Что скрыто за бакинскими «трактовками» июльских волнений в Гяндже? | Продолжение проекта «Русская Весна»

Что скрыто за бакинскими «трактовками» июльских волнений в Гяндже?

Время от времени власти Азербайджана вбрасывали в оборот информационные сообщения о разоблачениях различных групп исламских фундаменталистов и даже террористов. Но ряд событий и сообщений июля 2018 года заставляет не просто усилить внимание к азербайджано-иранским отношениям, а даже удесятерить банальную «слежку» за открытыми источниками информации как в Азербайджане, так и в Иране. По большому счёту, до 2018 г. подавляющее большинство сведений о раскрытии и ликвидации экстремистов и террористических групп шло из северных районов Азербайджана. И это давало основания полагать, что в районах с преобладающим суннитским меньшинством (впрочем, на севере сунниты — это в основном и этнические меньшинства) активно работают эмиссары различных ваххабитских (салафитских) центров и объединений. Действительно, на севере мусульмане, будь то лезгины, аварцы, захоры (цахуры), табасаранцы, удины-мусульмане, грузины-ингилойцы и др., являются суннитами. Естественно, что в такой конфессиональной среде пропаганда салафизма запросто могла находить и, видимо, находила тёплый отклик. Учитывая же, что, по данным азербайджанских же СМИ, и в самом Баку некие круги пытались учредить ваххабитскую мечеть, особых сомнений не вызывали утверждения, что Азербайджан широко использовался и чеченскими незаконными вооружёнными формированиями и их иностранными покровителями. Например, отмечалось, что в больницах Азербайджана немало чеченских боевиков поправляли своё здоровье и проходили реабилитацию после ранений в боях с российской армией. А после разгрома бандформирований на территории России, многие чеченские боевики стали сотрудниками охраны у различных азербайджанских высокопоставленных чиновников.

Наличие в Азербайджане суннитов-салафитов, симпатизирующих террористическим организациям типа «Исламское государство» (ИГ) (организация, деятельность которой запрещена в РФ) и «Аль-Каеда» (организация, деятельность которой запрещена в РФ), по сути подтвердилось в годы сирийской войны. В особенности — в 2012−15 годах, когда сообщалось о неких исламских боевиках из Азербайджана, воевавших в Сирии против законного правительства, а также тех нацменьшинств Сирии, которые с оружием в руках предпочли поддержать президента Башара аль-Асада. Причём отлично помнится, что в одном из случаев речь даже шла о казни внутри бандгруппировки ИГ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) — мол, местные казнили уйгурских боевиков, приехавших из Азербайджана. Помнится также, что по следам той информации в Сирию ринулись даже спецслужбы Китая. И, надо полагать, не только в Сирию — вопрос попыток использования уйгуров против безопасности КНР не первый год «в поле зрения» спецслужб тех же США и Турции, и мир помнит, что пару-другую раз Пекин и Анкара серьёзно угрожали друг другу из-за «уйгурского вопроса». Так или иначе, было известно о том, что в войне в Сирии принимали участие на стороне ИГ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) и выходцы из Азербайджана, будь то те же самые уйгуры или же представители коренных (кавказских) этносов Северного Азербайджана.

Начало июля не предвещало практически ничего — ну, крупная техногенная авария на одной из подстанций Азербайджанской ТЭС в Мингечауре, после чего была обесточена большая часть республики. Ну, пленум Bерховного суда Азербайджана вернул дело лидера группировки РеАЛ, «вечного оппозиционера» Ильгара Мамедова для рассмотрения в Шекинский апелляционный суд. Вялая «текучка», как говорится, да плюс учёт того, что у Ильхама Алиева «произошёл» апрельский очередной президентских срок, после чего в Азербайджане и за рубежом опять пошли разговоры о том, что, мол, «в Баку идёт операция «Престолонаследие». Но вот в промежутках с 3 по 15 июля наступает кульминационная развязка. Теракты и беспорядки в Гяндже, со стрельбой, с покушениями, потом это нечто (!) распространяется вплоть до Апшеронского полуострова, массовые аресты по всей республике и т. д. Лучше при исследовании оперировать, конечно, сообщениями источников из Баку. Итак, в совместном заявлении пресс-служб генпрокуратуры, МВД и службы госбезопасности Азербайджана от 6 июля указано, что некто Юнис Сафаров, совершивший покушение на главу исполнительной власти города Гянджа Эльмара Велиева, прошёл боевую подготовку в рядах вооружённых формирований в Сирии: «В результате проведённых оперативно-следственных мероприятий было установлено, что это преступление, совершённое гражданином России Юнисом Сафаровым, является целенаправленным и запланированным террористическим актом». Согласно информации, «Сафаров в 2016 году в течение восьми месяцев проживал в городе Гум (Иран) [то есть Ком, или Кум — известнейший центр паломничества и религиозного обучения шиитов — прим.], а также «вместе с гражданином Азербайджана Расимом Асадовым прошёл боевую подготовку в рядах вооружённых формирований на территории Сирии». В сообщении отмечается, что вернувшийся в 2017 г. в Гянджу Сафаров в июне 2017 г. совершил нападение на сотрудника полиции, дежурившего в местном филиале Kapital Bank, и завладел его служебным пистолетом Макарова. В январе 2018 г. Сафаров уже пытался совершить покушение на мэра Гянджи, но ранил сотрудника полиции и скрылся с места преступления. «Расследование показало, что основной целью теракта Сафарова является установление в Азербайджане исламского государства, управляемого законами шариата. Для этого он должен был убить нескольких государственных чиновников с целью создания в республике ажиотажа, хаоса и страха, с конечной целью насильственного захвата власти», — говорится в сообщении. Правоохранительные органы отмечают, что Сафаров также подготовил видеообращение от имени движения «Мусульманское единство» и распространил его среди своих единомышленников за рубежом, которое должно было распространиться на территории Азербайджана в случае, если бы теракт в Гяндже удался.

Вчитываясь в этот официоз, невольно на ум идёт вопрос из классики: «А был ли мальчик?», потому что трудно поверить, что некое лицо в одиночку (!) решится осуществить — и не единичный теракт против, скажем, лично ему или кому-то из его родни насолившего мэра Велиева, а… «установление в Азербайджане исламского государства». Но дело в том, что, как с интервалом сообщали азербайджанские СМИ, 10 июля в Гяндже уже шли массовые выступления и беспорядки против местной власти. И сразу же 10 июля азербайджанские органы власти и СМИ сообщают, что «группой религиозных радикалов из 150−200 человек», организован «несанкционированный митинг», который полиция пресекла. Митингующие выступали в поддержку задержанных по делу о покушении на главу города Велиева, и в ответ на действия полиции совершили вооружённые нападения на полицейских. От рук бунтовщиков погибли два офицера полиции — зам. начальника главного управления полиции Гянджи полковник Ильгар Балакишиев и зам. начальника управления полиции Низаминского района Гянджи полковник-лейтенант Самед Аббасов. «По факту преступлений Генпрокуратурой возбуждено уголовное дело по статьям 29, 120.2.3 («Покушение на убийство при исполнении потерпевшим служебных или общественных обязанностей»), 29, 120.2.7 («Покушение на убийство двух и более лиц») и 228 («Незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение огнестрельного оружия, комплектующих деталей к нему, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств») Уголовного кодекса Азербайджана. Расследование взял под личный контроль президент Азербайджана Ильхам Алиев, который ранее обвинил в беспорядках некие «внешние силы».

Вот те на! И что же за «внешние силы»? Лицо, вступаясь за которое, в Гяндже собрались эти самые 150−200 человек — гражданин не какой-то страны, а России. «Обкатывался» в Сирии. Иран? — извините, но в городе Ком (Кум) учат, и не стрельбе из пистолетов Макарова. К примеру, иракца Муктаду ас-Садра там учили до такой степени, что он был рукоположен в сан великого аятоллы Ирака. А оружием Муктада научился владеть гораздо раньше обучения в иранском Коме. Босяков в Ком не принимают — априори у человека должны быть хотя бы первичные знания об Учении Пророка. Имел ли в виду азербайджанский президент, говоря «внешние силы», конкретно Россию? Мы не берёмся судить. Но отлично помня признания главы Чеченской автономии Рамзана Кадырова о том, что сунниты-чеченцы довольно широко были задействованы в Сирии, в том числе и как внедрённые в банды группировки ИГ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) осведомители, трудно не предположить, что россиянин, пусть и азербайджанец, Юнис Сафаров мог оказаться в Сирии «по той же линии», что и чеченцы-сунниты, которые также являлись гражданами РФ. Но дело же в том, что мы пытаемся «разгадать шараду» именно Азербайджана. И коли глава страны говорит о «внешних силах в Гяндже», то… Подчинённые или даже — бывшие подчинённые это воспринимают как приказ. Рассмотрим, как дешифровал слова Ильхама Алиева экс-глава МИД Азербайджана Тофиг Зульфугаров — человек, в своё время (возможно, и сейчас) крайне приближённый к семье Алиевых.

Как сообщал ресурс Minval. az 11 июля, то есть уже на следующий день после событий на улицах Гянджи, его комментарий был однозначен — и мы приведём слова Зульфугарова почти без купюр, потому что в них — замах и на геополитику: «В Гяндже произошла трагедия: преступниками были убиты офицеры полиции в момент исполнения профессионального долга. И снова, как и покушение на главу исполнительной власти Гянджи несколько дней назад, так и убийство полицейских сопровождается попыткой „морализации“ преступников. В частности, „шехиды“ с пропагандируемыми признаками радикального шиизма, представляются как защитники прав угнетённых. Эта идеологическая модель — явная копия иранской революционной идеологемы, основой догмой которой является то, что „шехид“, воодушевлённый примерами „мучеников“, приносит себя в жертву во имя прав, чести и достоинства угнетаемых. Даже в официальной дипломатической переписке в конце каждой ноты этот лозунг пишется вместо принятой во всем мире формулировки… „пользуясь случаем, примите заверения в весьма высоком уважении“…и т. д. Ещё со студенческих лет у меня, да и у многих, наверное, сложилось мнение о том, что друзья-сокурсники из Гянджи, в случае если их кто-то оскорбил, сами не ожидая кого-либо со стороны, давали жёсткий ответ обидчику. Поэтому вся эта навязываемая пропагандистская схема „о мученике“, приехавшем защитить „честь и достоинство“ гянджинцев (то ли из Москвы, то ли из иранского Кума), выглядит как „работа режиссёра“, мало знакомого с местными реалиями. Складывается впечатление, что-либо нам что-то хотят показать, либо действительно радикальные круги в руководстве Ирана предпринимают попытку дестабилизировать ситуацию в Азербайджане, сделать её нестабильной на долгосрочной основе и привести к столкновению шиитского и суннитского толков в нашей стране. Уверен, что расследование укажет истинных заказчиков и исполнителей этой атаки на нашу государственность.

Со времён прихода к власти Гейдара Алиева, в отношениях между Азербайджаном и Ираном действовал некий modus operandi (кодекс поведения), который тезисно можно выразить таким образом: — Мы (Азербайджан) не вмешиваемся в ваши внутренние дела, а вы (Иран) не экспортируете свою идеологию исламской революции на нашу территорию. Плохо или хорошо, но эти правила действовали на протяжении долгих лет, и вот сегодня мы видим, что какие-то силы в иранском руководстве пытаются нарушить это правило, и гянджинcкие события являются доказательством в пользу этого предположения. Многократно общаясь с иранскими государственными деятелями и дипломатами, я, как и многие в Азербайджане, хорошо усвоил одну реальность, что в отношении Азербайджана в иранской политической элите постоянно противостоят друг другу две тенденции: враждебность и конфронтационные настроения и идеи добрососедства и братского сотрудничества. В разные периоды нашей независимости то одна, то другая группировка выходили на доминирующие позиции в реализации политики в отношении Азербайджана. Сегодняшние события в Гяндже показывают, что иранские политические силы, ориентированные на конфронтацию с Азербайджаном, вышли на первый план. Почему это происходит? Очевидно, что причиной этого является не сам Азербайджан, а та ситуация, которая сложилась сегодня вокруг Ирана, в первую очередь, в результате действий нынешней администрации США. Конфронтация по линии Иран-Израиль всё ближе и ближе приближается к горячей фазе. Антииранская коалиция, к которой принуждают примкнуть страны Западной Европы, получают всё более и более чёткие организационные структуры. Думаю, что после саммита „Трамп-Путин“ в Хельсинки антииранские тенденции в российской политике также получат своё усиление. Дистанцирование России от Ирана в сторону Турции и западной коалиции на сирийском направлении тоже имеет тенденцию к постоянному усилению. Поэтому главный вопрос состоит в том, почему реакционные круги в иранском руководстве решили предпринять такие явные враждебные действия в отношении Азербайджана? Ведь в случае обострения отношений между Ираном и Азербайджаном, азербайджанская сторона получит поддержку и помощь всех вышеперечисленных противников Ирана, включая Россию, которая не собирается отдавать свое влияние в Азербайджане Ирану. Азербайджан неоднократно заявлял, что не желает быть страной, на территории которой будет осуществляться антииранская деятельность каких-либо внешних сил. Это декларация может быть пересмотрена, если иранское руководство не нейтрализует силы, совершившие провокацию против азербайджанского государства в Гяндже».

Власти-то в Баку молчат — намёк Алиева на «внешние силы» озвучил якобы отставной дипломат, но какой! Впрочем, по «внешним силам» прошёлся и пресс-секретарь МИД этой страны Хикмет Гаджиев. Попытка организации беспорядков в городе Гянджа показывает, что есть внешние силы, которых не устраивает развитие Азербайджана, заявил он, причём «речь идет не только об Армении, но и некоторых внешних силах». И — заявления экс-министра иностранных дел, имеющего, кстати, неплохие связи в Израиле. Обращает на себя уверенность, с коей неудавшийся провидец предвещал Азербайджану и миру в целом, что, мол, «после саммита „Трамп-Путин“ в Хельсинки антииранские тенденции в российской политике также получат своё усиление. Дистанцирование России от Ирана в сторону Турции и западной коалиции на сирийском направлении тоже имеет тенденцию к постоянному усилению». Как мы знаем, во время саммита Путин-Трамп в Финляндии никаких изменений, тем более — «дистанцирований», в отношениях Москвы и Тегерана не происходило. Нужны доказательства? Пожалуйста. Продолжается координация и совместные действия по зачистке Ирака и Сирии от экстремистских бандформирований, в частности, готовится операция по освобождению провинции Идлиб. Есть тенденция к совместному влиянию на процессы в Афганистане. То есть — везде, где ранее спецслужбы России и Ирана во взаимном согласии усматривали угрозу взрыва терроризма, причём по Афганистану Москве и Тегерану удалось «пристегнуть» к себе и Китай с Пакистаном, о чём свидетельствовала четырёхсторонняя встреча глав спецслужб указанных государств. Доказательства из августа 2018-го: российская делегация во главе с губернатором Волгограда Андреем Бочаровым прибыла 21 августа в город Сари, остан (провинция) Мазандаран. Цель приезда — подписание Меморандума о взаимопонимании на севере Ирана в разных областях и провести встречу с губернатором Мазандарана и предпринимателями, сообщало агентство IRNA. Ранее в Волгограде прошла выставка экономического потенциала Мазандарана. Проект Меморандума о взаимопонимании между Мазандараном и Волгоградом был включён в повестку дня выставки, и текст проекта был одобрен российскими официальными лицами и МИД Ирана. Далее — находящаяся в ИРИ с визитом делегация Минобороны РФ во главе с зам. министра обороны России Александром Фоминым ведёт интенсивные переговоры со своими иранскими коллегами. Фомин заявил, что Россия улучшит своё военно-техническое сотрудничество с Ираном в контексте своих международных обязательств. «У нас обширное сотрудничество с Ираном в борьбе с терроризмом, и это сотрудничество будет продолжаться в будущем, и будет ещё больше расти», — сказал Фомин, который встретился с зам. министра обороны Ирана Норином Тегизаде, сообщает 22 августа IRNA. Фомин заявил также, что хотя Москва удовлетворена сегодняшним уровнем военно-технического сотрудничества между двумя странами, Россия стремится ещё более повысить уровень этого сотрудничества в рамках международных обязательств.

Наконец, 22 августа министр иностранных дел РФ Сергей Лавров, комментируя недавние антироссийские заявления советника президента США по нацбезопасности, патологического русофоба и иранофоба Джона Болтона, касаясь выпада о том, что, мол, «Россия завязла в Сирии», не стал долго распространяться: «Должны быть выведены [из Сирии — прим.] в конечном итоге все иностранные силы, которые там находятся без приглашения сирийского правительства», сообщило IRNA. Императивный приказ министра иностранных дел РФ относится как к Турции, так и к «западной коалиции» во главе США, но никак не к Ирану, который на протяжении 2014−18 гг. неоднократно заявлял, что иранские военные советники находятся в Сирии по приглашению легитимного правительства Сирии для борьбы с терроризмом, что всякий раз подтверждало и правительство в Дамаске. Чтобы было понятно, что имел в виду мистер Болтон, напомним, что он 23 августа встретился с секретарем Совета безопасности РФ Николаем Патрушевым в Женеве, но накануне встречи заявил: «Мы посмотрим, о чём мы и другие сможем договориться в плане урегулирования конфликта в Сирии. Однако одним предварительным условием является отвод всех иранских сил обратно в Иран». Безмозглость американского советника очевидна — никто не в силах заставить шиитов Ливана или Индии, или Пакистана, или Афганистана и так далее, «уйти» конкретно в Иран, не говоря уже об официальном обязательстве всех шиитских ополчений соседнего Ирака воевать за «шиитские святыни» в Сирии. Слова же Лаврова — это калька того, что будет продолжать внушать американским партнёрам и их израильским «контрагентам» и сам глава МИД РФ, и, естественно, господин Патрушев, как и другие высокопоставленные российские переговорщики в контактах с представителями США. Вопрос присутствия военных советников Ирана в Сирии — это прерогатива сирийской и иранской договаривающихся сторон.

Итак, в геополитике семья Алиевых и Тофиг Зульфугаров явно опростоволосились. Провальное перспективное «прогнозирование» — бич властей и актуальных элит не только Азербайджана. В Закавказье, к сожалению, почти не осталось вменяемых политиков в актуальных правящих элитах, которые умели бы чётко и жёстко ориентироваться хотя бы по пресловутым «сигнальным словам» или «сигнальным информациям». В Грузии мы это лицезрели на примере военной авантюры режима Михаила Саакашвили в августе 2008-го. А в Армении, не далее как в 2017-м, автор данных строк при общении с очень высокопоставленными функционерами некогда правившей Республиканской партии был вынужден неоднократно выслушивать «прогнозы» о том, что «после футбольного чемпионата мира», или — «в 2019 году», «Путина свергнут». Объективности ради, республиканцы и их прислуга мечтали об этом с 2011−12 гг., на тот период железно отвергая минимальную возможность третьего президентского срока Владимира Путина и готовясь… ко второму президентскому сроку Дмитрия Медведева — строго «по лекалам» госдепартамента США… И тот факт, что, например, посол США в Армении Ричард Миллс настолько уверовал в победу… — тут возьмём паузу и не станем интерпретировать то, как именно воспринимает главный американский дипломат в Ереване администрацию премьера Никола Пашиняна — внутри Армении, что 14 августа заявил: армянские предприниматели должны «консультироваться с посольством США» прежде чем вести бизнес с иранскими компаниями. Посол отметил, что консультация с посольством необходима якобы с той целью, чтобы армянские предприниматели сами не попали под антииранские санкции его страны. Подобного стирания суверенитета и унижения со стороны США Армения давно не видела — с момента отповеди в начале двухтысячных послу Лемону, после чего власти Армении ускоренными темпами вместе с Ираном реализовали договор о строительстве газопровода Иран-Армения. Эти напоминания необходимы для того, чтобы читателям была наглядно видна полнейшая зависимость властей не только Азербайджана от того, что им диктуют центры внешнего управления, но и Грузии с Арменией.

Вернёмся к вопросу — а что же имело место в Гяндже и других населённых пунктах Азербайджане в июле? По Гяндже — неразбериха, даже в сообщениях сил правопорядка. Например, писали — «около 40 человек задержаны». Через две строки буквально — идёт иная информация: «Задержаны 11 участников преступления, один из них был ликвидирован». Затем пошли сообщения об арестах в других частях Азербайджана. В частности, Sputnik Азербайджан со ссылкой на правоохранительные органы сообщал, что в Сумгаите «задержаны 18 членов радикальных религиозных групп и поддерживающих их активистов из числа радикальной оппозиции», «задержанные планировали беспорядки в стране, подобные произошедшим 3 и 10 июня в Гяндже». «Атака» И. Алиева на «внешние силы», поддержанная Х. Гаджиевым и Т. Зульфугаровым — это отражение достоверной информации о причастности Ирана, или домысел, надиктованный «держателями акций» всяких Джонов-болтонов? Не говоря уже о том, что вообще почти не было информации о том, что в Сирии на стороне шиитов воюют граждане или выходцы из Азербайджана, допустим, с российским паспортом. Со стороны салафитских группировок — да, граждане Азербайджана, или те же «уйгуры из Азербайджана», были замечены. Но что-то подсказывает, что Баку не заинтересован в установлении реальных фактов и просто устраивает шоу в угоду внешним силам, правящим бал в современном Азербайджане. До сей поры антииранский вектор выражался в основном в подавлении, например, проирански настроенных жителей посёлка Нардаран, которые многократно запомнились тем, что при тех или иных манифестациях сжигали флаги США и Израиля. Да и «посадками» якобы «за шпионаж в пользу Ирана» ряда азербайджанских журналистов. А теперь уровень подрос — Тегеран в косвенной форме обвиняют… в причастности к терроризму в Гяндже. Ну, а кто у нас на планете весь 2018-й агитирует тех же Россию и Китай «признать» Иран страной, поддерживающей терроризм? Конечно, США и Израиль. Вот так по-глупому, незатейливо власти Азербайджана доказали свою полную подчинённость стратегам и спецслужбам Вашингтона и Тель-Авива.

Но мы-то не слепые и амнезией не мучаемся, помним, что в 2018-м Азербайджан в первый раз попытался обвинить Иран в антиазербайджанской «работе» ещё в июне. Приведём сообщение от 21 июня азербайджанского агентства АПА. На проходящей по территории Джалилабадского района части азербайджано-иранской границы произошел вооружённый инцидент: «Согласно информации, между азербайджанскими пограничниками и нарушителями границы, оказавшими им сопротивление, произошла перестрелка. По предварительным данным, во время перестрелки пулевое ранение получил военнослужащий из Балакенского района Рамазан Курупов. Курупов госпитализирован в реанимационное отделение Джалилабадской районной центральной больницы. В связи с произошедшим начато расследование». В отличие от сообщений июля, в июне Тегеран отреагировал жёстко, но многозначительно — устами министра внутренних дел Ирана Абдолрезы Рахмани Фазли заявил следующее: «Азербайджан и Иран работают над обеспечением безопасности, на границе между двумя странами никаких проблем нет. Границы открыты и никаких опасных инцидентов нет. На наших границах нет незаконного передвижения и контрабанды. Между пограничниками двух стран проводятся регулярные встречи. Конечно, на границе происходят некоторые инциденты, которые нам удается предотвратить». А вот конкретно по инциденту 21 июня министр Фазли подчеркнул: «Чрезвычайное происшествие имело место на территории Азербайджана. Однако я поручил пограничным войскам досконально расследовать этот вопрос и доложить. Суть произошедшего будет установлена позже. Сейчас же пока видно, что это произошло на территории Азербайджана в 2 км от границы».

В июне слова Фазли отбили охоту у Азербайджана продолжать разговор о «нарушителях границы», подстреливших азербайджанского военнослужащего. По июльским обвинениям из Баку иранская сторона, видимо, решила вообще не отвечать — настолько виден заказной характер антииранской истерии, вброшенной усилиями И. Алиева, Х. Каджиева и Т.Зульфугарова. Так что придётся Азербайджану вслед за «а» сказать и «б» — если Баку считает, что «гянджинский стрелок» Ю. Сафаров воевал в Сирии и именно как шиит-доброволец, чуть ли не «инструктированный» в Коме, то азербайджанские органы обязаны также указать, за какое именно шиитское ополчение сражался г-н Сафаров в Сирии. А может быть, он воевал за ополчения курдов, ассирийцев, друзов, армян, в конце концов? Ведь в Сирии шиит мог воевать только на стороне Дамаска и проправительственных сил. Или же всё-таки «гянджинский стрелок» — не шиит, а суннит-салафит? «Выстрелив» якобы по Ирану в июле, элита Азербайджана сама себе поставила «детский мат», ибо, как говорится, «дьявол кроется в деталях». Но ведь ясно, что экс-«сириец» Ю. Сафаров, даже если на его поддержку вышла «группа религиозных радикалов из 150−200 человек», — этого слишком мало, чтобы устроить «установление исламского государства» даже в одной Гяндже, не говоря обо всём Азербайджане.

ИГИЛ — запрещенная в России террористическая организация!