Невидимая рука дергает за ниточки европейскую оппозицию | Продолжение проекта «Русская Весна»

Невидимая рука дергает за ниточки европейскую оппозицию

Вряд ли американского политтехнолога можно поздравлять с провалом в Европе: работа по схеме «не способен развалить — возглавь» в большинстве случаев приводит к разрушению объекта. Хотя более медленному, чем подрыв.

Евроскептики передумали покидать ЕС. Напугав в последние месяцы своими «евроразрушительными» программами и заявлениями Брюссель, они неожиданно (для многих непосвященных) сменили тактику и приоритеты. Теперь они хотят доминировать в Евросоюзе.

Национал-популисты, как их любит называть традиционная евросоюзная правящая элита, сориентированы ныне на продвижении идеи создания «Европы наций» вместо абсолютного отказа от союза, в котором действовали нормы империи.

Вдруг подуло ветром перемен…

Смена вектора случилась практически сразу после того, как глава Совета Европы Дональд Туск, вызванный в польский парламент для дачи показаний по делу финансовой пирамиды Amber Gold и сильно обиженный длившейся почти семь часов игрой в вопрос-ответ, решил набрать немножко политических очков.

Кому, как не Туску, знать, что недовольство поляков действиями ЕС в отношении их страны растет? Для политика такого ранга просто грех было бы этим не воспользоваться. Можно себя выставить защитником униженных (лишением права голоса в европейских верхах за попытки выстроить «не так, как у всех» судебную систему) и оскорбленных (обещаниями Еврокомиссии потребовать от Польши начать отчислять в евробюджет больше, чем получать из него).

Дивидендов Туск особых не получил — борьбу с унижающими и оскорбляющими Польшу евровластями ведет партия его политического противника Ярослава Качиньского «Право и справедливость», и чужих там не приветствуют. А она, пока Туск раскачивался, успела поймать другой ветер в свои паруса.

Ветер этот оказался каким-то подозрительно очень общим для евроскептиков, слишком уж одновременно повернувшим с разрушительной по отношению к ЕС стези на реформаторскую.

Складывается впечатление, что объявилась какая-то невидимая рука, которая подергала за ниточки управления видными фигурами европейской оппозиции.

Чья рука?

Официального объявления не было, но… В августе пресса ЕС буквально взорвалась штормовыми предупреждениями: «К нам едет Стивен Бэннон». С предположениями, что американский стратег-политтехнолог прибывает с целью записать в свой актив еще одну победу. В том, что Стивен ее добьется, никто даже и усомниться не подумал. Опыт избирательной кампании Трампа подсказывал, что не стоит тратить время на такое бесполезное занятие, как построение планов «как нам обыграть Бэннона».

Американский политолог заявил, что откроет в Брюсселе фонд под названием «Движение» (Movement), средствами коего будет «обеспечиваться рост крайне правого популизма на европейском континенте». Добавив, что «в странах Евросоюза есть уже партии, для которых национальная идея и самоопределение их государства являются главной программной целью». Серьезность намерений американца подтвердил в интервью испанской La Vanguardia эксперт аналитического центра Carnegie Europe Стефан Лехне:

«Бэннон уверен, что в результате его операции с десятилетиями европейской интеграции будет покончено. Массовые движения против этого явления уже существуют, и потенциала их достаточно, чтобы в один прекрасный момент повернуть жизнь Европы в нужном направлении. По его словам, в определенный момент все произойдет мгновенно, а сделать это будет так же просто, как повернуть выключатель».

Евроскептикам разных стран не хватало именно этого объединяющего начала, без которого их реплики о возможном выходе из сообщества больше все-таки походили на фантомные страшилки, чем на реальные угрозы.

Негативный опыт неумения достичь межпартийного (и межнационального тоже) компромисса у правых популистов-националистов уже имелся: в 2014 году после выборов в Европарламент схожие по взглядам фракции — британская UKIP (Партия независимости Великобритании) Найджела Фараджа, итальянская «Пять звезд» Луиджи Ди Майо, нидерландская «Партия свободы» Герта Вилдерса и французский «Национальный фронт» Марин Ле Пен — не смогли договориться между собой о совместных действиях.

Теперь, похоже, у них все в порядке. И именно поэтому произошла корректировка целей.

Раньше считалось, что ЕС нереформируем, потому что у реформаторов было недостаточно голосов в европарламенте, дабы инициировать процессы изменений. Вернуть государству национальную самоидентификацию и право проводить собственную (в смысле — отличную от евросоюзной) политику в сфере миграции и международных отношений можно было, только выведя это государство за рамки империи, номинально считавшейся демократичным межгосударственным образованием.

Лучше мягче, да лучше

Сегодня, когда усилились позиции «Альтернативы для Германии» и «Шведских демократов», а «Национальное объединение» Ле Пен во Франции котируется выше макроновской «Вперед!» (по последним данным Le Figaro, 22% и 19% общенационального электората соответственно), допустимо и смягчить риторику. Чем, вполне возможно, привлечь на свою сторону дополнительное количество избирателей из числа настроенных продолжать жить под крышей ЕС.

Итак, ни Polonexit, ни Hungarexit. И никакого Italexit — даже не думайте. Скорее это похоже на Merkelexit. Который уже наполовину случился. На майских выборах запланирован Junckerexit. И возможен Macronexit, как вишенка на торте. Планируемый евроскептиками как заключительный акт переучреждения Евросоюза. Кстати, и о программе отказа от единой валюты тоже как-то больше не слышно.

«Новая стратегия заключается в том, чтобы оставаться в союзе и полностью интегрироваться в механизм», — считают аналитики правящей стороны, озвучивая это мнение лишь с целью успокоить себя и других.

Если же приподняться над схваткой, то видишь, что на самом деле, победив, евроскептики собираются не «интегрироваться в механизм Евросоюза», а интегрировать в сообщество новый механизм его работы. Полностью перестроить его инфраструктуру, чтобы вернуть Европе ее истинную культурную, духовную и экономическую сущность, которую ЕС Юнкера, Туска, Меркель и иже с ними просто предал в угоду своим сиюминутным политическим и финансовым интересам. Больше личным, чем общественным.

«Выборы в Европарламент в мае 2019 года определят направление, в котором Европа будет путешествовать», — сказал премьер-министр Венгрии Виктор Орбан несколько дней назад, призвав бороться на этих выборах за то, чтобы «из комиссий Сообщества выдавить тех, кто подменил союз свободных государств контролируемой европейской империей. И намерен дальше продолжать минимизировать роль национальных государств и их лидеров в угоду брюссельским бюрократам».

Не способен развалить — возглавь

«Новый план евроскептиков выглядит эталоном коварства, — считают эксперты испанской El País. — Что хотят „Фидес“ Виктора Орбана, „Лига“ Маттео Сальвини или „Национальное объединение“ Марин Ле Пен? После того, как вы облегченно вздохнули, узнав, что они намерены оставить свои страны в Евросоюзе, не спешите расслабляться. Неизвестно еще, что хуже. Потому что правые и популисты объединяются, чтобы провести „операцию на сердце“ Европы. И как оно потом будет функционировать, страшно представить».

«Мы предложим другой способ организации Европы», — говорит Николя Бэй, член «Национального объединения» (бывший «Национальный фронт») и сопредседатель группы «Европа наций и свобод» в Европейском парламенте.

Популисты-националисты способны взглянуть на себя критически, извлечь уроки из неудач и перестроиться. Пример партии Марин Ле Пен — лишнее тому доказательство.

В мае 2017 года «Национальный фронт» представил на президентских выборах во Франции программу, которая способствовала отказу от евро и предполагала возможность Frexit, то есть выхода Франции из ЕС. Ле Пен сумела пробиться во второй раунд, но проиграла центристу и проевропейскому кандидату Эммануэлю Макрону. Марин и ее сподвижники усвоили урок. Они уловили, что контр-европейское предложение не принесет победного результата на выборах, и перестроились.

#{author}А что Бэннон? Выходит, не справился с задачей, которую сам себе (или не сам себе, что более вероятно) поставил?

Вряд ли американского политтехнолога можно поздравлять с провалом в Европе: работа по схеме «не способен развалить — возглавь» в большинстве случаев приводит все-таки к разрушению объекта. Хотя более медленному, чем обвал, подрыв или снос его.

Возможность членам ЕС действовать по своему усмотрению увеличит как количество, так и степень разногласий в обновленном Евросоюзе и не лишит его возможности испытать на своей шкуре, что такое хаос. Помните звучавшую на всех углах СССР времен перестройки китайскую мудрость «не дай вам бог жить в эпоху больших перемен»?

России от таких изменений в планах евроскептиков, которым в Евросоюзе давно и прочно приклеили прозвище «троянских коней Москвы в ЕС», хуже не будет. При условии меньшей авторитарности Брюсселя и большей национальной самостоятельности государств — членов сообщества у Москвы возможностей влияния на разные регионы ЕС будет даже больше, чем в случае неполного распада его на несколько составляющих.

На полный развал до основания в России, думается, никто никогда всерьез и не рассчитывал.