Вьетнамский гость | Продолжение проекта «Русская Весна»

Вьетнамский гость

Мода на наваристый вьетнамский суп «Фо Бо» распространилась по городам России и сделала вьетнамцев ближе и понятнее. Но серьёзный вьетнамский человек, прилетающий в Сочи на встречу с российским президентом, будет обсуждать совсем не вопросы вьетнамской кухни. Это генеральный секретарь правящей Коммунистической партии Вьетнама Нгуен Фу Чонг. Хотя официально в стомиллионном Вьетнаме во главе страны стоят четыре человека: спикер парламента, президент, премьер и генсек, соотношения между этими четырьмя меняются.

Сегодня Чонг, бесспорно, первый среди равных. Он глава политбюро, глава военной комиссии, бывший спикер парламента — то есть человек с обеими руками на штурвале страны. Опыт международных контактов на высшем уровне у него тоже есть: он вёл переговоры с президентом США Обамой, с президентом Франции Макроном, встречался с британским премьером, договаривался с китайцами и японцами.

Одна недавняя история подчеркнула умение Чонга решать проблемы. Из Вьетнама удрал в Германию (ну, скажем, выбрал свободу) крупный партийный функционер и глава нефтегазового концерна по имени Чинь Суан Тхань. Прежде чем выбрать свободу, он причинил ущерб своей корпорации в размере 125 миллионов долларов, да ещё взял взятку в полмиллиона евро, чтобы не скучать в Германии. Немцы только посмеялись в ответ на требование вьетнамцев выдать взяточника и расхитителя.

Русские в таких случаях огорчаются. Убежал в Лондон расхититель пенсионного фонда Борис Минц — с миллиардом долларов в кармане. Мотылёв — с миллиардом в Лондон. Ананьевы — с подобной же суммой на Кипр. Когда Россия требует их выдачи, беглецы сразу объявляют себя принципиальными противниками Путина. Остаётся возмущаться.

Но вьетнамский генсек не захотел огорчаться и возмущаться. Вскорости нефтяник-расхититель уже был в Ханое, выступил перед телекамерами и сказал, что его замучила совесть, вот он и вернулся. Он предстал перед судом и получил пожизненное заключение.

У немцев была другая версия, по которой из Вьетнама в Берлин вылетела красотка, которая быстро завязала флирт с беглым нефтяником, а когда пара пошла на прогулку по Тиргартену, нефтяник был схвачен вьетнамскими джеймсбондами, упакован и доставлен на родину. Настал черёд немцев возмущаться. Но пусть лучше они возмущаются, сказали вьетнамцы.

«Это дело рук Чонга!» — сказали немцы. Ведь генсек не только руководит партией, которая не отдаёт власти желающим порулить, — он ещё и глава Чрезвычайной комиссии по борьбе с коррупцией.

Генсек Нгуен Фу Чонг недавно был переизбран на второй срок — во многом благодаря своей кампании за искоренение коррупции. Вьетнамцы считают его безукоризненно честным — и это на фоне слабины по этой части, которую дал предыдущий премьер Вьетнама Нгуен Тан Зунг. Тот раздал немало госкорпораций дружкам-функционерам, которые не справились с работой. Генсек добился смены премьера и провёл решение, по которому не справившийся менеджер госкорпорации должен из своего кармана покрыть ущерб. Если не что похуже.

Правящая Компартия Вьетнама хочет остаться у власти, но для этого ей нужно «подтянуть носки», сказал Чонг. Индустриализация в основном аграрной страны должна идти быстрыми темпами. Госкорпорации должны стать эффективными, никаких дружков у власть имущих быть не должно. Партия должна трудиться на благо народа. А воры должны сидеть в тюрьме, даже если они называют себя оппозиционерами.

Наверняка он сможет поделиться своим ноу-хау с русским президентом во время встречи 6 сентября. Переводчик им не понадобится: Нгуен Фу Чонг учился в Советском Союзе и защитил тут кандидатскую диссертацию.

Отношения с Россией важны для Вьетнама: хотя торговля с Китаем в разы больше, всё вьетнамское оружие — русского производства. Русские военные корабли заходят во вьетнамские порты. Вьетнам стал первым государством, с которым Евразийский экономический союз (ЕАЭС) заключил соглашение о свободной торговле. Есть и традиционная дружба, которая тоже многого стоит. Сейчас Вьетнам надеется на поддержку России при получении статуса непостоянного члена Совбеза ООН. Есть и двусторонние договоры, концессии, смешанные предприятия. Для ускоренной индустриализации Вьетнама может пригодиться русский опыт.

Встреча русского и вьетнамского руководителей особенно важна в пору острой политической международной нестабильности, в которую вошёл мир два года назад. Рассыпаются международные соглашения, нормы международного права оказались под угрозой. В это время лидерам двух великих государств нужно встречаться, обсуждать общие проблемы и вызовы и решать сообща, как на них отвечать.