Кто тут Европа | Продолжение проекта «Русская Весна»

Кто тут Европа

Министерство иностранных дел Германии выразило протест против внесения бывшего канцлера Германии Герхарда Шрёдера в базу украинского сайта «Миротворец», а также потребовало закрыть данный ресурс. Неудивительно, ведь формально это ставит бывшего германского канцлера в очередь на внесудебную расправу со стороны украинских националистов, которые воспринимают данный список как некое руководство к действию. А в силу их полной непредсказуемости и неуправляемости, кто знает, когда, где и будет ли вообще приговор приведён в исполнение. А если действительно будет (немцы вообще склонны воспринимать всё буквально и чётко, тем и славятся), то это не что иное, как вызов национальной безопасности ФРГ. То есть что получается — шутки кончились?

Собственно, кому, как не немцам, знать о тёмных сторонах национализма. К тому же так называемый украинский национализм, угрожающий теперь уже пусть и бывшему, но всё же канцлеру, — это не что иное, как пародия, своего рода хуторская калька с германского национал-социализма середины XX века. И речь здесь даже не об идее объединения нации — на Украине это сплошь усобицы и тотальное разъединение всех со всеми, — речь, скорее, о киношной эстетике.

Может, снятой с фильма «Семнадцать мгновений весны», а может, с голливудских «шедевров» о факельных шествиях, вскинутых руках и воинственном внешнем виде с постмодернистским налётом развесёлого рагулячьего идиотизма бывших обитателей районных ПТУ, подогретых горилкой. Однако масштабы этой опереточно-нацистской постановки на нынешней Украине уже таковы, что вполне могут представлять — и уже представляют! — реальную угрозу для жизни тысяч людей на пространстве того, что мы всё ещё по инерции называем Украиной. И здесь уже действительно становится не до шуток.

Под вопли о «це Европе» и «героямслава» на пространстве бывшей советской Украины, созданной во всей полноте взаправдашнего государства товарищем Сталиным, творятся многочисленные убийства тысяч несогласных с псевдонацистской, с учётом общего разложения и слабоумия политической среды, театральной постановкой. Десять тысяч жизней в Донбассе, десятки сожжённых заживо в Одессе, тысячи арестованных и брошенных в тюрьмы и пыточные камеры СБУ, превратившейся в карательную машину в руках одержимых «украинским национализмом», — всё это, видимо, сущие пустяки и даже совсем не серьёзно, а в каком-то смысле полезно, если смотреть на это из Европы, из Берлина глазами русофобов и борцов с «российской агрессией». Украинский нацизм, пусть даже в таком похабном и клоунском исполнении, не так уж плох, если он направлен против русских и России в целом. Но тут другое.

Боевой нацистский гопак явно выходит из-под контроля и разворачивается к самому Западу, танцуя в сторону покушения на святое — на жизнь европейского гражданина, на хозяина, на законного владетеля священной, как казалось, для каждого «патриота» Украины Европы. А вот это уже недопустимо.

Собственно, чего ждали европейцы, когда сеяли зёрна национализма на плодородной и такой благодатно-восприимчивой к европейским ценностям почве бывшей Украины? Ведь национализм имеет обязательные постоянные параметры, будь то в Европе, на Украине или в Африке. Везде нация — это государство-нация, модернистическая форма государственности, представляющая собой политическое объединение граждан в единое государство. То есть нация неразрывно связана с политической системой государства, с определёнными константными параметрами: светская модель, доминация буржуазных структур власти, секулярность, атомарность граждан — гражданское общество.

Это особые исторические нарративы — собственная версия общеизвестных исторических событий, изложенных сквозь мифологию зарождающейся «нации». Это идиома — искусственный язык, созданный на основе наречий и говоров. Это рациональное обоснование единства, в конце концов. По крайней мере, так видится нация из Европы, с точки зрения первоисточника, идущего от отцов-основателей и философов модерна как такового — Декарта, Миля, Конта, Спенсера, Гобса, Канта в конце концов.

Однако на Украине всё это приняло пародийные, порой чудовищные, искажённые формы, помноженные на тупость и насилие. Никто там, понятное дело, не стал разбираться в учении о «Левиафане» Томаса Гобса или в умозаключениях Макса Вебера о суверенитете. «Кина» оказалось достаточно. Про нацистов, например. Что такое парадигма модерна — думать о том, что кто-то пытался в этом разобраться даже среди идеологов «украинского национализма», просто смешно.

Но самое главное: чтобы стать нацией, сначала надо сложиться как народ — как единая историческая надэтническая общность с единым языком и культурой, вошедшая в историю под общим названием. А вот с этим всем на Украине как раз большие проблемы: всё это пространство, сотканное из различных лоскутов после Второй мировой войны, так и осталось разнородным, полиэтничным, многоконфессиональным и разнокультурным.

На Украине осталось этническое многообразие — русское большинство, малоросские этносы, румыны, венгры, поляки, евреи, цыгане, бойки, гуцулы, русины, татары, верховенцы, долиняне, галичане, вуйки.

Всё это этническое многообразие вполне может сосуществовать в рамках традиционного государства-империи — стратегического единства многообразия, как определяется такая традиционная государственность, но никак не укладывается в рамки модернистского унифицированного на базе гражданской атомарности государства-нации. Не укладывается, но очень хочется уложить, ибо в кино всё весьма ярко, привлекательно и круто. Единственное желание, которое возникает у тупоголового украинского националиста в его чубатой голове, — это загнать всех в стойло «украинской нации» силой, заставить говорить на мове.

Нет общей для всего многообразия народов пространства бывшей Украины истории? Так можно выдумать. Не хватает укоренённости? Так заглубим, например, так: «Все народы Европы произошли 45 тыс. лет назад от украинок» (автор этих строк лично участвовал в обсуждении документального фильма на эту тему в ноябре 2013 года на телеканале «Украина»). Чем не глубина? А если кто не согласен — пусть пеняет на себя. Будет занесён в расстрельный список «Миротворца». И ведь стреляют, взрывают, вешают, пытают, как в кино про гестапо и бравых эсэсовцев. Всех врагов «украинской нации» — Шрёдер, не Шрёдер, цыгане, ляхи, москали — всех к стенке. Какая уж тут надэтническая общность, какая секулярность и гражданское общество, какой Кант, его провозгласивший…

«Украинский национализм» был забавной игрушкой в руках западных политтехнологов до тех пор, пока был направлен против России и русского присутствия на территории, которую мы продолжаем по привычке именовать Украиной. На этом поле американских экспериментов, призванном отсечь Европу от России, дабы сохранить над ней американский контроль, его выводили в пробирке американские политтехнологи. Сама Европа, в принципе, была даже как-то и не против, особенно её проамериканские элиты.

Пусть забавляются, пусть считают себя нацией: батальон «Азов», факельные шествия? Ничего страшного, ведь это не против нас, не против Европы и её священных элит. Но вот теперь эта «нация» действительно окрепла, почувствовала свою силу в боях с мирными жителями Донбасса, ощутила безнаказанность, расправляясь с неугодными — журналистами, москалями и «московскими попами» на пространстве дикого поля бывшей Украины. И вот теперь их недобрый взор обратился в сторону Европы: «Это мы цеэвропа, а ви тут хто такі?». Чёрная метка Шрёдеру покажется цветочками после того, как весь этот «украинский национализм» двинется в Европу. А может быть, он уже там?