Мамаево кокорище | Продолжение проекта «Русская Весна»

Мамаево кокорище

Железное правило: если беспредельщика не тормознуть — он звереет на глазах.

Утром понедельника футболисты Кокорин из «Зенита» и Мамаев из «Краснодара» с развесёлой компанией, вывалясь из стриптиз-клуба, избили водителя машины у тротуара. Затем зашли в кафе, где руками, ногами и стулом побили двоих российских государственных служащих высокого ранга. Одного из них — корейца — заодно оскорбили по расовому признаку.

Открытым текстом напомню: Кокорин и Мамаев когда-то выступали за сборную Российской Федерации по футболу — иной раз даже неплохо. Но куда знаменитее за пределами поля. Так, одно из крупных поражений сборной они отметили в Монте-Карло — споили дорогим шампанским большой ночной клуб. Но до избиения посторонних раньше вроде не доходило.

Возбуждено уголовное дело по статье «Хулиганство» с возможным наказанием до семи лет лишения свободы. В среду Мамаев и Кокорин под угрозой объявления в федеральный розыск явились на допрос. По результатам допроса оба задержаны и направлены в следственный изолятор.

Открытым текстом каюсь: не знаю, кто первым назвал всё происшедшее «мамаево кокорище». Но находка точная. Они удачно состыковались: поодиночке не беспредельничают, но, сойдясь вместе, нащупывают предел терпения общества. Вроде взрослые: Кокорину двадцать семь, Мамаеву — тридцать. Богатые даже по меркам высшей лиги российского футбола, не столько зарабатывающей на матчах, сколько жирующей на щедром спонсорстве. А ведут себя как несовершенноумные оболтусы, проматывающие отцовские подачки. Ибо искренне веруют: крыша мощная — от всего отмажет. На сей раз — вряд ли.

«Краснодар» уже ищет в контракте возможности скорейшего расторжения. «Зенит» объявил, что дождётся правовой оценки происшедшего.

Открытым текстом надеюсь: процесс Кокорина и Мамаева должен стать показательным для всех, кто всё ещё надеется вести себя как в лихие девяностые, когда силу права заменяло право силы. А крутые крыши вроде отца Мары Эльмаровны Багдасарян, раз за разом вытягивающего отмороженную дочку из арестов за вождение без прав, научатся первыми урезонивать своих подопечных, чтобы не угодить под суд за воспрепятствование правосудию.