Западу больше не нравятся детские нацистские лагеря на Украине | Продолжение проекта «Русская Весна»

Западу больше не нравятся детские нацистские лагеря на Украине

В течение четырех лет тысячи детей прошли военную подготовку в украинских ультранационалистических лагерях. Даже западные аналитики, сквозь пальцы смотрящие на происходящее в незалежной, считают, что это — бомба замедленного действия для страны. В последние недели эта тема особенно актуальна на страницах европейской прессы.

Полоса препятствий вместо песочницы

Виктории восемь лет, и, как и многие девочки ее возраста, она мечтает стать дизайнером одежды или моделью, когда вырастет. Но при этом малышка — уже солдат. И не исключает своего будущего в рядах сражающейся армии. С кем сражающейся? Это ей и объясняют инструкторы. Почти все они либо побывали в боях против «пророссийских сепаратистов», либо принимали участие в диверсионных операциях ВСУ в Донбассе.

«Решимость Виктории пугает даже взрослых: „Есть только одна Украина, и мы должны ее защищать. Вот почему я пришла сюда: чтобы научиться сражаться. Мне очень нравится стрелять из пистолета и носить военный камуфляж“, — беседовавшая с девочкой корреспондент испанского издания El Confidencial Этель Бонет в шоке от агрессии, которой фонит речь маленькой украинки.

Часть своих летних школьных каникул Виктория проводит в лагере „Лидер“, разместившемся на старых советских спортивных объектах, недалеко от Киева. У лагеря нет официального сайта, но он рекламируется в Facebook, а также получает „новобранцев“ по рекомендациям, из уст в уста.

Вместимость — от 180 до 200 детей в возрасте от семи до 16 лет, срок пребывания для каждой группы составляет 20 дней. Точка работает три летних месяца подряд. Полный пансион стоит недешево по местным меркам: $18 в день. Из идеологической наглядной агитации — в лагере установлен монумент небесной сотне.

Инструкторы — подтянутые ребята (ни грамма жира!), одетые в полевую военную форму, — объединяют спортивные мероприятия со спартански жестким ритмом жизни. Дети занимаются плаванием, легкой атлетикой, выполняют физические упражнения с отягощениями, ползают по-пластунски, преодолевают полосу препятствий, лазают по канату. Передвижение между объектами — только строем.

Особое внимание наставники уделяют формированию навыков обращения с огнестрельным оружием: АК-47 семилетки легко разбирают и собирают с завязанными глазами. Стрельба, правда, пока только из пневматических пистолетов, зато навскидку с лихим выдергиванием оружия из кобуры. Это один из любимых видов занятий, проходящих под аккомпанемент постоянно звучащих ультранационалистических гимнов, металлического давящего рока и украинского панка.
Пробежки и строевым по плацу — под кричалки „Украина превыше всего!“, „Герои бессмертны, враги умирают!“, „Лидер“ открывает дорогу! Украина едина! Победа или смерть!».

«Это похоже на реальный фронт»

Как и в любом летнем лагере, в «Лидере» однажды в сезон устраивают родительский день. Дети разыгрывают на сцене театрализованное представление (про войну, естественно), изрядно сдобренное националистическими песнями с восхвалениями пособников гитлеровцев, превратившихся теперь в героев сопротивления советской оккупации.
Будущие бойцы АТО размахивают красно-черными флагами ОУН-УПА («Организация украинских националистов — Украинская повстанческая армия» — запрещенные в России организации. — Прим. ред.), вышибая у сидящих в зале родителей слезу умиления.

Поздним вечером организуются «фиесты национального духа», которых в программах обычных детских лагерей не встретишь: мальчики и девочки, одетые в боевую форму, с укрытыми балаклавами лицами, кричат нечто свирепое, адресованное врагу. Который, услышь подобное, обязательно должен окочуриться со страха.
Всё это — под вскидываемые время от времени вверх руки с зажатыми кулаками и размахивание горящими факелами. В лучших традициях гитлерюгенда.

История повторяется?

Украинская пресса называет это «патриотическим воспитанием молодежи и юношества» и обвиняет СМИ России в «сгущении красок при подаче этих материалов» и стремлении «очернить методы воспитания патриотизма незалежной в глазах мирового сообщества, которое понимает, что на самом деле Украина не выходит за рамки человеческих ценностей».

Европейская же пресса, да и заокеанская тоже, мало-помалу перестает восторгаться тем, что происходит в государстве, намеревающемся стать членом ЕС, и обращает внимание на дежавю.

«Это всё очень напоминает события 30-х годов прошлого века, происходившие в одном из государств Центральной Европы, и назвать происходящее проявлением нацизма и элементов фашизма не будет перебором», — считает итальянский журналист Манлио Динуччи, побывавший в детском военном лагере, развернутом поблизости от Яворова — городка, находящегося в 50 км от Львова.

Позиции бандеровцев в западной части страны сильны особенно, поэтому тут никто не стремится как-то маскировать программу подготовки юных диверсантов словами о «воспитании патриотизма». Наоборот, делают всё возможное, чтобы ненависть била через край, а мозг, затуманенный ею, использовался воспитанниками лишь для выполнения команд наставников. Пусть привыкают слушаться беспрекословно.

«В свете международных конвенций вербовка детей в вооруженные группы представляет собой военное преступление, — напоминает репортер. — Однако неонацистские союзники НАТО почти свободно организуют курсы военной подготовки для украинских детей».

«Воспитанники этого очаровательного летнего лагеря носят футболку, украшенную эмблемой батальона „Азов“, которая на самом деле является символом дивизии СС Das Reich, — делится впечатлениями апеннинский корреспондент. — Дети (в том числе шестилетние малыши) и подростки, объединенные в группы по 30–40 человек, не играют в „солдатиков“, а являются ими, получая настоящую военную подготовку. И обучают их всем премудростям военного дела неонацисты, которые зверствовали против гражданских лиц русской национальности на востоке Украины».

Воспитание ненавистью

«Летний лагерь — это первый этап вербовки детей-солдат, — пишет канадский корреспондент портала GlobalResearch.org Мишель Чоссадовски, сопровождая свою статью многочисленными фотографиями детей с автоматами в руках. — Здесь не просто учат стрелять. Здесь воспитывают у подростков ненависть. Она становится доминирующим чувством в ребячьей душе, не оставляя места для дружбы, любви и прочего позитива. „Мы убьем всех русских“, — одна из самых часто употребляемых фраз в разговорах малолетних вояк с окружающими. Эти дети в своей зомбированной ненависти похожи на тех, что готовит ИГИЛ (организация, запрещенная в РФ. — Прим. ред.). Впрочем, ничего удивительного в этой схожести нет: и исламисты, и украинские неонацисты проходили курсы у одних и тех же учителей из Соединенных Штатов и некоторых европейских государств, намеренных развалить изнутри целые страны, чтобы управлять ими и грабить их».

Канадец описывает лагерь, который организуют на базе украинского МВД в Пуще-Водице, всего в 23 км от центра Киева.

«Игорь Хоманский поначалу производит впечатление здравомыслящего человека. Пока не откроет рот, — отмечает упоминавшаяся выше Бонет. — А когда начинает говорить, восприятие меняется. Становится страшно: он сообщает, что гордится своим 11-летним сыном, который предпочитает драться и учиться убивать реальных людей в лагере, а не играть в виртуальную войну на Playstation. Директор лагеря „Лидер“ Иван Гранаткин — герой „евромайдана“, покрытый татуировками человек с бритой головой (с нее свисает косичка, которую украинцы называют „оселедец“), утверждает, что воспитывает не фашистов, а патриотов. Просто в свете продолжающейся войны на юго-востоке страны патриотическое воспитание принимает такие экстремальные формы».

«Заместитель директора, 56-летний Олексий Заболотный, выглядит зловеще, — дополняет Этель. — Как это ни парадоксально звучит, но в прошлом он работал учителем английского языка в средней школе и переводчиком российской армии, шпионя за американцами. Теперь он обучает несовершеннолетних боевым приемам «для уничтожения прорусских сепаратистов».

Откуда деньги?

Понятно, что платы, вносимой курсантами, для содержания милитаризированной «конторы» недостаточно. Понятно и то, что никто на широкую публику не выносит информацию об источниках дополнительного финансирования и о его объеме.
«Однако, учитывая, что некоторые инструкторы в этом детском лагере прошли школу спецназа в различных странах, чувствуется, что связь с западными государствами есть и весьма тесная, — пишет корреспондент испанского издания. — Например, Руслан Бормовой, позывной Таир, — элитный спецназовец, получил военную подготовку под руководством инструкторов из США, Польши, Франции и Канады».

Упомянутый выше канадский журналист прямо указывает на то, что деньги поступают из США.

Итальянский репортер с ним солидарен: «Поддержка, оказываемая ЦРУ и НАТО европейским нацистам, вовсе не является чем-то новым и необычным. Американские рыцари плаща и кинжала всегда держат руку на пульсе стран, где-либо власть слаба, либо удалось оппозицию вырастить. Ливия, Косово — два примера, лежащих сверху. С Украиной всё еще проще, здесь даже никто и сопротивляться не собирается. За деньги готовы делать всё что угодно».

Таир не без помощи своих военных наставников организовал свой лагерь для подростков в возрасте 11–17 лет в городе Владимир-Волынский, на самой границе с Польшей. В этом лагере длительность пребывания — лишь неделя, но это интенсивная неделя. Ученики (вернее, их родители) вносят всего по $60. За семь дней полного пансиона — плата чисто символическая.

Украинский «коммандос» лепит из своих учеников настоящих профессионалов: марш-броски с 20-килограммовой выкладкой, вынос раненых под огнем с поля боя и, конечно, владение оружием. Кстати, учат обращаться не только с огнестрельным, но и с холодным оружием, в числе умений прививается такое, как ранить противника так, чтобы тот истек кровью.

«Ну кто так режет? — с негодованием вопрошает спецназовец малолетнего кандидата в убийцы. — Втыкай нож в яремную ямку! Или полосни по сонной артерии!»

Военизированные лагеря для школьников существуют практически во всей Европе. Как правило, летом в них съезжаются те, кто собирается после окончания учебы пойти в профессиональные военные. Однако европейцы подходят к «военизированному отдыху» с другой меркой. В Старом Свете и установки старые: здесь считается, что патриотизм — это любить свою родину и быть готовым выступить на ее защиту, если потребуется.

Например, один из таких лагерей под Мадридом El Gran Capitán для молодежи в возрасте от 11 до 21 организован для тех, кто мечтает попробовать свои силы в таких сферах, как армия или полиция. Здесь есть практически все элементы базовой подготовки спецназа и стражей правопорядка: от умения содержать в идеальном порядке униформу до навыков обращения с пистолетом, штурмовой винтовкой и постижения азов снайперского искусства.

Ребята приобретают практические навыки, помогая патрулировать местность. И — что очень важно! — существуя в лагерной среде вместе со сверстниками из других стран, испанцы учатся уважать их боевые традиции, воинские знаки отличия и символы. В общем, в этом лагере прививают любовь к своему народу, а не враждебное настроение к чужому.