Владимир Путин не отказывался от концепции превентивного ядерного удара | Продолжение проекта «Русская Весна»

Владимир Путин не отказывался от концепции превентивного ядерного удара

С 15 по 18 октября 2018 года в Сочи проходило XV заседание Международного дискуссионного клуба «Валдай». В рамках мероприятия, по традиции, выступил президент России Владимир Путин. На этот раз самой резонансной частью выступления, пожалуй, стал комментарий президента о концепции применения Россией ядерного оружия. Владимир Путин неоднократно отметил, что у России нет концепции превентивного ядерного удара, при этом добавив, что страна полагается на ответно-встречный удар. В конце комментария прозвучал более шуточный вариант сказанного выше: «агрессор должен знать, что возмездие неизбежно, что он будет уничтожен. А мы, жертвы агрессии, мы как мученики попадем в рай, а они просто сдохнут, потому что даже раскаяться не успеют». Конечно, к этой шутке, которая вызвала смех в зале, можно относиться по-разному, но намного важнее то, что было сказано до неё. Некоторыми этот комментарий был трактован как «отказ России от превентивного ядерного удара». Так ли это?

Что говорит Военная доктрина России?

Согласно пункту 27 Военной доктрины России:

Российская Федерация оставляет за собой право применить ядерное оружие в ответ на применение против нее и (или) ее союзников ядерного и других видов оружия массового поражения, а также в случае агрессии против Российской Федерации с применением обычного оружия, когда под угрозу поставлено само существование государства. Решение о применении ядерного оружия принимается Президентом Российской Федерации.

В целом явно видно, что ни о каком превентивном ядерном ударе речи здесь нет. Что же касается ситуации с «угрозой существованию государства» — то здесь речь может идти об использовании ограниченного количества тактических ядерных зарядов (намного меньшей мощности, чем стратегические боеприпасы — боеголовки межконтинентальных баллистических ракет и т. п.) для сдерживания и уничтожения наступающих войск противника.

Что же касается применения ядерной триады, включающей в себя шахтные и мобильные межконтинентальные баллистические ракеты (МРБ), стратегическую авиацию и стратегические атомные подводные лодки с баллистическими ракетами, то эти силы могут применяться только для нанесения ответного или ответно-встречного удара. В первом случае удар наносится уже после достижения ядерными боеприпасами противника целей на территории страны, а во втором — после обнаружения пусков МБР с помощью системы предупреждения о ракетном нападении (СПРН), включающей в себя наземные радиолокационные станции и специализированные спутники. В этом случае удар наносится до достижения ядерными боеприпасами противника территории страны, что позволяет сохранить и применить весь ядерный потенциал для нанесения удара возмездия. Этот подход стал намного более актуальным с повышением точности как ядерного, так и неядерного оружия, что обеспечивает высокую вероятность уничтожения даже самых защищённых шахтных пусковых МБР во время превентивного удара противника.

В этом смысле заявление Владимира Путина не несёт какой-либо новой информации для специалистов — речи о нанесении превентивного ядерного удара по США, или какой-либо другой стране, никогда не было. Тем более, что те же США отреагируют на такой удар точно так же — ответно-встречным ударом, который уничтожит большую часть экономики, населения и военного потенциала России. Некоторым ястребам и не очень подкованным в теме «экспертам» может видеться что-то другое, но такой сценарий будет практически одинаково трагичен для обеих сторон, да и для всего мира.