Трубой — на опережение | Продолжение проекта «Русская Весна»

Трубой — на опережение


Сближение Армении с Западом происходит не первый год. А с учетом более высоких темпов, который этот процесс приобрел после недавней смены власти в бывшей советской республике, все актуальнее становится вопрос комплексного реагирования Москвы на данную тенденцию.

Однако в Кремле не стоит забывать об «опыте» конца 50-х — начала 60-х годов, когда усиление прессинга СССР на Албанию — участницу Организации Варшавского договора, не имевшую общей границы с СССР и другими государствами — членами ОВД, привело к ликвидации советского военно-политического присутствия в балканской стране. Хотя в Москве полагали, что Тирана никуда не денется ввиду ее конфликтных отношений с Белградом и Афинами.

Объясняется кризисом

Между тем в Ереване местные СМИ и эксперты не перестают обсуждать заявление Ильхама Алиева, прозвучавшее в Сочи в присутствии Владимира Путина: «Мы сегодня обсуждали дальнейшее сотрудничество в военно-технической сфере. Общая стоимость продукции военного назначения, закупленной Азербайджаном в России, превышает пять миллиардов долларов и имеет тенденцию роста». Причем эти слова едва ли приветствуют сторонники «разновекторности» в армянской внешней политике и торговле, в решении задач укрепления обороноспособности страны, тесного партнерства с ЕС и НАТО, предъявления требований Москве прекратить поставки оружия Баку.

Напомним, что известные социально-экономические факторы не могли не привести к «бархатной революции» в Армении. Но проблемы после этого не исчезли, а потому, судя по ряду сообщений, Евразийский банк — фактически Россия — готовится предоставить новый кредит закавказской республике на льготных условиях и на длительный срок.
Но финансовая подпитка, как показывает мировая практика, едва ли выведет экономику и социальную сферу кредитуемой страны из затяжного кризиса. Ибо без стимулирования развития производственных отраслей и инфраструктуры, внутреннего спроса на товары и услуги негативная ситуация только усугубляется.

Словом, настоятельно требуются долгосрочные российские инвестиции во многие отрасли экономики Армении, обладающей, как известно, высоким потенциалом в области цветной металлургии и химпрома, продукция которых вовсе не лишняя и для «оборонки» всего ОДКБ. Востребованы также денежные вливания в армянские легпром, аграрный сектор, грузотранзитные коридоры, курортно-туристический бизнес. Но кроме последнего, все прочее-де-факто пока «в загоне», что впрямую влияет в том числе на запредельные уровни цен, тарифов, социальную неустроенность. Отсюда и питательная среда для антироссийских настроений.

Газовая связка

Важным направлением укрепления экономических и геополитических позиций России за Кавказским хребтом вполне могла бы стать расконсервация проекта газопровода Иран — Армения — Грузия с его выходами в Российскую Федерацию и через Черное море далее в европейское зарубежье. Тем более что Грузия, о чем ее правительство периодически заявляет, не хочет зависеть исключительно от азербайджанского газа. А новые армянские власти поддерживают инициативы предшественников насчет создания с участием РФ того же евроазиатского газового коридора. Еще в начале 2000-х был построен газопровод Иран — граница с Арменией (Мегри) протяженностью 140 километров и пропускной способностью 1,5 миллиарда кубометров в год. Поступающее по нему голубое топливо служит для выработки электроэнергии, до 85 процентов которой используют иранцы и 15 процентов — армяне. У «Газпрома» и правительства Армении в этой артерии — по 45 процентов акций, еще 10 процентов — у «Итеры» (РФ).

Что предлагает Тегеран, причем не первый год? Включить его в состав акционеров, продлить артерию, повысив ее мощность до пяти — восьми миллиардов кубометров, до грузинского Причерноморья, в том числе для производства там экспортного сжиженного газа, состыковать ее с грузинским сектором газопровода РФ — Грузия — Армения. Также предлагается принцип газозамещения: объем поставок для Грузии и Европы может переправляться в РФ, но он замещается российскими поставками тем же адресатам. То есть Москва, Тегеран, Ереван и Тбилиси вовлекаются на взаимовыгодных условиях в единый энергомаршрут и, значит, в единый баланс четырехсторонних взаимопоставок и транзита газа. А геополитическая значимость такого сценария несомненна и для российско-армянских отношений.

Кстати, схожий пакет документов между СССР и Ираном, исключающий ввиду взаимного газозамещения конкуренцию Москвы с Тегераном, был подписан еще в конце 60-х годов («Пакет Косыгин — Ховейда») сроком на 25 лет. Правда, руководители Азербайджанской ССР настояли на том, чтобы ирано-советская труба проходила только по ее территории, что и случилось в 70-х. Проект стартовал в середине того же десятилетия, но Иран в начале 80-х отказался от участия в нем.

В 2011–2013 годах Москва и Тегеран выступали за реанимацию данного проекта, но конкретных решений пока нет. Это связано и с политическим аспектами выбора маршрута — через Азербайджан или через Армению? Но, похоже, чаша весов ныне склоняется в пользу трансармянской трассы.

Еще в июле 2016 года было подписано соглашение о пробных поставках газа из Ирана в Грузию через Армению, хотя точные сроки реализации не обозначались. Тогда же для иранского газотранзита правительство Армении учредило ЗАО «Энергоимпекс». Причем, по информации иранской стороны, объем по новому транзитному пути Тегеран планирует более чем в десять миллиардов кубометров год, а Армения хочет минимум вдвое увеличить ввоз иранского газа.

Стратегически важно

Пока монополистом газоснабжения Армении остается РФ, потому, на первый взгляд, не исключена нежелательность для Москвы иранских поставок. Да и в Грузии есть российская доля в газоимпорте — 15 процентов. Как отмечает отечественный эксперт по энергополитике Александр Шустов, «конкурент в виде иранского газа на рынках ЕС совершенно не нужен России. Тем более что собственником армянской части газопровода Иран — Армения является „Газпром“, которому принадлежат еще и все армянские газовые сети».

Но, повторяю, возможности взаимного газозамещения между Россией и Ираном в коридоре Иран — Армения — Грузия, выходящем к РФ и европейское зарубежье, исключат конкуренцию между иранским и российским газом. В связи с чем еще в апреле 2015 года Мохаммад Реиси — в ту пору посол Ирана в Армении — заявил: «Поставки газа Иран — Грузия через Армению не повлияют на „газовые“ отношения между РФ и Арменией».

Этот проект с учетом вышеупомянутых трендов в политике Армении и в целом в столь обширном регионе стратегически важен для укрепления позиций России не только в стране — союзнице по ОДКБ и ЕАЭС. Но и в контексте развивающегося российско- и армяно-иранского партнерства. Вдобавок Ереван сможет впервые конкурировать с Баку и Анкарой в международном газотранзите. А безопасность трубы Иран — Армения — Грузия — РФ смогут наиболее надежно обеспечить Москва и Тегеран.