Платить и не каяться | Продолжение проекта «Русская Весна»

Платить и не каяться

Попытка некоторых российских журналистов представить как «поощрение доносительства» утверждение Министерством внутренних дел положения «О назначении и выплате полицией вознаграждения за помощь в раскрытии преступлений и задержании лиц, их совершивших» — это, конечно, цинизм, который объясняется довольно просто.

Во-первых, лето, писать не о чем, а потому хочется «хайпануть» — так начинает работать фабрика изобретения сенсаций. Во-вторых, изрядная часть нашей креативной публики смотрит на правоохранительные органы глазами шпаны.

На самом деле никаких очередей в отделениях полиции с жалобой на соседа, что подозрительно шуршит по ночам, не будет. Если взглянуть на реальный документ, который вызвал столько шума, то никаких даже самых отдаленных признаков поощрения платного доноса, то есть осведомления властей о действительных или мнимых преступлениях с целью получить деньги, там нет и в помине. В положении МВД говорится совсем о другом. О материальном поощрении граждан в раскрытии уже совершенных убийств или краж, по которым ведется оперативно-розыскная деятельность, и в поимке уже установленных подозреваемых.

При этом сообщить можно только ту информацию, о необходимости которой официально объявлено на сайте МВД, и ловить имеет смысл только тех преступников, которых и без того уже ищет полиция. Обращение придется зарегистрировать — никаких анонимок принимать не будут.

По сути, полиция объявляет тендер на получение важной информации, предлагая более чем серьезный гонорар — за такой рядовому оперу работать от полугода до трех лет. По этой причине изобретатели сенсаций уже выдумали «коррупционную схему»: мол, сотрудники будут делиться добытой информацией с гражданскими и «откатывать» им премию. Нужно считать совсем наивными работников центрального аппарата МВД, чтобы предположить, что они возможность таких ходов не предвидят.

Размер заявленной суммы подтверждает, что речь при объявлении награды будет идти действительно о серьезных преступлениях и о такой информации, которую рядовому оперу добыть не так-то просто. Прежде всего, вознаграждение должно помочь проникнуть в сильно криминализованные социальные среды, которые не вполне прозрачны для наших силовиков. Например, чудовищно опасна наркоторговля, в этой сфере все стало предельно анонимно благодаря даркнету. Проникнуть в подполье и его хорошенько потрепать без денежной заинтересованности будет непросто. Нагруженный золотом осел возьмет, как известно, любую крепость, и при защите общего блага его нужно применять так же решительно, как и любые другие законные средства.

Появятся ли в России профессиональные охотники за головами, такие, каких любят изображать в фильмах о Диком Западе? Разумеется, нет, ведь у нас отсутствует главное условие — свободная продажа и использование оружия. Устраивать перестрелки в прериях поверх голов мирных граждан некому и незачем. На фоне стабильности государства и по сравнению с 90-ми убийств и грабежей стало гораздо меньше. Значительная часть этих преступлений приходится на специфические среды — алкоголиков и бомжей, внутренние конфликты мигрантов, так что вероятность стать жертвой у обычного гражданина не слишком велика. Шальные пули над головами не свистят.

Для того чтобы поддерживать низкий уровень криминальности общества, и дана МВД эта возможность разгребать «завалы» на трудных участках — наказание станет неотвратимым и для тех, кто хорошо схоронился и все просчитал.

Преступление — не только действие конкретного злоумышленника: в большинстве случаев оно продукт совместного творчества людей, которые либо прямо содействуют нарушению закона, либо закрывают глаза, считая, что «стоит помочь своему» или «не мое дело». Эту комфортную для преступности среду нужно разрушать любыми способами, в том числе и введением награды за информирование полиции. Необходимо, чтобы нарушители закона всегда вынуждены были считаться с тем, что если не добровольно, так за деньги найдется тот, кто о них сообщит.