Скандал в Приморье пошел на пользу и обществу, и государству | Продолжение проекта «Русская Весна»

Скандал в Приморье пошел на пользу и обществу, и государству

Государство за последние годы затратило колоссальные усилия на очищение репутации отечественной избирательной системы. В результате в обществе стало складываться новое восприятие российских выборов.

Решение ЦИК по поводу выборов в Приморском крае так значимо не потому, что оно неожиданно и свидетельствует о каких-то там переменах, а прямо по обратным причинам. Это решение находится целиком и полностью в русле главных тенденций в государственном строительстве в России последних лет.

Более того, эта история действительно стала знаковой реперной точкой как в развитии российской системы госуправления, так и в сфере взаимоотношений государства с обществом. Исходя из произошедшего, можно много интересного рассказать про текущее состояние таких тем, как отношения федеральных и региональных властей, новый этап в процессе формирования российских элит и так далее, и тому подобное.

Однако хотелось бы все-таки поговорить более подробно о том, почему скандал вокруг приморских выборов оказался столь важен для отношений государства и общества.

Для понимания сути произошедшего необходимо оглянуться на несколько лет назад.

Начало 2010-х годов ознаменовалось двумя важнейшими обстоятельствами. Во-первых, власть в государстве прочно перешла в руки той части отечественной элиты, которая целиком и полностью связывает свою жизнь — и, что еще более важно, жизнь своих детей — с Россией. А во-вторых, протесты 2011–2012 годов отчетливо продемонстрировали: в отечественном обществе в тот момент накопилось серьезное недовольство.

Это поставило на повестку дня формирование по-настоящему устойчивой и эффективной, причем в долговременной перспективе, общественно-политической и государственной системы в стране. Переформатирование отношений общества и государства стало важной частью необходимых изменений, потому что исторический опыт России дает слишком много неприятных примеров того, чем оборачивается для нее отсутствие консенсуса между властью и людьми. Если говорить высокопарным языком, то речь шла о перезаключении общественного договора в России.

И это было сделано. Процесс был запущен еще во время выступлений на Болотной и вошел в полную силу во время событий 2014 года.

Этот новый достигнутый между государством и обществом консенсус, работа над которым продолжается по сей день, носит беспрецедентный для России характер. И хотя условия этого нового договора нигде не прописаны, они вполне очевидны.

Государство и общество пришли к согласию по главному вопросу: что они будут совместно работать ради России и улучшения жизни в ней.

Государство где-то начало, где-то продолжило преобразования по бесчисленному количеству направлений и тем: от гуманизации системы исполнения наказаний до либерализации избирательной системы, от борьбы с коррупцией на всех уровнях до привлечения гражданского общества к участию в ключевых вопросах жизни страны.

В свою очередь российское общество продемонстрировало впечатляющую зрелость, приняв неизбежную постепенность (и временами досадную медленность) идущих перемен. Вместо привычной позы российских активистов «если государство не может сделать все хорошо прямо здесь и сейчас, то оно и вовсе не нужно» появилась готовность последовательно и совместно с властями работать над существующими проблемами.

А еще — и это очень важно — российское общество стало учиться не распространять проблемные (даже вопиющие) ситуации на всю систему, а также проявлять терпение, когда государство недостаточно быстро реагирует на проблемы, как системные, так и частные.

Примеров позитивных сдвигов и просто «историй успеха» в этом направлении появилось множество.

Однако, пожалуй, самым ярким маркером происходящего служит размывание того слоя, который принято называть «радикальная несистемная оппозиция».

Значительная часть оппозиционно настроенных граждан оказалась включена в системную деятельность именно потому, что они дали государству шанс и обнаружили, что с ним можно работать.

В результате «непримиримая» часть оппозиции все больше напоминает толпу фриков, которые отпугивают минимально вменяемых людей.

При этом ключевым моментом постепенно усиливающегося доверия граждан к системе является демонстрируемое государством стремление к реальным положительным изменениям и недопущение «рецидивов», которые были причиной предыдущего отчуждения.

Именно поэтому приморский случай столь важен.

Государство за последние годы затратило колоссальные усилия не просто на электоральную либерализацию, но и на очищение репутации отечественной избирательной системы. Максимальная открытость выборного процесса, соблюдение законодательства, веб-камеры на избирательных участках, сама личность главы ЦИК, гарантирующая надежность происходящих изменений, и многое другое.

При этом скандалы с фальсификациями были и в последние годы, хотя и не имели такого масштаба и резонанса, и ЦИК раз за разом подтверждал свою приверженность честным и чистым выборам. Если, разумеется, хватало доказательной базы по нарушениям.

В результате постепенно в обществе действительно стало складываться новое восприятие российских выборов. Люди начали верить, что случающиеся нарушения и фальсификации — это «самодеятельность на местах», в то время как федеральный центр последовательно проводит линию на их искоренение.

Выборы в Приморском крае оказались в фокусе внимания, потому что они стали возвращением к, казалось, ушедшей в прошлое практике беспардонного вмешательства в выборный процесс в пользу «своего кандидата». Это и «художества» местных чиновников, и манипуляции оппозиции в лице коммуниста Ищенко.

Именно поэтому гражданское общество так напряглось в ожидании реакции Москвы: закроют ли власти глаза на вопиющие нарушения, раз уж результат кампании — избрание Тарасенко — их более чем устраивает.

И именно поэтому решение ЦИК стало столь важным не в своей уникальности, а в своей закономерности. Оно подтвердило выбранный властями страны несколько лет назад курс в государственном строительстве — его реальность и неизменность. Это, разумеется, является очередным сигналом, в первую очередь для органов власти всех уровней, о тех правилах игры, которые теперь действуют в России.

Но не в меньшей степени это касается и общества.

Кроме того, это решение стало еще одним кирпичиком, который укрепил новый консенсус между российским обществом и государством, усилил доверие граждан к искренности заявляемых намерений федеральных властей в развитии страны, как следствие, упрочил их легитимность, да и стабильность всей российской системы.

А вот те бескомпромиссные критики Кремля, которые продолжат игнорировать реальность и происходящие перемены в стране, могут через некоторое время обнаружить себя в малочисленной группе неадекватных в своей оппозиционности фриков. Которых абсолютное большинство людей, даже не любящих российскую власть, предпочитают обходить стороной.