Зурабишвили в битве с «черными силами» | Продолжение проекта «Русская Весна»

Зурабишвили в битве с «черными силами»

Заместитель министра иностранных дел России Григорий Карасин по итогам переговоров со специальным представителем премьер-министра Грузии по взаимоотношениям с Россией Зурабом Абашидзе выступил с заявлением, согласно которому «Москва не исключает возможность проведения встречи лидеров России и Грузии, и стороны работают над ее подготовкой».

«Такая встреча может состояться, — сказал российский дипломат. — Но для этого надо работать, готовиться, чтобы лидерам было что обсуждать результативно». По словам Карасина, «президент России Владимир Путин неоднократно подтверждал заинтересованность Москвы в создании нормальной обстановки для развития дружественных, добрососедских отношений с Грузией», и «это остается аксиомой до сих пор». Впрочем, о возможной встрече президентов России и Грузии говорили и раньше. В последний раз в мае, когда президент Грузии Георгий Маргвелашвили заявил о готовности встретиться с Путиным, отметив, что «последние опросы показывают, что в Грузии народ поддерживает диалог с Россией». Теоретически такая встреча могла бы состояться. Но на практике внутри правительства Грузии сложилась острая интрига.

Сначала в Тбилиси говорили, что «встреча президентов России и Грузии должна быть с включением наших партнеров». Потом последовало заявление Абашидзе, который выразил недоумение, почему «Маргвелашвили именно сейчас решил заявить о готовности встречи с российским лидером», явно намекая на то, что президент, срок полномочий которого истекает, решил разыграть «русскую карту» перед выборами главы государства. Но стоит вспомнить, что в марте 2018 года премьер-министр Грузии Георгий Квирикашвили написал открытое письмо к руководству России, в котором призывал сделать «конструктивные шаги для урегулирования отношений». Это произошло на фоне инцидента с гибелью в Цхинвале гражданина Грузии Арчила Татунашвили.

Тогда премьер выразил готовность лично принять участие в международных Женевских дискуссиях. Однако, похоже, это не нашло поддержки со стороны Квирикашвили. Более того, министр энергетики Грузии, в прошлом известный футболист Каха Каладзе заявил, что «с президентом России должен встретиться не только президент, но и премьер-министр Грузии». Мы же оставим историкам разбор этой интриги. Отметим только то, что Маргвелашвили сошел или был снят с предвыборной дистанции. Бидзина Иванишвили, который мог бы стать главным кандидатом на пост президента, решил ограничить свое присутствие на политической арене постом председателя «Грузинской мечты» и в выборах не участвует. Ставка сделана на Саломе Зурабишвили, дочери грузинских эмигрантов из Франции, министре иностранных дел при Саакашвили, ныне пользующейся поддержкой Иванишвили.

По всем признакам она должна победить на президентских выборах 28 октября. Так считает американское издание EurasiaNet. Никто не сомневается, что Зурабишвили будет оказывать значительное влияние в первую очередь на внешнюю политику Грузии. Поэтому когда Карасин говорит о подготовке встречи лидеров России и Грузии, то речь, видимо, идет о встрече Путин — Зурабишвили. Но чего ждать от первой женщины, готовящейся стать президентом Грузии? С одной стороны, ее подпись в бытность главой МИД Грузии стоит на документе, согласно которому российские военные базы покинули Грузию. С другой, она с 2005 по 2010 годы активно противостояла Саакашвили, хотя лидером оппозиции не стала. В 2012 году она поддержала коалицию Иванишвили «Грузинская мечта» против Саакашвили, однако тогда членом ее не стала. И до сих пор вокруг нее много споров и дискуссий в Грузии, что, как считают многие грузинские эксперты, тактически и стратегически устраивает Иванишвили. В этой связи британское издание The Economist считает, что «Грузия будет отказываться от конфронтации с Россией», выстраивать с ней отношения на прагматичной основе, восстановит с ней дипломатические отношения, будет дальше развивать торгово-экономическое сотрудничество.

Все это должно привести к смене содержания российско-грузинского диалога, к чему, кстати, всегда подталкивал Тбилиси Брюссель. При этом в Грузии понимают, что вряд ли удастся изменить нынешний статус Абхазии и Южной Осетии, во всяком случае при нынешней геополитической конфигурации Закавказья, которая, по оценке Stratfor, «пришла в движение и для многих бывших советских республик, включая Грузию, переоценка своих отношений с Россией сегодня приобретает особую важность». Помимо того, утверждает американский эксперт Уилл Руджер, «если стремления Грузии вступить в НАТО до войны 2008 года казались смелыми, то после конфликта они выглядят нелепо и опасно». Но пока Зурабишвили в ходе избирательной кампании вступила, по ее словам, в схватку с представителями «черных сил», вызвала на дебаты своих главных конкурентов, чтобы «пролить свет на все, что происходит сегодня в стране».

Москва с интересом наблюдает за развитием событий в Грузии.