Стивен Сигал против Майкла Макфола | Продолжение проекта «Русская Весна»

Стивен Сигал против Майкла Макфола

Что Майкл Макфол как посол США в России, что Стивен Сигал как спецпредставитель МИД РФ — это очень, мягко говоря, нестандартные ходы. И раз уж Макфол — пример беспрецедентно неудачного дипломата — назвал назначение Сигала «жестом отчаяния», то можно констатировать, что один «жест отчаяния» приревновал к другому.

Макфол назвал назначение Сигала «жестом отчаяния».

Что ж, тут вот какое дело.

Что Майкл Макфол как посол США в России, что Стивен Сигал как спецпредставитель МИД РФ — это очень, мягко говоря, нестандартные ходы. И раз уж Макфол — пример беспрецедентно неудачного дипломата — назвал назначение Сигала «жестом отчаяния», то можно констатировать, что один «жест отчаяния» приревновал к другому.

Ведь кто такой мистер Макфол? Кампусный профессор-левак с романтическими представлениями о международных отношениях, понравившийся гарвардскому мальчику, сенатору первого срока, которого политическая машина Демпартии вознесла на властный Олимп. И у этого гарвардского мальчика, у Барака Хуссейновича Обамы, тоже были очень романтические, академически-активистские представления о том, как сделать так, чтобы все в мире было хорошо…. Даже сама постановка вопроса детская. Из нее потом и родились все те детские обиды Обамы и его почти истерика — что по поводу электоральных предпочтений американских избирателей, что по поводу внешней политики Москвы.

На самом деле, Макфолу в первое время многие симпатизировали. Его идея о так называемом двойном подходе к России не была лишена привлекательности и для нашей страны. Ведь о чем шла речь? Надо развивать контакты с московским официозом насколько это возможно, но одновременно активно взаимодействовать с гражданским обществом.

Вот только в голове у профессора была заведомо искаженная картинка. Ему казалось, что российское гражданское общество состоит сплошь из либеральных оппозиционеров и сочувствующих им запуганных режимом людей. И когда он наткнулся на консервативно-патриотический сегмент в нашем обществе и экспертной среде, он тут же зажмурился. То есть предал не только свою собственную теорию, но и свою любимую науку. Ученый от фактов отворачиваться не может. А Макфол отвернулся. Мол, нет-нет-нет, это все агенты Кей-Джи-Би! Ну что ж, и ученым быть перестал, и дипломатом. Стал ходячей идеологемой. И поэтому сразу, со всей либеральной страстью поверил в то, что Трамп — агент Кремля. Ибо иначе быть просто не может….

Стивен Сигал — тоже романтик. Для него Россия, гражданином которой он стал, это (пока, во всяком случае) не реальная страна во всей ее сложности, а эдакое царство-надежда. Где все еще в цене мужество и не под запретом тестостерон. Где MeеToo еще не кастрировало бизнес, политику и спорт. Где правит сильный мужик верхом на лошади с голым торсом и ружьем наперевес. Что-то такое… От лица такой страны очень хочется выступать. Это искренне, но тоже очень по-детски.

Родом Сигал из Мичигана, штата, который очень пострадал от глобализации и «конца истории». Штата, который проголосовал в 2016-м за Трампа. Если уж от лица какой Америки Сигал бы и хотел говорить, то от «трампленда». Но он же все-таки человек творческий, а таким быть за Трампа в США — фу-фу-фу.

Когда Сигал поддержал присоединение Крыма к России, он мало думал об опасности, в которой в феврале 2014-го находились русские люди полуострова. Для него это было опять же нечто маскулинно-романтическое. Море, флот, солнце… и этот рай вырван из лап изнеженной либеральной Европы. Красота!

Впрочем, Сигала ведь не послом в США отправили и не советником Лаврова сделали. Он, конечно, спецпредставитель, но по гуманитарно-культурным связям. По делам искусств, так сказать. А важнейшим из искусств, как известно, является Голливуд, в котором у Стивена была неплохая карьера. Не самая блестящая, но и не провальная.

Так что назначение Сигала — куда меньший «жест отчаяния», чем направление Макфола в Москву.

Впрочем, это не жест отчаяния. Скорее, романтическое назначение. Да, романтике не место в политике. Но в данном случае даже минимальное разбавление романтикой всех этих «выражений озабоченности международной напряженностью» и «подтверждений приверженности конструктивному диалогу» может оказаться полезным.

Будет ли Сигал успешен? Честно говоря, маловероятно. Но дадим пацану шанс, чо?

А ты, Майкл, помолчал бы лучше. Ты свою миссию провалил. Так что не ворчи.