Создать информационный паритет сложнее, чем ядерный | Продолжение проекта «Русская Весна»

Создать информационный паритет сложнее, чем ядерный

В международной политике действует гопнический принцип: того, кто не сопротивляется, запинывают ногами. Поэтому украинцы могут сколько угодно кричать «фейк», но реагировать на доклад о сбившей «Боинг» ракете им придётся.

Министерство обороны опубликовало информацию о ракете, которой был сбит малайзийский «Боинг». Брифинг российских военных стал ответом на шаг нидерландских следователей — те обнародовали заводские номера сопла и корпуса этой ракеты.

Проще говоря, «Боинг» сбили украинцы — «Буком», который был отправлен на территорию Украины в 1986 году.

Реакция всех заинтересованных сторон оказалась предсказуемой. Те, кто и прежде был уверен, что вину за «Боинг» несут украинские горе-вояки, ранее сбившие российский пассажирский самолет над Чёрным морем и отправившие ракету в жилой дом под Киевом, получили дополнительные доводы в свою пользу. К этому мы ещё вернёмся.

Киев, разумеется, всё отрицает — как отрицал и раньше, в том числе, свою вину за трагедию над Чёрным морем. Бывший президент Леонид Кучма, накануне отметившийся предложением к Дональду Трампу «извиниться перед Украиной», в 2001 году заявил по поводу сбитого гражданского самолета следующее:

«Посмотрите, что творится вокруг в мире, в Европе? Мы не первые и не последние, не надо из этого делать трагедию. Ошибки бывают всюду, и не только такого масштаба, а гораздо большего, планетарного масштаба. Если мы сами себя не опустим ниже цивилизованного уровня, все будет хорошо. А если мы сами на себя ведро грязи выльем, так милости прошу».

Британия, делящая с Украиной и США почетное первое место по фантастичности обвинений в адрес нашей страны, тоже рубанула с плеча. «Это новый экземпляр российской дезинформации», — заявил министр обороны Гэвин Уильямсон. Ранее он требовал срочно увеличить военные расходы из-за «российской военной угрозы».

Наконец, международные расследователи, которые изначально общались с Россией как обвинители с обвиняемым, обещали принять новые данные «к сведению». Безусловно, примут, но свою позицию изменят вряд ли.

Хуже того, в обозримом будущем разоблачения российского Минобороны вряд ли изменят хоть что-нибудь.

Возможно, через какое-то время будет создан международный суд по расследованию преступлений ВСУ на территории Донбасса. Гипотетически, он может не «принять к сведению», а воспользоваться рассекреченными документами для реального (а не пропагандистского) расследования авиакатастрофы. Но верится в это с трудом.

Значит ли это, что в заявлении Минобороны нет никакого смысла? Разумеется, нет. В международной политике уже давно действует гопнический принцип: того, кто не сопротивляется, запинывают ногами. Поэтому украинцы, британцы, американцы, а также их друзья по эту сторону границы могут сколько угодно кричать «фейк», но как-то реагировать им придётся.

У России ушло довольно много времени на то, чтобы понять и принять изменившиеся правила игры: объективная реальность теперь никого не интересует, важны толкования и интерпретации.

Создать альтернативный источник толкований и интерпретаций ничуть не проще, а в чем-то даже сложнее, чем добиться паритета в ядерном вооружении.

Собственно, регулярно повторяющаяся истерика в западных странах с требованием немедленно запретить RT и другие российские источники информации — это именно она, борьба с альтернативными интерпретациями происходящих событий.

Обыватель не может проверить, действительно ли ракета с таким-то номером была отправлена в такую-то часть. Он просто видит информацию — была отправлена. И если на эту информацию не появляется ответа, вынужден принять единственное существующее толкование произошедших событий — альтернативы у него нет.

В современном мире нельзя отмалчиваться, «быть выше этого», «игнорировать явные фейки» и так далее. Нужно говорить, ловить оппонента на фальшивках и ни в коем случае не пытаться строить собственную пропаганду исключительно на вымысле.

История про «распятого мальчика» — это действительно мощная победа украинской пропаганды, потому как сильно снизила доверие не только к Первому каналу, но и к другим российским источникам информации.

История, рассказанная Петровым и Бошировым, тоже вызвает мало доверия, но принять этих напуганных коммерсантов за «спецкиллеров из ГРУ» можно только при большой ангажированности.

Чем больше детальной информации о происходящих в мире событиях будут распространять российские источники (как официальные, так и неофициальные), тем сложнее будет организовывать фейковые «химические атаки» в Сирии или выдавать украинские власти за эльфов, на которых напали злые орки из Мордора.

Cилой оружия новую реальность не изменить — только силой информации, толкований и интерпретаций.