Мамедъяров говорит и молчит одновременно | Продолжение проекта «Русская Весна»

Мамедъяров говорит и молчит одновременно

Глава МИД Азербайджана Эльмар Мамедъяров ответил на вопросы корреспондента РИА Новости Вугара Гасанова. Интервью носило многоплановый характер и касалось, в частности, предстоящего в Казахстане саммита глав прикаспийских государств, в ходе которого, как ожидается, будет подписана Конвенция о правовом статусе Каспия. Затрагивались также и перспективы урегулирования нагорно-карабахского конфликта, поскольку в сентябре в формате Генеральной Ассамблеи ООН запланирована вторая встреча глав МИД Азербайджана и Армении. Именно на эту вторую проблему мы обратим внимание, так как ответы Мамедъярова демонстрируют уровень понимания и оценки Баку ситуации, сложившейся на этом направлении.

Вопрос: «На какой стадии находится урегулирование карабахской проблемы, есть ли вероятность подвижек? Как оцениваете контакты с армянским коллегой?»

Ответ: «Переговорный процесс по урегулированию армяно-азербайджанского конфликта при посредничестве сопредседателей Минской группы ОБСЕ идет уже долгие годы. Как установлено в документе о ее мандате, Минская группа руководствуется в своей деятельности соответствующими нормами и принципами международного права, резолюциями Совета Безопасности ООН и положениями Хельсинкского Заключительного акта. Международное сообщество поддерживает суверенитет и территориальную целостность Азербайджана в рамках международно признанных границ. Урегулирование конфликта должно основываться именно на этих ключевых положениях. Хотел бы вновь напомнить, что принятые на этот счет резолюции Совета Безопасности ООН 822 (1993), 853 (1993), 874 (1993), 884 (1993) настоятельно требуют незамедлительного, полного и безоговорочного вывода оккупационных сил с захваченных ими территорий Азербайджанской Республики. Общеизвестно, что резолюции Совбеза ООН не имеют срока давности и подлежат исполнению. Поэтапная модель урегулирования, предложенная сопредседателями Минской группы, давно всем известна. В совместных заявлениях глав России, США и Франции неоднократно высказывалась позиция о неприемлемости статус-кво, основанного на факте оккупации. Увы, до сих пор мы не смогли положить ей конец. Для продвижения же процесса урегулирования нам необходимо обеспечить интенсификацию субстантивных переговоров на основе существующего формата и в рамках имеющейся повестки дня».

И далее: «Прошедшая в Брюсселе встреча (имеется в виду встреча 11 июля Мамедъяров — министр иностранных дел Армении Зограб Мнацаканян — С.Т.) стала первым содержательным контактом с моим новым армянским визави. Мы нацелены на результат и готовы к продолжению интенсивного субстантивного диалога в этом направлении. Но это должны быть содержательные и ответственные переговоры, ориентированные на результат — скорейшее начало процесса деоккупации территорий Азербайджана. Именно вокруг этого образовался тот гордиев узел, который следует наконец-то разрубить, после чего решение всех производных проблем, носящих в большей степени технический характер, приобретет совершенно иной характер и не будет сопряжено с такими трудностями».

Наш комментарий. С форматом ясно. Переговорным процессом по карабахскому урегулированию занимается Минская группа, сопредседателями которой являются США, Франция и Россия. В настоящее время переговоры ведутся на основе мадридских принципов, представленных сопредседателями в ноябре 2007 года. При этом министр иностранных дел России Сергей Лавров отмечал, что четыре резолюции наряду c шагами, которые предпринимались и Россией, позволили остановить кровопролитие, перевести его в русло политического диалога: по его словам, «с согласия всех без исключения сторон была создана МГ ОБСЕ, в рамках которой следует решить все оставшиеся вопросы, включая вопрос об освобождении территорий и о политическом урегулировании, через определение окончательного статуса Нагорного Карабаха».

Яснее не скажешь. А как быть с переговорной повесткой? Входят ли в нее вопросы реализации названных Мамедъяровым резолюций СБ ООН? Нет, не входят. Из заявлений сопредседателей Минской группы следует, что после апрельской войны 2016 года в повестку дня введена проблема создания «механизма для расследования нарушений режима прекращения огня», решать которую Азербайджан не намерен. Дело в том, что стороны неодинаково видят суть противоречий, а значит, по-разному подходят к вопросу, по поводу чего должны вестись переговоры. Баку одержал победу, когда Ереван, вопреки заявлению армянского премьер-министра Никола Пашиняна о необходимости признания Степанакерта стороной конфликта и его участия в переговорах, начал диалог в старом формате.

Но о другом Азербайджан молчит, хотя армянские эксперты открыто пишут о столкновении армянской и азербайджанской повесток относительно дальнейшего пути урегулирования карабахского конфликта. И на данный момент единой повестки переговоров, приемлемой для обеих сторон, не существует. Мамедъяров в своем интервью говорит о том, что «поэтапная модель урегулирования, предложенная сопредседателями Минской группы, давно всем известна». Тут недосказанность в том смысле, что Баку на первый план выводит принцип поэтапности в урегулировании конфликта, а не пакетного соглашения. Детали этих позиций конфликтующими сторонами не афишируются, но существующий объем данных позволяет провести определенную реконструкцию ситуации.

В начале июля Мамедъяров упоминал о том, что существует «дорожная карта» процесса поэтапного урегулирования карабахского конфликта, которая якобы «хорошо всем известна». И что договоренность, достигнутая в начале 2018 года, заключалась в том, чтобы продолжить на основе существующей повестки дня интенсивные переговоры после выборов в Армении и Азербайджане. Вообще о «дорожной карте» применительно к карабахскому урегулированию стали активно говорить где-то на стыке 2009−2010 годов, когда Казахстан, как страна — председатель ОБСЕ, пытался предложить Еревану и Баку план урегулирования конфликта. Речь шла о пошаговом процессе с конкретными этапами, когда каждый последующий этап логически вытекает из реализации предыдущего. Из этого тогда ничего не вышло.

На первый взгляд, «дорожная карта» — это явно «поэтапный» подход, которому отдает предпочтение Баку по принципу: сначала освобождение районов, а потом посмотрим. Но, по оценке многих экспертов, «дорожная карта» карабахского урегулирования не может начинаться с пункта о «возвращении оккупированных территорий вокруг Нагорного Карабаха». Первым шагом должно стать подписание всеми тремя сторонами конфликта соглашения о неприменении силы и угрозы силой на всех этапах карабахского урегулирования. Второй шаг: необходимо вводить в игру Степанакерт, без которого невозможна реализации конкретных положений «дорожной карты», но против чего по-прежнему выступает Баку. Отсюда интервью Мамедъярова демонстрирует, что азербайджанская дипломатия не готова для конструктивного диалога по урегулированию конфликта и все чего-то выжидает.

Пашинян импровизирует на этом направлении, президент Азербайджана Ильхам Алиев в Баку все чего-то выжидает, а импульсы главных внешних игроков что-либо решать в процессе карабахского урегулирования максимально нивелированы исключительно по своим геополитическим соображениям.