Ловля Рыболовлева | Продолжение проекта «Русская Весна»

Ловля Рыболовлева

7 ноября 2018 года, в очередную годовщину Октябрьской революции, в российскую прессу попала новость о миллиардере Дмитрии Рыболовлеве. Днём ранее он был арестован в княжестве Монако, а в его доме был проведен обыск. Впрочем, к 7 ноября инцидент с Рыболовлевым уже «счастливо» разрешился: толстосум был освобождён из-под стражи, но оказался заперт в крошечном Монако — суд запретил ему покидать тесные 2 квадратных километра территории княжества, до окончания расследования.

Кто же посмел «обидеть» миллиардера? Как оказалось — отнюдь не его бывшие сограждане. Рыболовлева запер в Монако арт-дилер Ив Бувье, которого миллиардер обвиняет в присвоении 1 млрд долларов в процессе посредничества в торговле картинами, пополнившими коллекцию Рыболовлева. В свою же очередь Бувье подал встречный иск, обвинив Рыболовлева в давлении на судебные власти и в торговле влиянием в данном деле, добившись домашнего ареста миллионера.

Вот такой, с позволения сказать, «скандал в благородном семействе». В принципе, ничего удивительного: Рыболовлев после отъезда из России потратил, согласно экспертным оценкам, уже более 2 млрд долларов на картины и иные произведения искусства. Прямо-таки по девизу «всё в дом», если под домом Рыболовлева рассматривать не российскую Пермь, где он родился, а крошечное Монако, которое сам Рыболовлев назвал «местом своего долгосрочного пребывания».

Дмитрий Рыболовлев — это, по-своему, квинтэссенция российской бизнес-элиты 1990-х годов. Идиоматическое советское «украл, выпил, в тюрьму» в это время было успешно трансформировано в «украл, нагадил, сбежал на Запад» — и по этому пути прошёл отнюдь не только бывший владелец «Уралкалия». Но его путь от медицинского кооператива до владельца клуба «Монако» был уж слишком хрестоматийным.

Основной актив, который позволил Рыболовлеву запрыгнуть на такой магический трамплин к успеху — это предприятие «Уралкалий», расположенное в пермских Березниках. После «успешного» руководства предприятием в 1995–2010 годах, Рыболовлев оставил Березникам лишь провалы в земле от хищнических выработок соляных копей и токсичные стоки, которые отравляют реки вокруг этого небольшого пермского города. А в Монако и любимую им Швейцарию забрал огромные прибыли от продажи калийных удобрений.

Такой принцип, «приватизация прибылей и социализация убытков» — это альфа и омега российского бизнеса 1990–2000 годов. И не надо говорить о «благотворительности», которой якобы потом Рыболовлев пытался искупить свои грехи: крупнейший социальный проект Рыболовлева — это пожертвование 17,5 млн евро на восстановление собора Рождества Богородицы московского Зачатьевского монастыря. В то время, как покупка футбольного клуба «Монако» в 2011 году обошлась ему в 200 млн долларов и ещё минимум по 100 млн евро в год Рыболовлев вкладывал в этот клуб на протяжении последующих 5 лет. Да и себя и родных Рыболовлев никак не обидел — ещё в 2008 году он приобрёл особняк «Дом дружбы» у будущего президента США Дональда Трампа, а в 2011 году дочь Рыболовлева, Екатерина, приобрела за папины деньги самые дорогие в Нью-Йорке апартаменты стоимостью в 88 млн долларов.

Однако, ещё раз подчеркнём — все эти деньги отнюдь не «папины», а полученные в результате массы мошеннических схем приватизации имущества в «лихие» 1990-е годы и последующей хищнической эксплуатации российских недр в «тучные» 2000-е. Это деньги, которые превратили улицы Березников в лунный пейзаж, а окружающие город озёра и реки — в токсичную помойку.

Поэтому никакой жалости к «невинному» Рыболовлеву, которого теперь сажает под домашний арест обманувший его арт-дилер, никто в России не испытывает. Старая русская поговорка «вор у вора дубинку украл» как нельзя лучше характеризует сложившуюся ситуацию. Рыболовлев бежал на Запад, считая Россию неважным местом для жизни — но теперь «следственным изолятором» для него внезапно оказалось княжество Монако. Ирония судьбы, но, надо сказать, справедливая и поучительная ирония.

Конечно, Рыболовлев выкрутится. В конце концов, даже в ельцинской России он смог оправдать себя в судах в 1997 году, когда его обвинили в организации заказного убийства бизнесмена Евгения Пантелеймонова, который был его конкурентом в приватизации «Уралкалия». Конечно, прибыли «Уралкалия» уже вывезены на Запад — и никто не вернёт этих денег назад из крошечного Монако, горной Швейцарии или заокеанских США. В худшем случае Рыболовлев просто потеряет часть своих капиталов в рамках процедуры насильственного «раскулачивания», которое проведут с «опасным русским» строго в рамках европейского правосудия.

Но, согласитесь, даже в таком сценарии российские зрители из Березников, Перми — да и из многих других мест нашей страны Дмитрию Рыболовлеву лишь поаплодируют. Преступление и наказание, как оно есть — пусть и несовершенное, запоздалое и весьма однобокое, но уж точно справедливое и неотвратимое. Куда бежал спасаться, там тебя и наказали.

И да. Вексельберга, Костина и Дерипаску не пригласили на Давосский форум. Глядишь, и патриотизм среди российской бизнес-элиты станет не формальной вывеской, а вынужденной данностью…