Генералы черных поставок | Продолжение проекта «Русская Весна»

Генералы черных поставок

Саудовская Аравия, одно из самых богатых и влиятельных государств Ближнего Востока, вошла в фазу нестабильности. Племена, которые на протяжении десятков лет были опорой династии, возмущены попытками наследного принца Мухаммеда бен Сальмана распустить Национальную гвардию.

Война в Йемене не выиграна. Просаудовские группировки в Сирии несут большие потери и свергнуть президента Башара Асада им и их союзникам не удалось.

Отношения с ОАЭ, Египтом и другими арабскими партнерами ухудшились. Изолировать Катар не удалось. Борьба с Ираном не приносит результатов.

Убийство журналиста Хашогги испортило отношения с Турцией и странами Запада, хотя Эр-Рияд неуклюже демонстрирует попытки найти и наказать виновных, стараясь доказать, что кронпринц не отдавал приказов, а Хашогги погиб случайно. При этом королевство пытается получить доступ к технологиям военного назначения.

Охотники за оружием

КСА сделало предложение правительству ЮАР о приобретении доли в ее оборонной компании «Денел» (Denel). Она в настоящее время испытывает финансовые трудности. «Денел» — главный в ЮАР производитель вооружений, боевой техники и систем обороны, действует под эгидой Министерства государственных предприятий. Владеет полным либо главным пакетом акций в ряде специализированных компаний, таких как «Денел авиэйшн», предоставляющей ВВС страны услуги по ремонту авиатехники, «Денел дайнемикс», производящей ракеты, беспилотники и др. Компания имеет СП с российским холдингом «Вертолеты России» — Региональный центр по обслуживанию Ми-17, осуществляющий сервис в Африке южнее Сахары.

Новый оборонный конгломерат SAMI был создан по инициативе и под кураторством наследного принца и министра обороны КСА М. бен Сальмана, чтобы сконцентрировать в своих руках весь процесс ВТС с зарубежными странами и обеспечить целенаправленное управление единым органом, который отвечал бы за приобретение новых технологий и вооружений для нужд саудовской армии. А именно тех, которые по каким-то причинам саудовцы не могут купить легально. От указанных процессов и финансовых потоков отстранялись и дистанцировались все ветви семьи, которые находятся в оппозиции королю и его сыну.

Для получения доступа к зарубежным передовым оружейным технологиям был взят курс на участие и приобретение долей бизнеса целиком или частично в проектах за рубежом, прежде всего в Восточной Европе (в частности Украина должна была разработать в интересах SAMI ракеты средней дальности) и Южной Африке. Через ЮАР в КСА и ОАЭ попадают образцы военной техники, которые запрещены к экспорту в КСА либо являются образцами израильского производства. Основной упор при этом делается на ракетное оружие с точки зрения средств доставки с перспективой ядерного оснащения и беспилотники различных модификаций. Южноафриканский рынок становится приоритетным направлением для КСА и ОАЭ.

Решению приобрести часть южноафриканского оружейного концерна предшествовал визит в Преторию в конце сентября одного из генеральных директоров SAMI, немца Андреаса Швера. Используя выставку «Африка аэрокосмическая и оборонная» (AAD) 19—23 сентября, он совершил поездку для изучения возможности установления более тесных связей с местными предприятиями, в том числе обсуждения деталей приобретения части «Денел». Эта сделка решает задачу не только получения допуска к новейшим технологиям, но и политическую: интерес к приобретению компании проявляет региональный соперник КСА — Катар.

Швер хорошо знает ключевых игроков оружейного бизнеса ЮАР и ряд высших чиновников этой страны. Когда он был международным директором немецкой Rheinmetall, организовал первый мегаоборонный контракт между Эр-Риядом и Преторией с целью строительства в Саудовской Аравии производственного подразделения Rheinmetall Denel Munition (RDM). Этот производитель боеприпасов является совместным предприятием немецкой группы и ее южноафриканского партнера. RDM производит продукцию, важную для военных действий Саудовской Аравии в Йемене. С выкупом материнской компании саудовцы могут минимизировать спрос на поставки боеприпасов из западных стран, в которых сильны настроения в пользу введения в отношении КСА полного эмбарго, в частности на ракеты и авиабомбы, что стало еще актуальнее на фоне скандала с убийством журналиста Хашогги.

Эр-Рияд следит и за новыми технологиями Denel, в первую очередь беспилотниками. Консультант по оборонной промышленности ЮАР Ивор Итковиц, возглавляющий Paramount Group, прилагает усилия, чтобы занять центральное место в этих перспективных двусторонних отношениях. Он родился в 1966 году в Спрингсе (провинция Гаутенг) и происходит из еврейской семьи. Его дед Чарльз прибыл в Южную Африку из Литвы в 30-х и сделал состояние на торговле древесиной. Отец Луи Итковиц занялся импортом автомобилей Suzuki из Японии. Сын вступил в оружейный бизнес.

Доверенное лицо президентов Джейкоба Зумы (ЮАР), Али Бонго (Габон) и Дениса Сассу-Нгессо (ДРК) Ивор Итковиц в последнее время укрепил связи на рынке КСА и Центральной Азии. Среди его основных партнеров — Кенгес Ракишев в Казахстане и Фуад Сеидалиев в Азербайджане. Сторонник Африканского национального конгресса (АНК), который находится у власти в Южной Африке с 1994 года, Итковиц смог перейти к оружейному бизнесу в больших масштабах после окончания режима апартеида. Соратник Винни Манделы, жены Нельсона Манделы, и деловой партнер Моелеци Мбеки, брата второго президента ЮАР Табо Мбеки, он извлек выгоду из связей новых хозяев страны и из их престижа на континенте и за его пределами. Итковиц связан с влиятельными бизнесменами, близкими к АНК, Токио Сексвалом и Робертом Гумеде, а также бывшим генеральным казначеем АНК, бизнесменом Мэтьюсом Фосой, соратником Зумы.

Итковиц распространил свою сферу деятельности и на остальную Африку, в том числе на Габон, Конго и Ливию, на Кавказ и Центральную Азию (особенно Азербайджан и Казахстан), на Ближний Восток. Среди его друзей француз Жан-Ив Олливье, имеющий связи на высшем уровне в Западной Африке, и Сухейл Рашид, бывший сотрудник Муссы Куссы, главы ливийских служб безопасности в эпоху Муаммара Каддафи. Известный любовью к роскоши, Итковиц опирается на нескольких близких сотрудников, среди которых выделяется его брат Эрик.

В течение последних 20 лет повседневное управление Paramount arms group осуществлял Джон Крейг, а для руководства стратегией в авиационной области (это в том числе беспилотники) было сформировано деловое партнерство с одним из ведущих инженеров ВВС ЮАР (SAAF) Полом Потгитером. В 2013 году Итковиц приобрел военную авиастроительную и вертолетную компанию Advanced Technologies & Engineering (ATE), возглавляемую в то время французом Жан-Марком Пизано, взяв на себя контракты этой группы с вооруженными силами ряда стран Африки.

В действительности Итковиц создал свою сеть задолго до того, как пошел в оборонную промышленность. В 80-90-х он был одним из африканских представителей сырьевого трейдера Glencore. Впоследствии стал доверенным лицом сильных мира сего, открыв дома отдыха для избранных на юге Африки. Вместе с бывшим коллегой по Glencore Кирком Лазарусом основал сафари-лодж Molori в игровом заповеднике Мадикве в Южной Африке, где среди гостей были Нельсон Мандела, президент Зимбабве Роберт Мугабе, бывший премьер-министр Кении Райла Одинга и американская звезда бокса Флойд Мэйвезер.

Влияние в элитах приобретается через благотворительную организацию Фонд семьи Итковиц. Он финансирует все — от торжественных ужинов и приемов в АНК до операций по борьбе с браконьерством в парке Крюгера. Итковиц поддерживает высокотехнологичные стартапы. В августе 2015 года он инвестировал два миллиона долларов в PaidEasy — приложение для оплаты смартфонов, созданное Греггом Джековицем.

За ближневосточный регион и «черные поставки» израильских технологий в области авионики в компании отвечает бывший главком ВВС ЮАР Карло Гальяно. До назначения начальником военно-воздушных сил он возглавлял отдел совместных операций ВВС (с 2000 по 2003-й), затем был директором отдела политической стратегии и программ МО ЮАР. В 2013-м был нанят в качестве специального советника Итковица. Это событие совпало по времени с запуском первых военных самолетов, производимых компанией Paramount arms group (в том числе передового высокоэффективного разведывательного самолета ARLHAC), и приобретением Итковицем французской группы в области авионики «Передовые технологии и инженерные системы» (АТС), которую возглавил Жан-Марк Пизано.

Гальяно — специалист в области израильской авиационной техники, имеет широкие связи в ВПК. С 1991 по 1994 год был военным атташе ЮАР в Израиле. Итковиц назначил его ответственным за стратегию и развитие на Ближнем Востоке в аэронавигационном подразделении своей компании Paramount Advanced Technologies (PAT). В сентябре 2014-го генерал-лейтенант Гальяно в отставке подписал меморандум о взаимопонимании между Paramount и турецкой компанией Aselsan. В настоящее время он продолжает географическую экспансию, к примеру, в апреле 2016-го встречался с послом Белоруссии в ЮАР Андреем Молчаном, чтобы определить возможности сотрудничества с Минском.

Гальяно сопровождал на этой встрече еще один советник Итковица — Виктор Зазерадж, который возглавлял МИД Южной Африки в переходный период 1993–1995 годов и был послом ЮАР в Чили. Благодаря его связям Paramount выиграла контракт на поставку бронеавтомобилей Maverick vehicles для чемпионата мира по футболу 2014 года и Олимпийских игр 2016-го в Бразилии. Сейчас Гальяно лоббирует продажу ВВС КСА легких разведывательно-ударных самолетов ICR.

Через этих людей и покупку «Денел» саудовцы и пытаются повторить успех Абу-Даби десятилетней давности, когда ОАЭ за счет участия в деятельности южноафриканских оружейных компаний, их связей на европейском и израильском рынках вооружений сумели приобрести ряд перспективных военных технологий. Благодаря упомянутым ноу-хау ОАЭ развернули в Ливии ряд образцов, которые адаптировали и интегрировали на местном уровне для собственного использования, в том числе боевые штурмовики, которые эффективны в борьбе с партизанами. По рекомендации Эрика Принса, основателя компании Blackwater и главного консультанта по вопросам безопасности Абу-Даби, такие компании ОАЭ, как Northstar Aviation, стали специализироваться на военном переоборудовании гражданских вертолетов и самолетов, которые сейчас развернуты в Ливии в составе ЛНА Халифы Хафтара и эксплуатируются там американским и южноафриканским персоналом.

Поиск новых партнеров по ВТС происходит на фоне внутренних разногласий в SAMI. Американцы стремятся сместить Швера, который отвечает за приобретение секретных военных технологий втайне от наблюдателей из США. Вашингтон стремится к тому, чтобы все оборонные контракты КСА предварительно согласовывались с Агентством по иностранным военным продажам (FMS). Пока Мухаммед бен Сальман и его доверенный человек — глава SAMI Ахмед аль-Хатиб поддерживают Швера. Но саудовцам пришлось согласиться с требованиями американцев по назначению в сентябре Брандта Паско на пост главного юрисконсульта SAMI. Паско, ставленник нынешней администрации США, должен изучить законность контрактов, заключенных с иностранными промышленными предприятиями.

В настоящее время он управляет собственной фирмой Pasco & Associates, но является давним юрисконсультом In-Q-Tel — инвестиционного фонда, действующего в интересах ЦРУ и Департамента внутренней безопасности (DHS) США. Паско был сотрудником переходной команды Дональда Трампа в составе целевой группы, посвященной обороне и разведке. Именно ему при Бараке Обаме Совет национальной безопасности (СНБ) поручил работать над реформированием системы американского военного экспортного контроля. Таким образом, США наложили руку на оборонные контакты КСА, стремясь дистанцировать от крупных заказов возможных конкурентов из числа европейцев, израильтян и южноамериканцев.

Заговорщики в строю

Власти Саудовской Аравии изучают возможность того, чтобы возложить вину за смерть журналиста Джамаля Хашогги на генерала Ахмеда Асири, который занимает высокий пост в разведке королевства и является советником наследного принца Мухаммеда бен Сальмана Аль Сауда. Об этом сообщила в своей электронной версии газета «Нью-Йорк таймс». Имя генерала прозвучало на секретных брифингах в Белом доме после возвращения госсекретаря Майкла Помпео из поездки в Саудовскую Аравию и Турцию. По данным «Нью-Йорк таймс», Эр-Рияд намерен представить дело так, будто наследный принц устно поручил Асири поймать журналиста и доставить его в Саудовскую Аравию для допроса. Однако генерал, командовавший в свое время операциями коалиции в Йемене, недопонял инструкции либо превысил данные ему полномочия, в результате чего Хашогги был убит.

Эта версия событий может помочь Саудовской Аравии вывести из-под подозрения наследного принца, которого американские спецслужбы считают наиболее вероятным организатором расправы над журналистом. Старший советник президента США Джаред Кушнер, по откликам источников газеты, уговаривает Дональда Трампа не отказываться от поддержки бен Сальмана, на которого Вашингтон сделал ставку во внешнеполитическом курсе на Ближнем Востоке. Напомним, что саудовский журналист, известный критическими высказываниями о политике Эр-Рияда, отправился 2 октября в генконсульство КСА в Стамбуле для оформления документов и с тех пор не выходил на связь. По данным турецких СМИ, цитирующих должностных лиц, в том числе приближенных к Эрдогану, Хашогги был убит в здании дипмиссии. Эта версия рассматривается турецкой полицией в числе основных (подробнее — в статье «У Эр-Рияда наготове оружие возмездия»).

Асири занимает должность заместителя начальника Директората внешней разведки (ДВР КСА) Али Хумадиана. Эта спецслужба была создана в апреле нынешнего года в ходе перетасовки кадров в системе безопасности в связи с опалой и удалением из политики бывшего наследного принца и министра внутренних дел КСА Мухаммеда бен Найефа. Большинство новых назначенцев в системе спецслужб и обороны были людьми, близкими министру обороны и наследному принцу бен Сальману. К ним прежде всего относится его главный военный советник на тот период Ахмед Асири (говорящий на французском языке), который тогда и был повышен до должности заместителя начальника ДВР.

До этого Асири был командующим и публичным спикером сил аравийской коалиции в Йемене, ничем себя на этом посту не проявив и успев поссориться с военными из ОАЭ. Он пытался привлечь к участию в аравийской коалиции новых союзников из числа арабских стран, Пакистана и США, но и тут успеха не достиг. Недовольство действиями Асири со стороны Абу-Даби привело к его отставке. При этом кронпринц нашел верному ему Асири новый пост в системе спецслужб, поручив отвечать за блок общения с американскими коллегами по линии партнерских связей. Так что в ЦРУ генерал хорошо известен.

Асири сопровождал кронпринца во всех его зарубежных турне (в том числе в США и Францию минувшей весной), а также участвовал во всех консультациях с зарубежными коллегами в Эр-Рияде. Последний раз — с пакистанскими спецслужбистами месяц назад. При этом советником по национальной безопасности является не Асири, как об этом пишут СМИ, а ветеран саудовской разведки и представитель влиятельного клана Мухаммед аль-Гафли, который имеет отличные связи в спецслужбах ОАЭ.

Отметим, что даже после отставки Асири остался в теме йеменского досье. Именно он в марте этого года был представителем МБС на секретных переговорах с хоуситами в Омане. Он же вел переговоры с представителями клана экс-президента Йемена Али Абдаллы Салеха в ОАЭ о возможности их перехода на сторону аравийской коалиции и дальнейшей инкорпорации в будущую политическую архитектуру воюющей страны. Происходило это накануне мятежа сторонников экс-президента Салеха в Сане и его последующей гибели. Сам Асири к Салеху симпатий не питал и со скепсисом относился к перспективе возвращения этого клана во власть.

Высказанная в СМИ версия вывода кронпринца из-под удара страдает недостатком. То, что Асири перестарался, не отменяет факт приказа о похищении журналиста со стороны наследного принца. Для Запада сам факт такого поведения высшего чиновника и без пяти минут короля неприемлем. Есть все основания полагать, что кронпринц может лишиться поста министра обороны, что ставит под вопрос многомиллиардные контракты с США с точки зрения репутационных рисков для американских компаний. При этом остается открытым вопрос о его сохранении в системе престолонаследия.

Разговоры о том, что брат кронпринца — 30-летний Халед бен Сальман может быть назначен вторым наследным принцем, начались в окружении короля еще в июне. Это назначение должно было сместить линию наследования престола от потомков Абдель Азиза Аль Сауда к королю Сальману бен Абдель Азизу. Одновременно такое назначение позволило бы королю иметь замену из собственного клана, в случае если М. бен Салман не сможет сменить его по какой-либо причине. Похоже, такая причина нашлась, хотя в правящей семье в Саудовской Аравии на протяжении последнего столетия происходило и не такое. Убийства и покушения на убийства монархов и наследных принцев на Ближнем Востоке не редкость…