, приводящем к безумию.

Смотрите, с одной стороны, нам постоянно твердят о скрепах, о консервативной морали с такими понятиями, как верность, благородство, честь, скромность. Однако, с другой стороны, матрица вбивает кабацкий разврат с актёрами, не знающими своих детей, героинями вписок и шлюхами из ток-шоу. Как можно остаться здоровым человеком в этом шабаше крайностей?

В моём первом романе была такая сцена. Герой смотрит телевизор, листает каналы. И вот на одном — проповедь, а на другом — порно. И это — в режиме для всей страны. От такого можно сойти с ума. Когда после проповеди священника рассказ о величии России, а сразу же после него развратные девки, рассказывающие, как правильно продавать себя.

Вот и семья Х. по-своему сошла с ума. Дочери хотели гулять, отец не разрешал. Он хотел быть правоверным, а сам занимался чёрт-те чем. Дочери впитывали одни ценности. Отец сформировался при других. Это конфликт не людей, а прежде всего двух разных систем ценностей — вот что важно. Две реальности, два мира столкнулись; новый конфликт отцов и детей — и безумие гарантировано. Так, собственно, и произошло. Что это, если не безумие, когда три дочери зверски убивают отца?

И таких семейств Х. в России множество (как бы гиньольно это ни звучало). Они тоже не находят общий язык друг с другом и тоже существуют в когнитивном диссонансе; их миры сталкиваются друг с другом. И вот об этом надо говорить, а не циклиться на тёмных делах и делишках Х. Однако сосредотачиваются на частностях, на чепухе. Как всегда. А значит, безумие будет нарастать, и подобных историй случится больше.

Как там у Брета Истона Эллиса? Американское психо. А вот вам — Алтуфьевское психо. На всю страну.