Берлин выдвигает идею Европы без американцев | Продолжение проекта «Русская Весна»

Берлин выдвигает идею Европы без американцев

Министр иностранных дел Германии Хайко Маас посетил территорию бывшего нацистского концлагеря Аушвиц-Биркенау в Освенциме, где отдал дань памяти жертвам Холокоста. В этом месте он, передает Польское радио, подчеркнул роль памяти и ответственности Германии за Холокост. «Я видел тысячи детских ботинок, которые были отобраны по пути в газовую камеру. Тонны волос, отнятых у людей перед тем, как их посылали на смерть. Не хватает слов, чтобы описать это самое страшное в мире место», — сказал Маас.

Визит немецкого министра был обусловлен его переговорами со своим польским коллегой Яцеком Чапутовичем. Но почему Аушвиц? Вроде бы никаких памятных дат или других поводов для посещения бывшего концлагеря на ум не приходит. Однако, считает обозреватель мюнхенской газеты Sueddeutsche Zeitung Нико Фред, у главы немецкой дипломатии присутствует «личный политический мотив». Сам Маас однажды признался, что он «пришел в политику из-за Аушвица». Вопрос в том, что именно следует из этой декларации. Можно вспомнить, что в 1999 году на тот момент министр иностранных дел Германии Йошка Фишер оправдал вмешательство НАТО в Косово, ссылаясь на Аушвиц. Для немцев тогда это было экстраординарным поступком, впервые после Второй мировой войны объединенная Германия участвовала в боевых действиях. Отсюда можно сделать вывод, что и Маас отправился в бывший нацистский концлагерь, чтобы укрепить себя в некоем принятом важном решении, что он дал понять, говоря об Аушвице:

«Это место напоминает нам, немцам, о том, что мы сделали с миллионами других. Нам нужно это место, потому что наша ответственность никогда не оканчивается. Здесь вам нужно решить: либо вы теряете веру в человечество. Либо вы обретаете надежду и силу, чтобы встать на защиту человеческого достоинства».

Туман развеялся чуть позже, когда глава МИД Германии выступил в немецкой газете Handelsblatt с программной статьей (она размещена также на сайте дипломатического ведомства), в которой призвал пересмотреть партнерство между США и Европой. Маас констатировал углубляющееся расхождение между двумя континентами, подчеркнув, что изменения начались задолго до избрания Дональда Трампа президентом США и «скорее всего, переживут его президентство», так что «пересидеть» Трампа не получится. Поэтому нужно заключить с Вашингтоном новое «сбалансированное партнерство». Объединенной Европе немецкий министр отдает роль «основы международного порядка и партнера для всех, кто привержен этому порядку». И вот что Европейский союз должен сделать. Повысить расходы на оборону и последовательно создавать Европейский союз безопасности и обороны — как «часть трансатлантического порядка и как собственный европейский проект».

Разоблачать «поддельные новости», что означает в том числе «справедливое налогообложение» европейских дочерних структур таких интернет-гигантов, как Apple, Facebook или Google. «Мы четко говорим Вашингтону: мы хотим работать вместе, — пишет Маас. — Но мы не позволим вам действовать поверх наших голов. Поэтому было бы правильным защищать европейские компании от юридических санкций. Поэтому важно, чтобы мы укрепляли европейскую автономию, создавая формы оплаты, независимые от США, учредили Европейский валютный фонд и внедрили независимую систему SWIFT». Берлин начинает серию консультаций с рядом стран (Канадой, Южной Кореей и Японией) и демонстрирует свои амбиции. По словам Мааса, в одной из его поездок «молодой американский солдат использовал момент, чтобы незаметно сказать мне: „Пожалуйста, не бросайте Америку“. Американский солдат просит немецкого политика не оставлять Америку… Может быть, нам нужно привыкать к мысли о том, что американцы говорят такие слова нам, европейцам».

На изменение тональности немецкой политики одними из первых среагировали поляки. Новая концепция Берлина означает переформатирование центров экспертной оценки и выработки решений в ЕС. Если Германия предполагает, что Трамп — это надолго и после него придут такие же, то можно позволить себе перестать, с одной стороны, провоцировать Вашингтон поддержкой антитрамповских сил в самих США, с другой, свести к минимуму существующие в Европе лоббистские структуры прежнего евроатлантического направления. Для Польши, которая ощущает себе одновременно и в ЕС, и вне его, это означает перспективу реализации «самого плохого сценария», каким станет «пророссийский и антиамериканский ЕС». На фоне недавнего визита президента России Владимира Путина в Австрию и Германию «видно, что этот сценарий начинает осуществляться», заявляют польским изданиям анонимные источники в правительстве.

В этой ситуации Варшава становится перед выбором. Ей нужен другой внешнеполитический курс. До сих пор Берлин постоянно осведомлял поляков (хотя бы формально) о своих контактах с Москвой. Судя по всему, Маас во время визита в Польшу, который состоялся спустя пару дней после переговоров Путина с канцлером Ангелой Меркель, затрагивал и эту тему тоже. Но если Варшава будет активно ставить палки в колеса Берлину, ему ничего не мешает прекратить консультации с польскими коллегами. Как замечает бывший министр иностранных дел Польши Витольд Ващиковский, сверхдержавам нужен партнер. «Партнер, который позволит Берлину урегулировать конфликты в разных регионах мира (Иран, Украина, Сирия и так далее?), — говорит Ващиковский. — Партнер, который будет поддерживать эти амбиции сырьем». Речь, конечно, идет о России. Но раз Германия, по мысли экс-министра, готова видеть партнером Москву, то что мешает Польше? Варшаве пора задуматься.