100 дней правительства Никола Пашиняна | Продолжение проекта «Русская Весна»

100 дней правительства Никола Пашиняна

Время поработать на позитивные перемены у новой команды пока есть, но оно не бесконечно.

17 августа в Армении отметили 100 дней работы правительства Никола Пашиняна, пришедшего к власти на волне массовых акций протеста. Известный в республике журналист и общественный деятель был утверждён в должности главы правительства («варчапета») 8 мая. Именно этот пост, а не президентский является теперь в Армении главным. Впрочем, многое зависит и от команды, которая некоторое время производила на многих, мягко говоря, неоднозначное впечатление.

Митинг в поддержку Никола Пашиняна на Площади Республики в Ереване, 17 августа 2018 г.

Накануне «ста дней» на площади Республики состоялся массовый митинг сторонников Пашиняна и «бархатной революции», анонсированный премьером как доклад перед народом о предварительных итогах своей деятельности в качестве главы государства и исполнительной власти. На массовое мероприятие, в очередной раз подтвердившее несомненные таланты Пашиняна как искусного и опытного уличного трибуна, собралось около 100–120 тысяч человек. Это, безусловно, очень много, но если бы даже на площади Республики и соседних улицах собралось не 100, а 300 тысяч человек — это не вся Армения и не весь Ереван.

Разумеется, 100 дней — слишком короткий срок, чтобы можно было делать окончательные выводы, особенно если не забывать, что нынешнее правительство фактически является временным. В действующем составе парламента большинство по-прежнему принадлежит Республиканской партии, утратившей статус правящей, но сохраняющей определённые рычаги власти. Согласно действующей Конституции, досрочные выборы объявляются в случае отставки премьер-министра и двух неудачных попыток выбрать его действующим составом парламента. В ходе выступления на митинге Пашинян пообещал инициировать конституционные изменения с тем, чтобы Национальное собрание само объявило о самороспуске.

Предполагается, что досрочные выборы в Армении могут состояться в начале следующего года, иначе неопределённость вокруг нового правительства будет нарастать. 18 августа стало известно о назначении выборов в Совет старейшин Еревана, которые пройдут 23 сентября. Столице, где сосредоточено более трети всех избирателей страны, принадлежит ключевая роль во внутриполитических процессах, и голосование в Ереване станет «генеральной репетицией» предстоящих выборов в Национальное собрание.

Затеянная Сержем Саргсяном конституционная реформа внесла в работу органов государственной власти немало неопределённости. Как пишет политический обозреватель Г. Аракелян, если всё-таки предположить, что Пашинян намерен совершенствовать механизмы государственного управления, то ему придётся менять очень многое. Вступление в должность премьер-министра создало для него как новые возможности, так и очевидные трудности, ибо его политика должна теперь обрести масштаб и долгосрочный характер. Этого ожидают не только в Армении, но и в странах проживания многочисленных армянских диаспор, которыми «ереванская весна — 2018» была встречена сильным эмоциональным подъёмом, усилив у определённой части Спюрка настроения на репатриацию с целью «строить новую Армению».

Новой командой обозначены перспективные экономические отрасли, такие как информационные технологии, туризм, сельское хозяйство и лёгкая промышленность, предприняты шаги в поддержку малого и среднего бизнеса, частичной монополизации импорта, наведения порядка на таможне и т. д. Однако способна ли обеспечить масштаб, глубину и одновременно максимально аккуратный характер требуемых преобразований нынешняя правящая команда, не однородная и подготовленная зачастую довольно специфическим образом, остаются большие сомнения.

Некоторые результаты социологического опроса, проведённого общественным клубом «Глас народа» в Ереване и марзах Армении (10 июля — 10 августа 2018 г.)

Многочисленность прошедшей накануне акции (с последующими народными гуляниями), как и данные социологических опросов, свидетельствуют о сохраняющемся кредите доверия премьер-министру Армении лично, что в немалой степени обусловлено его профессиональным умением взаимодействовать со средствами массовой информации и, как выразился один из пользователей социальных сетей, «хорошо срежессированной открытостью и искренностью».

Одной из отличительных черт минувших ста дней в Армении были громкие антикоррупционные кампании, нашедшие в обществе горячий одобрительный отклик. Глава службы национальной безопасности Артур Ванецян сделался одним из главных поставщиков «сенсационных» новостей и интриг, многие из которых будут раскручиваться дальше. Впрочем, второму президенту Армении Роберту Кочаряну, состояние которого, согласно предположениям некоторых СМИ, оценивается в несколько миллиардов долларов, обвинения в незаконном обогащении пока не предъявляются. В контексте трагических событий 1 марта 2008 года ему инкриминируется даже не причастность к убийству 10 человек, а попытка подрыва конституционного строя, что следователям ещё только предстоит доказать. Второго президента даже поместили на несколько дней в следственный изолятор (как говорят, именно в ту камеру, где в своё время сидел Никол Пашинян), но затем мера пресечения была изменена решением одного из судей, самим Кочаряном в своё время и назначенного. Конечно в нынешней ситуации всеобщей эйфории и эмоционального подъема второй президент, заявивший дашнакскому каналу «Еркир-медиа» о своём возвращении в политику, вряд ли может рассчитывать на серьёзную общественную поддержку.

В то же время по-своему вполне логичное стремление Пашиняна и его окружения укрепить собственные позиции за счёт массовых уличных акций встречает критику со стороны республиканцев. По мнению вице-спикера Национального собрания Эдуарда Шармазанова, стоявший на трибуне Пашинян напоминал не премьер-министра страны, а прежнего оппозиционного вожака, угрожающего судьям и оппонентам, грубо нарушающим презумпцию невиновности, сравнивающим с землей государственные институты и провозглашающим улицу единственным органом, принимающим решения. По мнению Шармазанова, за сто дней правления нового руководства в стране наметились опасные тенденции, включая подавление свободы слова, инакомыслия, попытки разрушения системы традиционных ценностей и многое другое. Можно было бы списать подобные оценки на ангажированность проигравших, но некоторые громкие общественные акции и кадровые назначения (в частности, в образовательной системе) действительно вызывают вопросы у части общества, которую не стоит огульно записывать в адепты Кочаряна и его «банды». Высказанные Пашиняном идеи «судебной системы переходного периода» также могут оцениваться по-разному. Наконец, пока не совсем понятно, зачем новые армянские власти всячески способствуют консолидации своих противников вокруг фигуры второго президента (команда которого якобы начала скупать некоторые армянские СМИ, включая один из телеканалов). Не исключено, что по неопытности, ибо дальнейшее расследование событий 1 марта 2008 года может таить немало неожиданностей.

Возвращаясь к борьбе с коррупцией, заметим, что определённые результаты есть, но пока сложно сказать, могла ли быть эта работа более эффективной. Высказываются опасения, что процесс может приобрести оттенок сведения личных и политических счётов, в то время как некоторые известные коррупционеры останутся «за кадром». Глава правительства объявил о подготовке комплекса мер по борьбе с коррупцией, а также о сокращении министерств и иных государственных структур.

Разумеется, звучала в ходе «отчёта главы правительства перед народом» и российская тема.

«Коррумпированные власти старались возложить ответственность за свои действия на внешние центры — мол, они не виновны в этом и внешние силы не позволяют им быть не коррумпированными. И сегодня, когда они на пути в тюрьмы, они звонят в Россию и заявляют, что все это делается против них, что борьба с коррупцией — на самом деле борьба против них. Зря не звоните, эти звонки вас не спасут, так как в Москве нет наивных людей, как и в Ереване»,
— сказал Пашинян. Накануне Роберт Кочарян заявил, что, по его мнению, Россия — не та страна, с которой можно говорить языком, на которым говорит с нею новый «варчапет». Реагируя и на этот упрёк, Пашинян заверил, что одной из внешнеполитических задач Армении является углубление дружбы с Россией и повышение уровня двусторонних отношений. Заявления некоторых представителей РПА о серьёзном ухудшении отношений с Россией он считает смешными, напоминая, что после утверждения премьер-министром он уже дважды встречался с президентом России Владимиром Путиным и трижды говорил с ним по телефону. 16 августа состоялся очередной телефонный разговор армянского и российского лидеров, в ходе которого, по сообщению пресс-службы Кремля, «обсуждались некоторые актуальные темы двусторонней повестки дня, а также вопросы взаимодействия в общих интеграционных объединениях, в частности в рамках ОДКБ». Напомним, что ранее в армянских и российских СМИ появлялась информация о возможном назначении на пост генерального секретаря ОДКБ хорошо известного в России бывшего министра обороны Армении (1999—2000 гг.) Вагаршака Арутюняна, что способствовало бы не только более эффективной работе ОДКБ, но и улучшению климата доверия в российско-армянских отношениях.

Никол Пашинян анонсировал также названный им «беспрецедентным» новый армяно-российский гуманитарный проект, о котором скоро станет известно общественности. Любопытно его высказывание о том, что апрельские события в Армении не спрогнозировал ни один аналитический центр в мире, в том числе в России, и внешнеполитические партнёры Армении ещё не оценили новую ситуацию в целом. Этим он объясняет неоднозначные оценки процессов, происходящих в республике, рядом экспертов, в частности российских.

Надо сказать, данные оценки неоднозначны и со стороны граждан самой Армении. Это хорошо заметно по дискуссиям в социальных сетях, в частности в Facebook, весьма в Армении популярном и ставшем 100 дней назад одним из важных факторов массовой мобилизации уличного протеста. Сегодня некоторые социально-бытовые проблемы в Ереване имеют тенденцию к обострению, в разных районах участились отключения воды, стало хуже с уборкой мусора, всё чаще можно слышать эмоциональные определения из лексикона столетней давности («саботаж», контрреволюция» и т. п.). И уже понятно, что без конца кивать на предшественников вряд ли получится (хотя основания для этого есть — к примеру, за 10 лет государственный долг приблизился к отметке в 7 млрд долл.). Рано или поздно надо будет предъявлять результаты собственной работы. Да и решение нагорно-карабахского конфликта, ставшего 30 лет назад эффективным инструментом массовой мобилизации в рамках Армянской ССР, на улицах и площадях вряд ли возможно. Кстати, в ночь на 17 августа азербайджанская диверсионная группа в очередной раз безуспешно попыталась атаковать один из передовых постов Армии обороны Нагорного Карабаха в Мардакертском районе.

В целом время поработать на позитивные перемены у новой команды пока есть, но оно не бесконечно. Популистские лозунги с призывами к «прямой демократии» неизбежно столкнутся с реальностью олигархического капитализма в Армении.