Трамп и Путин — братья на век? | Продолжение проекта «Русская Весна»

Трамп и Путин — братья на век?

Многие наблюдатели и эксперты заметили, что вчера, выступая на сессии Генеральной ассамблеи ООН, Дональд Трамп лишь один раз упомянул Россию — в контексте «Северного потока — 2». Кому-то это понравилось, кто-то, наоборот, насторожился. На самом деле, Россия подразумевалась постоянно — как партнер по новой идеологии. Эту сенсацию почему-то никто не заметил

Напомню, какую национальную идею Владимир Путин предложил России еще в 2016 году:

— Никакой другой идеи мы не придумаем, и придумывать не надо. У нас нет никакой, и не может быть другой объединяющей идеи, кроме патриотизма. Это и есть национальная идея. Она не идеологизирована, не связана с деятельностью какой-то партии. Это связано с общим объединяющим началом. Если мы хотим жить лучше, нужно, чтобы страна была более привлекательной для всех граждан, более эффективной, — сказал российский лидер на встрече с активом «Клуба лидеров» по продвижению инициатив бизнеса.
Сравните с тем, что сказал вчера Трамп:

— Мы отвергаем идеологию глобализма, и мы принимаем доктрину патриотизма по всему миру. Ответственные государства должны защищаться от угроз суверенитету. И не только исходящих от глобального управления, но и от других новых форм принуждения и доминирования.

Это сенсация, ребята. Так откровенно и однозначно американский президент не формулировал новую американскую национальную идею никогда. Могу себе представить, какой шок испытали глобалисты, как напряглись руководители их региональных подразделений — Эммануэль Макрон, Ангела Меркель и многие другие главы европейских государств.
Разумеется, мне могут напомнить, что год назад в этих же стенах Дональд Трамп говорил примерно о том же — слова «независимый» (independent) и «суверенный» (sovereign) применительно к державам и нациям он употребил раз тридцать, не меньше. И даже сорвал аплодисменты, когда произнес:

— Как президент Соединенных Штатов, я всегда буду ставить Америку на первое место, как и вы, главы государств, всегда будете ставить на первое место интересы своих стран.

Однако о патриотизме как замене глобализации — чисто русской идее — год назад он еще не упоминал.

Скажу больше: само выступление Дональда Трампа на сессии Генеральной ассамблеи второй год подряд, безусловно, повышает авторитет ООН, что совпадает и с нашей конечной целью. Миром не должен править гегемон, расшивать (а иногда и разрубать) узлы геополитических противоречий, наводить порядок на планете государства должны сообща.
Такой подход в корне отличается от концепции Барака Обамы, этого отставного генерала глобалистов, который с этой же трибуны назвал американскую нацию исключительной. То есть, имеющей право совать нос в любую точку земного шара.

Отличается Трамп и от своего окружения, которое не уважает ни ООН, ни суверенитет других стран, ни патриотизм.
Я позволил себе пофантазировать: каким мог бы стать мир, если бы американский президент обладал реальной властью.
Вместе с США и Китаем мы могли бы исправить ошибки предшественников Дональда Трампа и навести порядок в Ливии, Сомали и даже в Ираке и Афганистане. Совместными усилиями и под эгидой Совета Безопасности ООН восстановили бы эти страны в прежних границах, уничтожили бы террористов и просто бандитов, усадили бы за стол переговоров разнонаправленные политические, этнические и религиозные силы и поручили бы им разработать новую конституцию.

Проследили бы за выборами, а потом отошли бы, любуясь результатом.

То есть, сделали бы то, чем Россия в одиночку занимается сейчас в Сирии.

Если бы наши идеологические концепции совпадали не только с Трампом, но и с США, мы смогли бы гораздо эффективнее решать проблему объединений двух Корей и даже проблему воинственного Ирана — тех точек на карте, которые беспокоят американских союзников на Ближнем и Дальнем Востоке.

Разумеется, я понимаю, что это не более чем мечты. Но публично обратиться к Соединенным Штатам с предложением совместно восстановить хотя бы Ливию мы могли бы. И наверняка публично получим отказ. Вот тогда весь мир увидит и услышит, кто реально готов наводить порядок на планете, а кто способен только его разрушать.