Эрдоган вновь вспомнил о переделе границ на Ближнем Востоке | Продолжение проекта «Русская Весна»

Эрдоган вновь вспомнил о переделе границ на Ближнем Востоке

Накануне визита в Париж по случаю 100-летия окончания Первой мировой войны президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган в статье во французском издании Le Figaro заявил, что «передел границ региона недопустим», а «предотвращение принятия нового соглашения Сайкса-Пико по разделу Ближнего Востока имеет важное значение как для безопасности Европы, так и с точки зрения уважения к странам региона».

Напомним, что секретные переговоры о будущем Османской империи велись с 1915 года. Соглашение было секретным и не подлежало огласке. Оно разрабатывалось британским и французским дипломатами Марком Сайксом и Франсуа Жорж-Пико, в соответствии с которым Османская империя должна была быть поделенной между тремя союзными державами.

За французами закреплялись нынешняя Сирия, Ливан. Сложнее обстояло дело с Мосулом, на который претендовал Париж. Англичане сперва уступили, но вопрос был поднят вновь — и в конечном итоге уже после окончания Первой мировой регион закрепили за Англией. Позже к разделу османских территорий присоединилась Италия, которой выделили кусок на юге современной Турции. Были определенные условия по судьбе Багдадской железной дороги: французы получали свой участок, англичане — свой.

После прихода в России к власти большевиков ситуация изменилась кардинально. В ноябре 1917 года большевистское правительство выступило против секретных договоров. Текст соглашения Сайкса-Пико был опубликован и охарактеризована как «империалистический сговор» за спиной народов, проявление политики аннексий, контрибуций и так далее. Россия выбыла из войны и перестала быть участником соглашения держав Антанты. А границы современной Турции были провозглашены «Национальным обетом», принятым турецким парламентом. Казалось бы, все это история, но почему Эрдоган вновь заявляет о возможности появления нового соглашения по Ближнему Востоку типа Сайкс-Пико?

Так называемая «арабская весна», вовлечение Турции в сирийский кризис привело к тому, что эта страна стала чувствовать себя ослабленной — появилась реальная возможность появления у ее границ при помощи США курдского государства. При этом курдский фактор давит на нее с двух сторон — с иракской и сирийской, хотя на словах все внешние игроки нынешней ближневосточной мистерии заявляют о нерушимости территориальной целостности государств в качестве приоритетного принципа. Во внешней политике Турции нашло свое глубокое отражение обеспечение территориальной целостности государств. Эрдоган сомневается в том, что удастся до конца всем придерживаться такой позиции. И здесь нет ничего необычного, если США — несмотря на многолетнее сотрудничество с Турцией в формате НАТО — продолжает процесс по формированию восточнее Евфрата курдского государственного образования, что действительно может быть сопряжено с новой попыткой раздела Ближнего Востока на сферы влияния.

Анкара считает такую возможность вполне реальной, полагая, что в мире есть силы, которые «желают отомстить туркам» и далека от рассуждений на уровне исторической символики. Потому, что сегодня Турция оказалась в турбулентной среде, в чрезвычайно сложной и запутанной геополитической картине. Не случайно американские эксперты — Foreign Policy in Focus (более известная как FPIF) — недавно выступили с открытым прогнозом о том, что потенциальный раздел Ирака и Сирии может привести к возникновению как минимум шести новых микрогосударств, однородных по этническому и религиозному составу. Поэтому озабоченность Эрдогана по этому поводу звучит вполне обоснованно, так как он понимает, что Турцию привели к такой точке, на основе которой можно разыграть любую игру через нарастание центробежных процессов на Ближнем Востоке.

Турция находится в альянсе с Россией и Ираном на сирийском направлении, но, не желая полностью порывать с США, использует приемы политики балансирования между двумя центрами. В сложившейся ситуации Анкаре ничего не остается, как постоянно демонстрировать искусство дипломатического маневра и готовность отстаивать свою территориальную целостность. Но все ли теперь в ее руках? В практическом смысле на Ближнем Востоке проблемы одних государств автоматически отражаются или ретранслируются на проблемы соседних с ними стран.