Трёхъязычие с изъяном, или Английский в Казахстане | Продолжение проекта «Русская Весна»

Трёхъязычие с изъяном, или Английский в Казахстане


Английский не идёт, зато русский уходит.

Многие, наверное, уже не помнят, но переход Казахстана на латиницу предварялся переходом образовательной системы на трёхъязычный вариант обучения. Нурсултан Абишевич еще в 2004 году сказал: «Новое поколение казахстанцев я хотел бы видеть трехъязычным — свободно владеющим казахским, русским, английским языками. В этом — один из залогов конкурентоспособности государства, экономики и нации».

В 2016 году Елбасы объяснил реформу так: «Государственный язык — язык народа, где мы все живем, нам нужно знать. Поэтому мы учим этому детей со школьной скамьи, с них и будем требовать знаний этих языков… Мы должны знать английский язык, потому что это язык науки, инноваций… И надо знать русский язык, на котором мы с вами научились говорить и понимаем друг друга, язык нашего большого соседа. Это необходимо нашим детям». Переход на три языка осуществляется в рамках реализации 79-го шага «Плана нации 100 шагов» и госпрограммы обучения на 2016–2019 годы.

Однако эта нормальная, по сути, идея, на практике стала оборачиваться или произволом «национально правильных» чиновников, или карикатурной неподготовленностью общества к подобным переменам.

Суть реформы в следующем: в 2018–2019 учебном году почти в 2000 (41%) в старших классах общеобразовательных средних школ четыре предмета естественно-математического цикла (физика, химия, биология, информатика) будут преподавать на английском языке. С предметами гуманитарного цикла (история, литература, русский и казахский языки) предполагается так: в школах с преподаванием на русском языке историю Казахстана, например, предлагается читать на казахском, а всемирную историю на русском; в казахских школах наоборот и т. д.

Так как реформа стартовала в элитных спецшколах сетей «Нарын», НИШ (Назарбаев Интеллектуальная школа), «Туран», сразу заговорили о достижениях и прогрессе. Вице-министр образования и науки Казахстана Асхат Аймагамбетов заявил, что «за основу принималась система обучения турецко-казахских лицеев: «Сначала изучение терминологии, потом 25% программы, потом 50%, потом 75%, дальше доходит до 100%. Поэтому необходимо учитывать и саму подготовку учеников в том числе».

Последние слова — ключевые, ибо так уж устроено, что кому-то даются языки, кому-то компьютерные технологии, кому-то вождение тепловозов, а кому-то выпас овец. По данным отчёта Всемирного банка и Международной программы по оценке образовательных достижений учащихся PISA (Programme for International Student Assessment), «почти 59% казахстанских учащихся в возрасте 15 лет не читают на уровне анализа и понимания прочитанного, а доля функционально неграмотных, выходящих из образовательной системы Казахстана — около 58%; доля учащихся, не приобретающих основные знания, — около 55%». Увы, сегодня это стало нормой, и это — первое объективное препятствие на пути «реформы многоязычия».

В Казахстане на это накладывается и материальная сторона дела, ибо до сих пор тем же английским овладевают лишь те, кто занимается с репетиторами или посещает спецкурсы. Нельзя забывать, что в рамках всеобщей реформы системы образования параллельно с внедрением подушевого финансирования запланирован переход с 2019 года первых 10 казахстанских школ с формы госучреждения на государственное предприятие с правом хозяйственного ведения (ГПХВ). Иными словами, у школ появится возможность взимать за обучение деньги. И это — второе препятствие.

Третье препятствие куда прозаичнее, ибо преподавать ученикам будут учителя из вчерашних учеников. Когда до окончательной реализации реформы осталось полгода, выяснилось, что в Казахстане не хватает преподавателей английского. 28 августа об этом сообщила директор центра педагогического НИШ Жанбота Кабдыкаримова. Тестирование показало, что две трети учителей английского языка в обычных школах обнаружили очень низкие результаты, специалистов элитных школ это шокировало.

«Когда учителя английского языка начали сдавать входное тестирование, мы увидели, что больше половины из них не владеют языком. Это было для нас шоком. В английском языке выделяют шесть уровней владения: самый низкий — А1, самый высокий, продвинутый уровень — С2. Так вот, 2 815 педагогов из 3 485 протестированных показали низкий уровень знаний, в пределах А1-А2. Поэтому мы выбрали 2 694 учителя и ещё раз обучили их на курсах», — говорит Жанбота Кабдыкаримова.

Как указывают специалисты, уровень A2 — это еlementary. Он предполагает понимание общеупотребительных выражений и умение разговаривать на простые повседневные темы (семья, работа, покупки). Уровень А1 позволяет понимать и использовать знакомые повседневные выражения и фразы, задавать простейшие вопросы вроде «Где вы живёте?», «Откуда вы?». Выходит, преподавать естественные науки со сложной, отличной от привычной русской терминологии собирались преподаватели, находящиеся в смысле знания иностранного языка на уровне героев популярного советского фильма «Джентльмены удачи».

Напомним, что вице-министр образования и науки Аймагамбетов гарантировал к сентябрю 2018 года готовность 7000 казахстанских педагогов, имеющих уровень В2, преподавать химию, физику, биологию и информатику на английском языке. 7000 — при потребности 15773 квалифицированных учителей! Отчего так вышло? Дело в том, что в рамках реформы министр образования и науки РК Ерлан Сагадиев издал приказ, согласно которому преподаватели, имеющие языковые компетенции, позволяющие преподавание предметов на английском языке, и сертификат APTIS, IELTS или TOEFL по уровням В1-Intermediate, B2-Upper-Intermediate или C1-C2-Advanced, получат 200% надбавки к зарплате. Это было отменным стимулом, но готовых специалистов было мало, и желающие отправились на спецкурсы. Курирующий программу вице-министр Асхат Аймагамбетов сказал, что сразу же было подано 1000 заявок, из которых смогли отобрать всего 510. В итоге курсы положение не спасли, и преподавать на английском (на должном уровне) пока некому.

Очевидно, что реформа с переводом образовательной системы Казахстана на трёхъязычный вариант (казахский, английский, русский) или не была продумана детально, или скрывает иные цели, например латентное выдавливание русского языка, ради чего параллельно запущена принудительная латинизация казахского алфавита.

В рамках реформы уже начался постепенный переход русских классов на казахский язык обучения. Руководитель Управления образования Астаны Ануар Жангозин не скрывает, что к 5 классу дети должны полностью перейти на казахский. А это — очередные тысячи русских эмигрантов. Причём цифры и факты говорят, что реформа повлечёт выезд из страны не только русских. По данным комитета по статистике Министерства национальной экономики, за первые шесть месяцев 2018 года Казахстан покинули 17 тысяч человек. Из страны с 18 миллионами жителей уезжают в Россию, Белоруссию, Германию, Канаду, Великобританию, США. «Туда, где лучше» уезжают способные, честолюбивые, образованные специалисты. «Англизация» стимулирует эмиграцию и интеллектуальное опустошение страны. Этого ли хотел Нурсултан Абишевич?