О людоеде Красовском и его «Празднике» | Продолжение проекта «Русская Весна»

О людоеде Красовском и его «Празднике»

Если и есть «казни египетские», которые последовательно обрушиваются на нашу долготерпеливую и многострадальную страну, то это никакие не санкции, тьфу на них три раза, и не катастрофы техники и природы, ибо это стихия и случай, и даже не теракты, так как «никто уже не чувствует себя в безопасности» в мире, по словам Владимира Путина из прошлого десятилетия — а фильмы. Бездарное, лживое, помойное кино, которое откуда-то вдруг раз за разом появляется на наших экранах, проваливается в прокате и у критиков, но потом воскресает в следующей итерации — и это необъяснимость и неумолимость его возникновения отдаёт чем-то не то мистическим, не то конспирологическим.

Все эти «Цари», «Матильды», «Утомлённые солнцем-2», «Штрафбаты» и прочие «Сволочи» пополнились новым «шедевром» — лентой «Праздник» Алексея Красовского. Комедией про блокадный Ленинград.

Здесь хотелось бы пропустить те понятные каждому нормальному человеку вещи, где идёт речь о чудовищности трагедии всех погибших в блокаду ленинградцев, масштабах этого гигантского горя, исторической памяти о нём и так далее. Здесь как раз — всё понятно, и понятно в самом жёстком и недвусмысленном плане по сравнению с вышеперечисленными фильмами. В конце концов, Иван Грозный и Николай Второй — хоть и далеко не монстры и не развратники, но всё-таки фигуры, далёкие от однозначности, равно как и тема штрафных батальонов, потерь в Великую Отечественную и так далее. Во всём этом есть «поле для дискуссии», хотя, разумеется, желательна её добросовестность, а не глумливый тон. Но вот как раз блокада — тема не дискуссионная. Там «всё понятно» в самом страшном и тотальном смысле — одной на всех беды и голода.

Как бессмысленно обсуждать книгу, не упоминая её автора, так нет резона говорить о фильме, не раскрывая всех особенностей личности его режиссёра — Алексея Красовского.

Красовский — настолько цельная фигура, что, без шуток, кажется: перед нами аватара самого либерального бога, Льва Натановича Щаранского. Каждый может убедиться в справедливости такого диагноза, просто пролистав его страницу на фейсбуке. Красовский словно воплощает собой «неполживую ноосферу»: голодающий Сенцов, Петров-Боширов, пенсионная реформа, все на митинг, смакование всех возможных российских бед-трагедий-аварий, НеДимон, хищный Золотов против пушистого Навального, и так далее, и так далее. Даже как-то «по-испански» стыдно становится за такое верное следование «линии партии» без самодеятельности и уклонов. Образцовый человек! Вернее — либерал.

Как будто он писал эти пронзительные строки, плача о загубленном Сенцове и распятом Навальном:

Выше был задан риторический вопрос: как, вопреки всякой логике, в нашем кинематографе продолжают появляться фильмы, которые очевидно противны публике и потому обречены на провал? Ответил на этот вопрос сам Красовский — и сделал это безупречно, что называется — расставил «точки над и». И не когда-нибудь, а на церемонии вручения ему премии «Ника»:

«Пусть отпустят всех, кто был задержан на митингах 26 марта, потому что это — НАШИ С ВАМИ ЗРИТЕЛИ». Сидящие в зале кинодеятели бурно аплодируют и кричат «Браво!», выражая полное согласие. Тем самым раскрывая карты, КОГО они считают своей целевой аудиторией — тех, кто борется против своего государства, против Путина, да и шире — против «немытой Рашки».

Ну, и теперь всё встаёт на свои места — да, ЭТА аудитория уж конечно будет приветствовать и «Штрафбат», и «Сволочей», и «Праздник». Потому что фильмы-то — исторические лишь декоративно, а посыл их неприкрыт и ясен: через метафору прошлого облить грязью настоящее. И это совершенно не скрывается — сама страница фильма «Праздник» посвящена не истории блокады, а актуальным новостям про перипетии борьбы с проклятым режимом. Кому нужна реальная, честная история, если нужна агитка? А в агитке правда только вредит. «Наши с вами зрители» хотят совершенно определённого продукта, чтобы слаженным хором раскрыть его злободневный смысл: жируют, начальственные гады, Ждановы и Недимоны, на наших слезах и кровушке! Тогда жировали и сейчас, кровавые политруки!.. Штык в землю, Путин капут, всё такое.

Как и положено «аватаре Щаранского», Красовский разделяет «рукопожатный символ веры», в который входит обязательный для повторения корпус текстов, в том числе — «дневники Николая Рибковского», единственное «документальное» свидетельство «социально-пищевого неравенства» в блокадном Ленинграде. Никто этих дневников в глаза не видел, их экспертизы на предмет подлинности никогда не проводилось, сами они выглядят топорной поделкой в духе «Солженицына третьей свежести», но Красовский положил их в основу своего взгляда на историю. «Наши с вами зрители» придираться не будут. «Сделано в абвере» для них — это знак качества. Для украинских поклонников Красовского — уж точно!

В заключение можно поблагодарить режиссёра за тщательное документирование процесса съёмок — так мы знаем, результатом каких именно усилий стало появление фильма «Праздник».