Иран и Россия «совместно обуздают» в Сирии непрошенных «гостей»? | Продолжение проекта «Русская Весна»

Иран и Россия «совместно обуздают» в Сирии непрошенных «гостей»?

После саммита президентов Ирана, России и Турции в Тегеране прошли считанные дни, а мир уже может видеть так называемые косвенные последствия этих консультаций, пусть даже они напрямую не связаны с Сирией и послевоенным урегулированием в этой стране. Так получилось из-за дипломатического календаря, что уже 8 сентября в Москве президент РФ Владимир Путин принимал для крайне важных переговоров премьер-министра Армении Никола Пашиняна. Армении, которая разными нитями связана не только с Россией (в регионе), но и с Ираном. Однако же и для предположений, и для подведения предварительных итогов встречи Путин-Пашинян время ещё не настало. И виной тому — не только крайне ограниченное информационное обеспечение, но и тот факт, что пока вовсю «громыхают» последствия трёхстороннего саммита в Тегеране. Хотим особо подчеркнуть — какая-то часть обсуждений в Тегеране по Сирии, судя по высказываниям Пашиняна, затрагивалась и во время его московских переговоров с Путиным. Иначе быть просто не может — вкратце обратим внимание читателей на то, что премьер Армении сказал о том, что в Сирии у России и Армении обширная совместная «гуманитарная программа».

Мы склонны ещё раз напомнить и подчеркнуть — изюминка консультаций состояла в том, что к переговорам президентов трёх стран как бы «внезапно подключился» и верховный лидер Исламской революции, он же — высшая власть в Иране, аятолла Сейед Али Хаменеи. И, как оказалось, в его повестке дня была встреча не только с Путиным (с друзьями не «встречаются» — их радушно принимают и говорят открыто по душам), но и с главой Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом. Даже с точки зрения национальных интересов Армении такие встречи и переговоры имеют для сохранения и усиления национальной государственности куда как более серьёзное значение, чем личные (или даже государственные) разговоры и переговоры лидеров Армении во внешнем мире. И точно такое же испытывают руководства всех государств Закавказья — как «общепризнанных», а также «частично признанных», так и «непризнанных». Ведь, учитывая, что в Тегеране была и отдельная встреча Путин-Эрдоган, ни в коей мере не следует исключать, что помимо Сирии и судьбы протурецких террористов в провинции Идлиб, президенты России и Турции «прошлись» по всему комплексу вопросов, составляющих ядро двусторонних отношений Москва-Анкара, а также — по комплексу вопросов, связанных с присутствием интересов России и Турции во всех странах Закавказья, соответственно — и во всех зонах конфликтов, которые считаются или являются неурегулированными.

Но когда «рядом» с Россией и Турцией и не менее активно участвует Иран — следует понимать, что Москва и Анкара просто не посмеют игнорировать интересы Тегерана. Да это и не выгодно России и Турции — «закрывать глаза» на Иран, как говорится, «себе дороже». И поэтому вначале следует разобраться, что же происходило во время встреч аятоллы Хаменеи с Путиным, а затем — и с Эрдоганом. Ведь верховный лидер Ирана не так уж часто принимает у себя глав других государств. Конечно, российский президент — исключение в этом плане: у Путина, ещё раз напомним, это была уже третья или четвёртая встреча с аятоллой Хаменеи, глава РФ — воистину рекордсмен мира по числу прямых диалогов с Верховным лидером Ирана. Далее — председатель КНР Си Цзиньпин, кстати. А вот главы Грузии, например, не могут похвастать и одной личной встречей с аятоллой Хаменеи, у Армении были такие встречи — Роберта Кочаряна (декабрь 2001 г.) и Сержа Саргсяна (апрель 2009 г.). Мир дипломатии тонок и сложен — и дипломаты понимают, в чём тут загвоздка, что государство, провозглашающее своим приоритетом стабильные, надёжные и доверительные отношения со всеми без исключения соседями, с неким особым воздержанием относится к закавказским республикам. К слову — даже, казалось бы, единоверец Ильхам Алиев, если нам не изменяет память, был принят аятоллой Хаменеи лишь 3 раза — в 2005, 2016 и 2017 годах. И если быть очень привередливыми к памяти, то нетрудно понять — почему после 25 января 2005 г. отношение высшей власти Ирана к И. Алиеву ухудшилось, как и то, почему в последние годы Иран сосредоточенно отслеживает Азербайджан и шаги его президента на международной арене.

Итак, о чём же говорили верховный лидер Ирана и президент России? Обратимся к данным иранского государственного агентства IRNA: выразив на встрече с президентом России Владимиром Путиным и сопровождающей его делегацией надежду на плодотворность трёхсторонней встречи в Тегеране и указав на речь российского президента о необходимости большего расширения двустороннего сотрудничества, аятолла Али Хаменеи заявил: «Сотрудничество Ирана и России по Сирии является ярким примером и очень хорошим опытом сотрудничества двух стран, которое, говоря буквально, означает синергию». Верховный лидер назвал вопрос Сирии успешным примером сдерживания США и отметил: «Теперь американцы потерпели настоящее поражение в Сирии, не достигнув своих целей». Пояснив цели США в начале событий в Сирии, в частности, после свержения правительств, связанных с США в Египте и Тунисе, он сказал: «Американцы намеревались использовать создавшуюся в то время ситуацию в арабских странах, чтобы компенсировать удар по Египту и Тунису в Сирии путём свержения правительства — сторонника сопротивления. Но сейчас они полностью повержены».

Верховный лидер назвал санкции США против Ирана, России и Турции очень сильным общим моментом для расширения сотрудничества, добавив: «Исламская Республика Иран и Россия, помимо расширения политического и экономического сотрудничества, должны серьёзно проследить за достигнутыми на Тегеранском саммите соглашениями». Айатолла Хаменеи также сделал акцент на экономических сделках, осуществляемых вне долларовых рамок. 

Указав на заявления Путина в отношении СВПД, лидер заявил: «Исламская Республика Иран до сих пор была привержена своим обязательствам по СВПД, однако европейцы не выполнили свои обязанности. Является неприемлемым, что мы полностью будем выполнять свои обязанности по СВПД, а они — нет». Айатолла Хаменеи назвал благожелательной точку зрения президента России на СВПД, и отметил: «Исламская Республика Иран в отношении СВПД займёт ту позицию, которая будет отвечать интересам и достоинству страны и нации». Он добавил: «Несмотря на то, что в отношении Ирана американцы сейчас поднимают ракетные и региональные вопросы, их проблемы с Исламской Республикой Иран выходят за эти рамки». Верховный лидер также отметил: «Американцы уже 40 лет хотят искоренить Исламскую Республику Иран, однако за этот период у нас произошёл рост более чем в 40 раз. Именно такая стойкость Исламской Республики Иран и её успехи являются ещё одним примером обуздания Америки». Аятолла Хаменеи отметил наличие оснований для того, чтобы Россия играла политическую роль в решении других проблем региона, указав на ужасающие условия, в которых находится народ Йемена, и убийство его саудовцами, добавив: «Саудовцы ни за что не добьются своих целей в Йемене и не смогут поставить на колени сопротивляющийся народ Йемена».

На встрече, где также присутствовал Исхак Джахангири, первый вице-президент Ирана, президент России высоко оценил переговоры по двусторонним вопросам и по Сирии со своим иранским коллегой, назвав их плодотворными и очень хорошими, и заявил: «На этих переговорах мы подчеркнули расширение двусторонних отношений во всех областях, и в особенности, экономическое и торговое сотрудничество». Владимир Путин также добавил: «В энергетическом секторе мы предложили новый проект строительства атомной электростанции и маломощных электростанций, изучили вопрос об электрификации железнодорожных линий и увеличении объёма продаж иранской нефти».

Российский президент отметил, что масштабы и возможности для развития отношений двух стран гораздо больше имеющегося сейчас уровня сотрудничества, и указав на препоны, создаваемые в этом отношении Соединёнными Штатами различными средствами, в том числе с помощью финансовых операций, сказал: «Американцы, накладывая ограничения на финансовые операции, совершают стратегическую ошибку, так как ценой политического и краткосрочного успеха будет подорвано доверие к доллару в мире, и он ослабнет». Президент России назвал СВПД следующей осью двусторонних переговоров с президентом Ирана и выразил сожаление по поводу несоблюдения своих обязательств некоторыми сторонами сделки: «Американцы своими неуместными действиями разрушили условия, а европейцы из-за зависимости от Америки фактически следуют за ними, хотя и заявляют, что ищут пути спасения СВПД».

Таким образом, Али Хаменеи ещё раз предложил президенту России объединить усилия двух стран в фрагменте всестороннего «обуздания США, так как они представляют опасность для человечества, а возможность их обуздания существует». Судя по ответам и заявлениям Путина, на которых сделало акцент агентство IRNA, российский президент уже дал понять Ирану, что тому не следует рассчитывать и на то, что в противостоянии Иран-США европейские страны сохранять свою самостоятельность. Иными словами, призыв аятоллы к совместному «обузданию США» нашёл тёплый отклик у Путина, более того, он дал понять, что «обуздать» надо не только США, но и ЕС. И если помнить, что вскоре ожидается официальный визит в Китай министра обороны ИРИ бригадного генерала Амира Хатами, то мир вправе предположить, что к согласовываемым совместным ирано-российским шагам по «обузданию Америки/Запада» может без излишней огласки присоединиться и КНР.

Мы привели цитату из сообщения IRNA почти полностью, чтобы исключить разночтения и не дать почву для произвольных трактовок заявлений Али Хаменеи и Путина. А теперь предлагаем ознакомиться с эпизодом интервью, данного директором Организации по атомной энергии Ирана (АЕОИ) Али Акбаром Салехи уже 8 сентября газете Iran Daily. «Лидер Исламской революции аятолла Али Хаменеи отдал приказ о запуске и завершении строительства очень продвинутого подразделения по строительству современных центрифуг. Лидер также отдал приказ начать разработку систем для атомных морских судов, что является 10−15-летним проектом», — сказал Салехи. О судьбе ядерной сделки, также известной как Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД), он сказал, что Иран может отказаться от СВПД, но «я надеюсь, что благодаря сотрудничеству остальных участников сделки этого никогда не произойдёт». Заявления г-на Салехи, как мы видим, касаются исключительной ядерной сферы Ирана и планов страны на ближайшее будущее («10−15 лет»). Сопоставляя признания Салехи с сутью переговоров Хаменеи с Путиным, мы получаем основания для предположения, что планы получить новые центрифуги и создать атомный морской флот — это тоже итог двусторонних переговоров 7 сентября в Тегеране, и если бы у Ирана не было на руках твёрдых гарантий из рук президента РФ, то Салехи вряд ли бы огласил планы своего ведомства уже 8 сентября. Соответственно, вполне уместно предположение, что призыв верховного лидера Ирана о «совместном обуздании США» был принят российским президентом по меньшей мере для глубокого изучения. Хотя, судя по предварительным договорённостям в атомной сфере, — можно предполагать, что Путин принял предложение Али Хаменеи.

Будет ли эта ситуация — «совместное обуздание США», которое неминуемо затронет и Армению, и всё Закавказье, как и ожидающееся ситуативное противодействие Вашингтона этому «совместному обузданию», как и усиление сотрудничества Ирана и России в атомной сфере и т. д., — отражаться на положении стран Закавказья? Несомненно — да. Долгое время с одинаковой колебательной частотой вилявшая из стороны в сторону Армения в этом плане — самое слабое звено региональной стратегической мозаики, что, кстати, косвенно было признано Николом Пашиняном в его интервью изданию «Коммерсант». Речь о том эпизоде, когда он говорит, что уже допустил российских специалистов и экспертов на военные биолаборатории Пентагона США на территории Армении. Тема широкая, и о ней, как, впрочем, о всём спектре армяно-российских отношений, поговорить следует отдельно. Но в данном случае хотим вот что напомнить. В Москве «в верхах» дилетантов куда меньше, чем сегодня в структурах армянской власти, и там считать умеют, как и с географией в ладах. Российские лидеры, в том числе и министр иностранных дел РФ Сергей Лавров, отлично понимают, что не так давно участившиеся случаи заражения скота в ряде республик Северного Кавказа — итоги, скорее, «работы» биолабораторий США на территориях Грузии и Азербайджана, чем биолабораторий, расположенных в Армении. В этой связи считаем необходимым кое-что напомнить: ранее официальный представитель МИД РФ Мария Захарова выражала обеспокоенность наращиванием медико-биологической активности Вашингтона у российских границ. А на заседании Совета по развитию гражданского общества и правам человека президент России Путин указывал на то, что в России непонятно с какой целью собирают биологический материал представителей различных этносов. Пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков уточнил, что информацией о таком сборе некими эмиссарами и НПО располагают российские спецслужбы. Далее в Алма-Ате 10−11 июня прошли заседания Совета министров иностранных дел ОДКБ СНГ, и глава российского МИД Сергей Лавров поставил ряд острых вопросов перед своими союзниками по ОДКБ — в частности, перед Казахстаном и Арменией, «другим острым вопросом, которым озабочены российские спецслужбы, стало размещение на территории Казахстана и Армении референс-биолабораторий США, которые занимаются сбором биоматериалов. Безусловно, это беспокоит Москву, которая исходит из того, что эти лаборатории вокруг российских границ могут быть использованы против России».

А теперь напомним, что в Иране давно подозревают США и Израиль в ведении биотеррористической войны против Исламской Республики. В частности, глава Организации пассивной обороны Ирана генерал Голам Реза Джалали ещё в октябре 2012 г. заявил, что в связи с повышением угрозы биотерроризма в Иране создан штаб по борьбе с бактериологическим оружием . Шесть лет назад генерал Джалали говорил, что неприятели ИРИ имеют возможность применить в борьбе против Ирана оружие, отравляющее людей, животных, землю, воздух, воду и т. д.: «Будет создана специальная лаборатория, проводящая тестирования на случай проявления биотерроризма. Данный проект осуществляется при координации с министерством здравоохранения, министерством сельскохозяйственного джихада и другими соответствующими структурами страны. В ближайшее время в Иране будут проведены военные учение сотрудников Штаба и структур по борьбе с бактериологическим оружием». А уже 20 июня 2018 г., то есть спустя примерно неделю после заявлений С. Лаврова в Алма-Ате, командующий подразделением безопасности КСИР Ирана генерал Али Насери сообщил, что борьба с биотерроризмом — одна из задач КСИР, рассказал о мерах, принятых военными КСИР для защиты властей и населения от нападений биотеррористов, заявив, что Департамент проводит учебные курсы и специалисты разработали соответствующее оборудование для данных целей.

КСИР обязан бороться с любыми угрозами и готовить необходимые средства и учебные программы, включая планы по борьбе с биотерроризмом, и «элитные части КСИР готовы противостоять биотерроризму». Генерал отметил, что необходимые учебные программы и оборудование большей частью является разработкой иранских специалистов: «Биотерроризм — разновидность терроризма, заключающаяся в использовании правительством, организацией или индивидуумом биологического оружия против населения. В этом случае в качестве оружия выступают микроорганизмы или ядовитые соединения, произведённые микробами».

Сопоставление обеспокоенности России нахождением военных референс-биолабораторий Пентагона США (ориентируемся на слова Лаврова — в Казахстане и Армении, хотя, безусловно, Москву интересуют все референс-биолаборатории по периметру её границ — на Украине, в Грузии, в Прибалтике, Азербайджане) с заявлениями Тегерана о специальном Штабе по борьбе с биотерроризмом и о передаче этого дела в ведение подразделений безопасности КСИР, даёт нам искомый вероятный результат. В июне в Алма-Ате, высказывание требование России о допуске в эти референс-биолаборатории, в частности, на территории Армении, Лавров действовал по просьбе иранских властей. Если мы правы в этой догадке, и если не врал премьер Пашинян в интервью изданию «Коммерсант», и российские специалисты уже посетили американские референс-биолаборатории в Армении, то следующим государством, которое потребует у Пашиняна свободного доступа в эти биолаборатории в Армении, станет именно Иран. Ибо удобней всего применять «микроорганизмы или ядовитые соединения, произведённые микробами», возможно, сконцентрированные в американских референс-биолабораториях в Армении, именно и как раз против Ирана… И давайте априори согласимся — совместная борьба или совместные превентивные меры России и Ирана против референс-биолабораторий США в странах постсоветского пространства также вписываются в понятие «совместное обуздание США», о котором аятолла Али Хаменеи доверительно побеседовал с президентом Путиным. Так что ещё раз повторим: нетрудно предвидеть, что и иранская дипломатия вскоре потребует от властей Армении допуска на эти американские военные объекты.

Теперь — то, о чём Али Хаменеи общался с Эрдоганом, и вновь обратимся к свидетельству агентства IRNA. Сразу бросается в глаза — информация более скудная, чем по переговорам Хаменеи-Путин, да и из Ирана сообщают, что переговоры Хаменеи-Эрдоган длились меньше, чем встреча верховного лидера ИРИ с президентом России. «Аятолла Али Хаменеи на встрече с президентом Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом сказал, что сегодня наиболее важной потребностью мусульманского мира является синергия между исламскими странами, заявив: «Единство и сотрудничество между исламскими странами, несомненно, откроют путь для решения проблем в нашем регионе; по этой причине, высокомерные держава во главе с США обеспокоены взаимодействием и дружескими отношениями исламских стран и образованием исламской власти». Он назвал такую озабоченность причиной враждебности США к мощным исламским странам и добавил: «Исламская Республика Иран и Турция являются двумя могущественными и достойными странами региона; у них имеются одни и те же мотивы для мусульманского мира; таким образом, политические и экономические отношения между двумя странами должны расширяться». Лидер Исламской революции упомянул о сотрудничестве и хороших отношениях между Исламской Республикой Иран и Турцией с момента вступления в силу исламского движения в Турции. Аятолла Хаменеи высоко оценил позицию, принятую Реджепом Тайипом Эрдоганом по вопросу Мьянмы, и, указав на вопрос Палестины, он заявил: «Палестинское дело по-прежнему очень важно, и его нельзя игнорировать даже на секунду».

На этом заседании, в котором также присутствовал первый вице-президент Ирана Исхак Джахангири, президент Турции назвал критической ситуацию в регионе и выразил надежду, что благодаря сотрудничеству между исламскими странами проблемы региона будут решены. Эрдоган считает отсутствие сплочённости и единства среди исламских стран причиной нынешней ситуации и заявил: «Ситуация стала чрезвычайно чувствительной в результате поведения Запада в отношении независимых исламских стран. По этой же причине солидарность и братство, в частности, между Ираном и Турцией должны расширяться». Итак, для турок у Ирана — напоминания об исламском единстве и общем долге перед Палестиной и т. д. Учитывая, что по Сирии Эрдоган выторговал себе отсрочку (мол, турецкие войска останутся в Сирии и будут там «до конца», т. е. — якобы до тех пор, пока террористы не будут окончательно побеждены) и даже — определённый период молчания Ирана и России, хотя Тегеран и Москва неуклонны, турки обязаны вернуть под контроль правительства Сирии все сирийские территории, мы для примерно представления итогов увещеваний Эрдогана в иранской столице обратились к косвенным фактам и свидетельствам. Вначале — по туркам. Уже в воскресенье 9 сентября турецкие ВВС атаковали районы Авашин-Басьян и Зап на севере Ирака, «работали» ВВС и в турецкой провинции Сиирт, сообщало агентство «Анадолу» со ссылкой на генштаб вооружённых сил Турции. Объяснение традиционное — нейтрализовывают «боевиков Курдской рабочей партии» (т. е. PKK). Одновременно в тот же день колонна турецкой военной техники пересекла границу с Сирией со стороны провинции Хатай и прошла в сирийскую провинцию Идлиб. В общей сложности в составе колонны вооружённых сил Турции — около 300 единиц техники, включая танки и БМП. Кроме того, заявлено, что в составе колонны находятся пусковые установки MLRS американского производства (чаще всего используется в качестве РСЗО). И президент Эрдоган заявил о желании вновь встретиться с президентом России Путиным. Ранее он по возвращении в Анкару из Тегерана говорил, что между Турцией и Россией есть некоторые «разногласия» относительно дальнейшего развития событий в Идлибе, которые обсуждаются на уровне глав МИД, министерств обороны и разведки.

Теперь со стороны Ирана, который, напомним, отлично знает об «опёке» Турции над рядом террористических группировок иранских курдов, курируемых спецслужбами США и Израиля. К чему мы это напоминаем? В материалах, посвящённых положению курдских племён на Ближнем Востоке, мы многократно указывали на то, что военное командование PKK, укрывающееся в северо-иракских горах Кандиль, отказало в помощи боевикам Демократической партии курдов Ирана (ДПКИ) и Партии свободной жизни Курдистана (PJAK). Ситуация на севере Ирака вполне ощутимо контролируется как спецслужбами США и Израиля, так и военными Турции. И вот 8 сентября Офис по связям с общественностью КСИР в своём заявлении сообщил, что ячейка, связанная с террористической группировкой PJAK, была разгромлена в ходе спецоперации в западно-иранском городке Камйяран, ликвидировано 6 террористов, обнаружено также «несколько взрывных устройств для проведения акций смертников, а также огромное количество взрывчатых веществ», и т. д. (IRNA). У агентства Tasnim News информация более подробная — КСИР подтвердил, что он нанёс ракетный удар против центра в Иракском Курдистане, который использовался для подготовки террористов против Ирана и принимал для встреч лидеров террористов. Несколько террористических групп были направлены в Иран для совершения диверсий и подрыва безопасности в западных провинциях Ирана — Западный Азарбеджан, Кордестан и Керманшах, говорится в заявлении. Благодаря бдительности и готовности КСИР, в течение последних недель были проведены ряд операций, в ходе которых были нанесены тяжёлые удары по террористам в приграничных районах Мариван и Камйяран. «Главы террористических группировок, однако, не прислушались к серьёзным предупреждениям властей Иракского Курдистана о решимости Ирана уничтожить их базы и о необходимости прекращения их агрессивной и террористической деятельности, — говорится в заявлении. — Достоверные сообщения указывают на то, что центр заговора против Исламской Республики был разрушен в результате ракетного нападения и десятки лидеров и основных членов террористической группы были убиты и ранены».
Как «аукнулись» тегеранские консультации и договорённости непосредственно на Сирии и занятых в сирийской войне силах — разговор, требующий отдельного подхода. Но по событиям в Северном Ираке, ударам турок и иранцев не то по «тем» курдам, не то — по «этим» курдам, можно приметить, что Иран решил-таки Турции наглядно показать, что в действительности у турок и их подопечных, или — курируемых Анкарой боевиков, не осталось времени, и ни о каком очередном «перемирии» в регионе больше речи быть не может. Разночтения лишь в одном — из Тегерана говорят о разгроме и уничтожении десятков террористов, и говорят о боевиках партии PJAK, иракские СМИ и госорганы выдвигают версию, что пострадали боевики партии ДПКИ. Но нам представляется, что не это суть важно — важней то обстоятельство, что иранские удары пришлись на территории Северного Ирака, которую спецслужбы США и Израиля как бы «перепоручили» Турции, как «перепоручили» и кураторство над бандами ДПКИ и PJAK на севере Ирака. Как известно, Россия пока не вмешиваются в «околокурдские разборки» между Турцией и Ираном в Северном Ираке. Но в целом ситуация близка к критической, и когда мы попытаемся вникнуть в ныне происходящее и готовящиеся в Сирии события и военные операции, читателям станет понятно, — 1) как возможно идти от тезиса о «совместном обуздании США» к осуществлению руками КСИР Ирана военных предупреждений Турции в виде разгромов партий иранских курдов ДПКИ и PJAK; 2) как станет возможным тезис о «совместном обуздании» в дальнейшем распространить и на Турцию. Ведь требования России и Ирана о безоговорочном уходе из Сирии войск всех стран, которые там находятся без согласия официального Дамаска, не сняты с повестки дня.

 

Топ недели