Финансовый кризис национализма | Продолжение проекта «Русская Весна»

Финансовый кризис национализма

Как вы знаете, буквально накануне Россия объявила о санкциях в отношении Украины. Напомню: данные меры являются исключительно ответным шагом на неадекватную международную политику официального Киева. Круг украинских лиц и организаций, подпадающих под экономические ограничения в РФ, до конца не определён — это будет сделано позже. Однако уже сейчас можно сделать предварительные выводы о том, как санкции отразятся на фронтовой обстановке в Донбассе, несмотря на то что на первый взгляд эти вещи напрямую не взаимосвязаны.

Вероятнее всего, определённые финансовые табу лягут именно на украинское бизнес-сообщество, а именно на такие одиозные фигуры, как Коломойский, Ахметов, и на других олигархов, которые в той или иной форме поддержали февральский переворот 2014 года, устроенный «евромайданом», или же смирились с ним. Принцип, некогда обозначенный Путиным в России как «мухи отдельно — котлеты отдельно», на Украине фактически не работал никогда. Олигархические элиты были густо и плотно переплетены с властью, а также с силовыми структурами. Этот гордиев узел, который представляет собой украинский истеблишмент в целом, не разрублен до сих пор, а следовательно, его влияние на донбасскую войну и вовлечённость в неё просто-напросто неизбежны.

Надеюсь, не нужно объяснять, что самые боеспособные и оснащённые подразделения украинской армии (и других силовых структур) активно пользуются спонсорской помощью так называемых волонтёров, за которыми по факту стоят влиятельные олигархические лобби. В наибольшей степени это касается как раз радикализированных образований вроде запрещённого в России «Правого сектора», батальонов «Азов», «Айдар» и прочих «добробатов». Они получают не только примитивные финансовые поощрения за отдельные операции, которые оплачиваются из карманов украинских олигархов, но и современную околовоенную технику: мощные радиостанции, навороченную экипировку и самое главное — беспилотники.

Именно дроны в последние несколько месяцев войны выполняют львиную долю огневых диверсий на донбасском фронте. Украинские беспилотники не только регулярно летают над линией соприкосновения, собирая информацию, но и сбрасывают снаряды в том числе и на гражданский сектор народных республик. Только за один месяц (речь идёт о сентябре) средства ПВО ДНР сбили больше десятка летательных аппаратов, запущенных Киевом. Треть из них были оборудованы механизмами для сброса взрывных устройств.

И если самый обычный любительский беспилотник действительно отнюдь не дорогое удовольствие (его цена колеблется в районе $2000–3000), то конструкция с механизмом для сбрасывания СВУ стоит в разы дороже.

Судя по тому, насколько интенсивно донбасские сепаратисты сбивают эти чудеса техники, расходы на беспилотники силовики, подконтрольные Киеву, несут существенные, и покрываются они как раз украинским бизнесом, который вот-вот подпадёт под российские санкции.

История с беспилотниками рассказана в качестве иллюстрации. В реальности же фронтовых сфер, в которые втянуты негосударственные деньги, гораздо больше. В этом контексте встаёт довольно острый вопрос: насколько охотно украинский бизнес, так или иначе работающий на российском рынке, после того как начнёт нести ощутимые финансовые потери, будет заинтересован в дальнейшем спонсировании АТО, пускай и переименованной в ООС (операция объединённых сил)?

В случае украинских олигархов, все четыре года довольно успешно сидевших по крайней мере на двух (иной раз и на трёх-четырёх) стульях, когда бизнес-интересы в России удивительным образом не противоречат финансовому сотрудничеству с самыми ярыми украинскими националистами, история с санкциями, выдвинутыми Москвой, превращается в замкнутый круг. Абсолютно убыточный круг. Им теперь не то что на своих стульях не усидеть — они загнаны российскими санкциями в некий экзистенциальный, с точки зрения финансового мира, угол. Для них продолжение спонсорства войны в Донбассе — это теперь не только траты сами по себе, но и усугубление сложившегося санкционного положения.

Чтобы вырваться из этого круга, украинскому сообществу действительно придётся встать наконец перед серьёзным выбором, на каком из стульев сидеть. Ошибиться нельзя, потому что в новой реальности сидеть можно будет только на одном. Я уверен, что по крайней мере часть из них примет решение отказаться от финансовых вливаний в националистические подразделения, что не только ослабит позиции «Правого сектора» и сопутствующих одиозных формирований, но и во многом поможет приблизить окончательную победу Донбасса в гражданской войне. Ведь насколько идейными и эффективными окажутся украинские националисты, лишившись серьёзного финансового стимула, станет понятно довольно скоро. Я почему-то уверен, что пережить финансовый кризис в этом смысле по зубам далеко не всем даже самым отмороженным «бандеровцам».

«Правый сектор» — запрещенная в России экстремистская организация.