Эрдоган и Алиев делают сложный выбор между Трампом и Путиным | Продолжение проекта «Русская Весна»

Эрдоган и Алиев делают сложный выбор между Трампом и Путиным

С 5 ноября вступают в силу новые американские санкции в отношении Ирана. Они направлены в первую очередь в отношении нефтедобывающей и банковской отраслей и касаются третьих стран, ведущих коммерческие дела с Тегераном. Однако при этом создается острая коллизия, прежде всего на стыке Закавказье — Ближний Восток. Государственный секретарь США Майк Помпео заявил о том, что Вашингтон делает исключение из санкций для восьми стран, которые импортируют иранскую нефть. Но, по его словам, речь идет о «временных исключениях», и «только на том основании, что они демонстрируют существенное сокращение импорта сырой нефти из Ирана».

Мы начнем с того, что, как сообщается в уведомлении американского министерства финансов, Вашингтон вывел из санкционного режима проект азербайджанского трубопровода, по которому газ с месторождения «Шахдениз» будет поставляться в Европу через Турцию. Обоснование: он обеспечивает «безопасность и энергетическую независимость Турции и стран Европы от России и Ирана». И это тогда, когда Европейский союз не вошел в число тех, на кого не будут распространяться санкции США. Зато разрешено закупать иранскую нефть Турции, но при условии, что Анкара постепенно будет сокращать объемы. Удивительно другое. На этом фоне Помпео в разговоре с радиоведущим Тони Кацом предъявил Турции чуть ли не ультиматум. Госсекретарь заявил: «Вашингтон выражает надежду на то, что Анкара сделает выбор в пользу того, чтобы остаться союзником НАТО» и «не возьмет курс на выход из альянса», что «Турция останется союзником НАТО». Помпео также отметил: «Вашингтон выражает надежду, что и Турция, и ее президент Реджеп Тайип Эрдоган в итоге сделают вывод, что США более выгодный партнер, чем Иран, поэтому стране следует придерживаться более тесного сотрудничества именно со Штатами, НАТО и странами Европы».

Парадокс как раз в том, что главы МИД Германии, Франции и Великобритании, а также дипломатический представитель ЕС подписали совместное заявление, в котором выражается «сожаление относительно решения президента США Дональда Трампа с 5 ноября вновь подвергнуть санкциям Иран» и подтверждается, что они «намерены сохранить сотрудничество с Тегераном, а также финансовые операции и торговлю нефтью и газом в рамках Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД)». Может быть, Помпео уверен, что по ходу развития событий Вашингтону удастся сломить сопротивление Брюсселя? Комментируя эту непростую ситуацию, бывший заместитель министра национальной безопасности Азербайджана Сульхаддин Акпер говорит следующее: «Ужесточение санкционного режима в отношении Тегерана серьезно отразится главным образом на соседних странах. Азербайджан и другие соседние Ирану страны могут оказаться „между“ Тегераном и Вашингтоном. Не говорю уже о России, в отношении которой тоже ужесточаются санкции, и которая имеет особый интерес в регионе Южного Кавказа, Каспия и даже в самом Иране».

По его словам, «Азербайджан имеет важное стратегическое значение для Ирана по сравнению с Арменией. Не стоит забывать о том, что 43% населения Ирана составляют этнические азербайджанцы. В иранской элите — политической, военной, культурной — азербайджанцы занимают видное положение». Но в то же время: «С 5 ноября санкции вступят в силу, в регионе может сложиться совершенно иная ситуация, которая так или иначе отразится и на интересах Баку. В одном вопросе американцы пошли на уступки Азербайджану. Но в целом, как мне кажется, Азербайджан будет придерживаться санкционного режима, наложенного на Иран, иначе американцы решат нас наказать». То есть Баку может дистанцироваться от Европы и России, которые не поддерживают американские санкции против Тегерана. При этом Вашингтон в отношении Азербайджана использует прием «энергетического пряника». Однако готовы, точнее, смогут ли США успешно разыграть «турецкий гамбит», отказаться от поддержки сирийских курдов, превратив их в разменную монету, чтобы развалить альянс Россия — Турция — Иран на сирийском направлении и вернуть Анкару в орбиту своей ближневосточной политики?

Возможно, что Вашингтон с Турцией будет разыгрывать курдскую карту, чтобы Баку и Анкару загнать в антииранский лагерь. Или вероятно другое. Учитывая, что Азербайджан всё же позиционирует себя как «прозападное государство», США называют его союзной для себя страной, тогда как у Турции в регионе своя обширная повестка, и расхождения по ней с Вашингтоном не сводятся только к курдам, что обозначен фактор объективной заинтересованности Анкары в расширении экономического сотрудничества с Ираном и Россией, создается ситуация, при которой может быть разыграна и азербайджанская карта. Кто готов к такому повороту событий? Не случайно многие эксперты заявляют, что Анкара и Баку вместе оказываются перед сложнейшим историческим выбором в ситуации очень узкого маневрирования. С одной стороны — США, Израиль, страны Персидского залива, Азербайджан, а с другой — Турция, Россия и Иран. Или другой вариант: в случае, если Вашингтону удастся перетянуть на свою сторону одновременно Турцию и Азербайджан, тогда появится коалиция Россия — Иран — Китай.

Так что Трамп затеял в регионе острую игру, итоги которой — независимо от ее результатов (один из них может привести к изгнанию США — С.Т.) — определят новый геополитический облик огромного региона. Выбор для Эрдогана и его азербайджанского коллеги Ильхама Алиева, прямо сказать, не из легких, такой впервые с момента обретения этими государствами своей независимости. При подобной дилемме, как говорится, вариантов мало. Надо будет выбирать между «американским злом» и новой Россией с Ираном.