Саакашвили мелькнул и пропал — а святую царицу Тамару будут почитать всегда | Продолжение проекта «Русская Весна»

Саакашвили мелькнул и пропал — а святую царицу Тамару будут почитать всегда

Любая война вызывает подъем патриотического воодушевления и ненависти к противнику. Война за Южную Осетию 2008 года не была исключением. Но и в России, и в Грузии были два крупных и авторитетных сообщества, которые поддерживали дружеское общение через линию фронта.

Вспоминая войну за Южную Осетию 2008 года, можно говорить о ее политических и военных аспектах. Но нам стоит вспомнить еще один — отношения между Русской и Грузинской православной церквями.

Любая война, когда граждане разных стран убивают друг друга с оружием в руках, вызывает подъем патриотического воодушевления и ненависти к противнику. Кажется самоочевидным, что все общественные силы должны объединиться в поддержке военных усилий своего государства.

Война за Южную Осетию 2008 года не была исключением. Но и в России, и в Грузии были два крупных и авторитетных сообщества, которые поддерживали дружеское общение через линию фронта. Это были православные церкви — Русская и Грузинская. Тогдашний патриарх Алексий II выступил с обращением, в котором призвал воюющие стороны к миру. Текст этого краткого обращения стоит привести целиком:

«Узнав о боевых столкновениях в Цхинвали и его окрестностях, призываю противостоящих прекратить огонь и вернуться на путь диалога. Сейчас на земле Южной Осетии льется кровь, и гибнут люди, о чем глубоко скорбит мое сердце. Среди тех, кто поднимает руку друг на друга, — православные христиане. Более того, столкнулись друг с другом православные народы, призванные Господом жить в братстве и любви.

Знаю о призыве к миру, сделанном святейшим Католикосом — Патриархом всея Грузии Илией II. Обращаю к тем, кто сегодня ослеплен враждой, и свой горячий призыв: остановитесь! Не дайте пролиться еще большей крови, не позвольте многократно расширить сегодняшний конфликт! Проявите мудрость и смелость: сядьте за стол переговоров, в ходе которых уважались бы традиции, взгляды и чаяния грузинского и осетинского народов.

Русская церковь готова объединить усилия с церковью Грузинской для содействия достижению мира. Бог наш, Который „не есть Бог неустройства, но мира“ (1 Кор. 14:33), да будет нам в этом Помощником.

Алексий, Патриарх Московский и Всея Руси».

Кто-то был обрадован и утешен этим обращением, кто-то, напротив, горячо желал, чтобы церковь выступила на той или другой стороне. Но церковь — и в этом ее призвание — действует на другом уровне истории, более глубоком, чем текущие конфликты.

С 2008 года произошло много различных событий.

Тогдашний президент Грузии, который, собственно, и начал эту войну, Михаил Саакашвили, как персонаж лихо закрученного плутовского романа, успел оказаться заочно осужденным у себя на родине, побывать «надеждой Украины» и губернатором Одессы, разругаться с украинскими властями, устроить небольшой майдан уже в Киеве, пережить несколько неудачных попыток ареста, быть высланным…

События его жизни мелькают очень быстро, заставляя изумляться ловкости энергичного демагога и людскому легковерию. Впрочем, политика в целом и есть что-то быстро мелькающее.

История развивается как бы на нескольких уровнях.

На поверхности кипят страсти сегодняшнего дня, ненависть к тем, кто сейчас оказался врагами, горячее упование на тех, кто сейчас оказался союзниками. Причем к вечеру враги и союзники могут поменяться местами. Появляются народные вожди, окруженные восторгом и самыми светлыми надеждами, восходят к вершинам славы и популярности — а потом проваливаются в безвестность, сопровождаемые проклятиями тех же людей, которые недавно их прославляли.

Но в глубине истории есть и другое течение — менее заметное, но в долговременной перспективе более влиятельное. Его формируют люди — иногда прославленные, такие как князь Владимир или царица Тамара, иногда люди безвестные, переписывающие книги где-то в монастырских скрипториях. На этом уровне формируются цивилизации, их вера, ценности, взгляд на мир, общие представления о правильном и неправильном.

По поверхности прокатываются бури — те или иные демагоги оседлывают волны племенных страстей, необоснованных страхов и пустых надежд, чтобы на краткое время подняться на их гребне. Здесь преобладают силы хаоса и разрушения.

Но на глубине совершается медленная созидательная работа, плоды которой остаются на века и тысячелетия.

Церковь живет на этой глубине. Вернее сказать, она укоренена в этой глубине — и даже глубже, хотя отдельные ее члены могут быть верны этой глубине или нет.

Церковь — очень медленно, очень терпеливо — созидает отношения людей с Богом и друг с другом. Она сохраняет то, что кипящие на поверхности бури пытаются разрушить.

Потому что церковь видит жизнь по-другому — не из этого мира бесконечной вражды и соперничества, но из Царства Божия, где русские и грузинские святые вместе со святыми из всех народов пребывают вместе в совершенном мире, любви и гармонии небесного Иерусалима. В Русской церкви почитают грузинских святых, а в Грузинской — русских. Входя в православный храм, и грузины, и русские входят в свой родной дом и оказываются среди своих.

Поэтому церковь является миротворческой и созидательной силой — и останется ею, несмотря ни на что. Саакашвили мелькнул и пропал — а великую грузинскую святую равноапостольную царицу Тамару мы почитали и будем почитать всегда.