Северный Суэц. Открытие близко | Продолжение проекта «Русская Весна»

Северный Суэц. Открытие близко

Первым иностранным гостем, прибывшим в Россию через порты Севера, был англичанин Ричард Ченслер. Этот факт считается столь важным, что он даже занесён в учебники по истории (седьмой класс, царствование Ивана Грозного). Но мало кому известно, что руководителем этой экспедиции был отнюдь не Ченслер, а Уиллоуби, а целью путешественников являлась вовсе не Русь, а Китай.

Ещё в середине шестнадцатого века британские купцы пытались найти кратчайший путь в Поднебесную — через Ледовитый океан. По сравнению с огромной морской дугой вокруг Африки и Малакки такая дорога выглядела гораздо более короткой. Однако «генерал Мороз», царствующий в этой части планеты, оказался угрозой не для одного только Бонапарта. Сэр Уиллоуби с большой частью команды погиб во время первой же зимовки, а его помощнику Ченслеру не оставалось ничего иного, как искать спасения в ближайшей русской гавани — Архангельске.

Морской путь «из англичан в китайцы» долгие века оставался несбыточной мечтой. Паковые льды, круглогодично сковывающие большую часть самого северного океана планеты, казались непреодолимыми. Множество смельчаков навеки сгинуло в торосах. Их безвестные исчезновения в ледяных пустынях дали богатый материал для творчества русских писателей — от Обручева до Каверина.

Возникновение ледокольного флота позволило начать покорение строптивой и коварной Арктики. Творения отечественных корабелов начали пробиваться даже сквозь паковые льды. Уже в годы Великой Отечественной войны по Севморпути было перевезено 4 миллиона тонн грузов, и даже боевые корабли Тихоокеанского флота сумели обогнуть Евразию с севера, пройдя через Арктику в Баренцево море.

Появление атомных ледоколов и вовсе дало человеку неоспоримую власть над ледяной стихией. Казалось, вот-вот, и на карте Земли появится новая транспортная артерия, конкурирующая с азиатско-европейским морским коридором через Суэцкий канал. Ещё бы, расстояние из портов Кореи и Японии до портов Англии и Голландии через Арктику почти вдвое короче!

Однако воплощение проекта теперь сдерживалось не техническими возможностями, а ценой. Ломать ледяной пак, даже с помощью атомной энергии — дорогая затея. Относительно приемлема себестоимость арктического каботажа в тёплый сезон, в июле—сентябре, когда кромка льдов где-то отступает от берега, а где-то истончается до минимума. Но зимой могучие торосы Севера съедают все возможные выгоды от сокращения пути. Поэтому до сих пор Северный Морской Путь остаётся экзотической транспортной линией. В самый удачный год по нему проходит столько транзитных судов, сколько по Суэцкому каналу за полдня.

Значит ли это, что северные берега России так и останутся безлюдными? Вовсе нет. Стремительные изменения климата сулят большие перспективы для северной транспортной артерии.

Ещё сорок лет назад площадь не поддающегося летнему таянию ледяного панциря в Арктике превышала семь миллионов квадратных километров. Однако с каждым десятилетием льды под воздействием летнего солнца сжимаются всё сильнее и сильнее. В 2007 году поставлен первый исторический рекорд по таянию — до 4,2 миллионов квадратных километров. В 2012 году рекорд побит, и панцирь сжался того пуще, до 3,4 миллионов. 2016 год показал хоть и не рекордное, но очень значительное сокращение — до 4,1 миллиона, а в среднем за последнее десятилетие размер летней шапки на куполе планеты устойчиво спустился ниже пятимиллионной отметки.

Часть учёных говорит о проявлении «парникового эффекта», благодаря которому к концу века Ледовитый океан будет открываться в летний сезон полностью, а вековые льды станут такой же приметой прошлого, как мамонты. Другие исследователи утверждают, что мы имеем дело всего лишь с периодическими колебаниями температуры — Земной шар восстанавливает привычный климат после «малого ледникового периода» середины прошлого тысячелетия. Какой бы не оказалась истинная причина, все сходятся на том, что повышение температуры — долгосрочная тенденция, и через несколько десятилетий климатический профиль Арктики изменится радикально.

Уже сейчас паковые льды на пике тёплого сезона (в начале сентября) перекрывают Севморпуть только у побережья Таймыра. Лет через десять и эта, последняя «задвижка» приоткроется, а с каждым годом будет открываться всё шире. Это означает, что в самые удачные дни можно будет добираться «из англичан в китайцы» без помощи ледоколов, а в остальную часть года затраты на прокладку пути ощутимо сократятся. Северная навигация станет коммерчески выгодной и массовой. А это обязательно повлечет за собой оживление Арктики, развитие прибрежной инфраструктуры, появление промежуточных портов и обслуживающих баз.

Таяние северных льдов стимулирует и наших конкурентов. В Евросоюзе уже задумываются о прокладке «Арктического моста» от пролива Дежнева прямиком через полюс, минуя российские прибрежные воды. Этот проект позволит выиграть ещё несколько сот, а то и тысячу километров на сокращении расстояния. Но полюс, если и откроется для плавания, то ещё нескоро. Кроме того, «Арктический мост» уступает Севморпути из-за невозможности строительства промежуточных баз, дозаправки и т. д. Всё-таки европейцы планируют навигацию через открытый океан, где на огромном протяжении маршрута нет ни одного завалящего островка.

В любом случае, нам не стоит мешкать и дожидаться, когда «макушка планеты» откроется полностью, лишив нас преимущественного положения на перспективном торговом пути. Надо воспользоваться моментом, ведь в ближайшие полвека Россия наверняка будет монополистом арктического транзита. Климатическая тенденция такова, что сокращение ледяной шапки на четверть будет соответствовать увеличению транспортного потока на порядок. Это серьёзная экономическая возможность, которую нельзя упускать. Важно только своевременно вложиться в инфраструктуру и рекламу, чтобы ко времени таяния «таймырской задвижки» берега русского Севера уже выглядели привлекательными на мировом рынке транспортных услуг.

Севморпуть может стать и станет, вслед за Транссибом, второй горизонтальной хордой страны, которая скрепит Россию от Дальнего Востока до Запада. Не будем обещать, что роль арктического транзита в российской экономике сравнится с ролью суэцкого транзита в египетской, а Уэлен превратится во второй Сингапур. Но то, что доход от раскрывающегося транспортного коридора в итоге будет велик, а посёлки Севера ожидает новый этап бурного роста, представляется бесспорным.