Зачем Владимир Путин летит в Азербайджан | Продолжение проекта «Русская Весна»

Зачем Владимир Путин летит в Азербайджан

На днях глава комитета Государственной думы России по делам СНГ Леонид Калашников сообщил, что президент России Владимир Путин посетит 25 сентября с визитом Баку. Эту информацию подтвердил помощник российского президента по международным делам Юрий Ушаков.

Напомним, что Путин уже проводил 1 сентября в Сочи переговоры со своим азербайджанским коллегой Ильхамом Алиевым. Стороны подписали порядка 17 документов экономического и политического характера, приняли меморандум по пяти «дорожным картам», составляющим план действий по развитию ключевых направлений сотрудничества до 2024 года, обсудили важные проблемы как в развитии взаимоотношений между двумя странами, так и региональной и международной ситуации. Тем не менее, заявил Калашников, в ходе визита в Баку два президента «будут шлифовать те вопросы, о которых стороны договорились или не договорились в ходе переговоров в Сочи». Правда, не уточнил, какие именно вопросы. Но то, что они есть, показывает необычная интенсивность российско-азербайджанского диалога, которая затрагивает военно-техническое сотрудничество, энергетику и, что наиболее вероятно, проблемы урегулирования нагорно-карабахского конфликта.

Существуют также острые проблемы в выстраивании системы региональной безопасности, учитывая сложные процессы, развивающиеся на соседнем Ближнем Востоке в целом и в Сирии с Ираном в частности. Все понимают, что любая дестабилизация в Иране объективно в первую очередь затронет Азербайджан с проекцией хаоса на все закавказское пространство. Другое дело, если Баку будет стремиться минимизировать развитие негативных процессов в регионе, станет реальной опорной точкой в развитии. Наконец, нельзя недооценивать в широком геополитическом контексте фактор нагорно-карабахского конфликта. Поэтому активный российско-азербайджанский диалог, нежелание Тегерана иметь на севере «горячую точку» становятся сдерживающими моментами для недопущения развития событий на этом направлении по «горячему сценарию». Ожидается, что до конца нынешнего года в России состоится трехсторонний саммит с участием президентов России, Ирана и Азербайджана, на котором многое может определиться.

Бросается в глаза еще одна важная особенность. На фоне активизации российско-азербайджанского диалога, развивающегося вокруг многочисленных торгово-экономических и других совместных проектов, во внешней политике Турции наблюдается исчерпание ресурсов на закавказском направлении. Причины очевидны: Анкара сама обросла опасными для своей территориальной целостности геополитическими проблемами по всему периметру границы и нуждается в поддержке России. Поэтому активный диалог Москва — Баку не воспринимается в Анкаре, во всяком случае пока, в качестве тренда, ориентированного на подрыв влияния Турции в Азербайджане. В то же время Анкара с повышенным вниманием следит за развитием событий.

Стало известно, что накануне визита Путина в Баку там побывает президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган для участия в мероприятиях, посвященных 100-летию освобождения Баку возглавляемой турецким генералом Нури-пашой Кавказской исламской армией. Заметим, что в последний раз президент Турции посещал Азербайджан в июле. Анкара, будучи в альянсе с Россией и Ираном на сирийском направлении, мечется из стороны в сторону в части решения проблемы Идлиба. Эрдоган на саммите глав Ирана, России и Турции в Тегеране затребовал объявить в этой провинции перемирие. Потом объявил, что намерен еще раз встретиться с Путиным, а сейчас выступил с призывом к возглавляемой США международной коалиции подключиться к операции в Идлибе. Это игра на грани срыва компромиссов, демонстрация имеющихся сложностей в действиях сразу на нескольких геополитических площадках.

В перспективе высока вероятность того, что интересы Турции, регионального соперника Ирана на азербайджанском направлении, могут стать камнем преткновения во взаимоотношениях между Анкарой и Тегераном. Москва и Баку это видят и хорошо понимают. Вот почему их конкретные шаги навстречу друг к другу с определением параметров долголетнего сотрудничества могут иметь знаковое значение. Конечно, при этом не стоит забывать и об интересах самого близкого союзника России в регионе — Армении. Но об этом в следующий раз.