Маша, Медведь и мореплаватели | Продолжение проекта «Русская Весна»

Маша, Медведь и мореплаватели

Внимание публики привлекла публикация в The Times, где устами профессора Букингемского университета (основан в 1976 году, саморекомендация данного вуза: «лучший университет Великобритании») Энтони Глиса была дана характеристика героине мультсериала: «Маша бывает дерзкой, даже несносной, но также и решительной. Она пытается прыгнуть выше головы. Не было бы преувеличением увидеть в ней нечто такое путинское». Сам же сериал является «направленной на детей мягкой пропагандой». Известно чего.

В общем-то изобличение детских сказок о животных, являющихся в действительности идеологической диверсией, — вещь не новая. Несколько лет назад в Эстонии установили, «что Медведь в мультсериале олицетворяет Россию, создавая у детей положительный образ страны», из чего делался вывод об угрозе «Маши и Медведя» для национальной безопасности Эстонии. В Литве обратили внимание, что Маша охраняет фруктовый сад в фуражке погранвойск — прямо как тоталитарный пограничник Карацупа с собакой Индусом.

А в Иране в 2006 году при президенте Ахмадинежаде, которого сильно увлекал научный антисемитизм, член совета по кинематографии Ирана, советник иранского министра образования Хасан Болхари отметил, что «мультфильм „Том и Джерри“ — это часть еврейского заговора с целью обеления образа мыши».

А ещё раньше, с конца 20-х годов и потом ещё несколько десятилетий, в СССР подвергалась суровой проработке сказка К. И. Чуковского «Муха-Цокотуха». Во-первых, отмечался подозрительный выбор героев: «Сказка вызывает у ребят определённое сочувствие к бедной, невинно пострадавшей мухе, „храброму“ комару и другим паразитам. И странно: с одной стороны, в нашей стране проводится систематическая, беспощадная борьба с насекомыми, а с другой — отдельными писателями выпускаются в свет произведения со стремлением вызвать к паразитам сочувствие». Во-вторых, что ещё хуже, налицо симпатия к кулакам, которые накапливают богатства и праздно коротают свои дни. Это ясно из строк:

А жуки рогатые,

Мужики богатые,

Шапочками машут,

С бабочками пляшут.

Это сейчас смешно, а в 20-30-е годы обвинённому в симпатиях к кулакам было совсем не до смеха.

Так что профессору Букингемского университета было чем вдохновляться. Правда, получился некоторый диссонанс. Литва, Эстония, Исламская Республика Иран, сталинский СССР не всеми считаются образцами свободы, тогда как нация просвещённых мореплавателей ещё со времён Великой хартии вольностей идеалам свободы чрезвычайно привержена. И вдруг — такой реприманд неожиданный.

Бывают, правда, всякие метаморфозы. Век назад газета The Times (уважительное прозвание «Громовержец») была символом британского величия и британской свободы, а в романе Оруэлла «1984» The Times есть орган внутренней партии — примерно как «Правда» в СССР. И все воспринимают это как должное. Случается и так, что реальная жизнь идёт по Оруэллу.

Конечно, можно сказать, что слишком много значения придаётся построениям британского учёного (эти учёные вообще тороваты на всякие придумки). На каждый чих не наздравствуешься. Насчёт каждого чиха вроде бы и верно, но вот какая незадача.

Природный газ был объявлен коварным орудием русской экспансии, поскольку он хорошо продавался на международном рынке. Уголь, не приносящий таких доходов, орудием экспансии почему-то не стал.

«Лаборатория Касперского» была разоблачена в качестве структуры русских хакеров, а сам Касперский — в качестве чекиста, поскольку его антивирус довольно хорошо шёл на международном рынке. Если бы какая-нибудь гипотетическая «Мастерская Гаспарского» совсем не преуспела на рынке, то хоть бы сам Гаспарский всюду ходил в форме полковника ФСБ, сомнительно, чтобы западная пресса стала тратить на него заряды.

Но ведь и сериал «Маша и Медведь» стал жертвой своего успеха. Он любим не только русскими детьми, но и детьми других стран, число просмотров на YouТube впечатляет, а значит — «Ату его!». Заметим, что другие русские мультсериалы, гораздо более уязвимые для остроидеологической критики, но не пробившиеся (или слабо пробившиеся) на западный рынок, пользуются совершенно безразличным отношением букингемских профессоров.

Наверное, если бы Ф. Б. Киркоров стал устойчиво возглавлять мировой хит-парад, а его альбомы расходились как горячие пирожки, тут же газета The Times (и не только The Times) установила бы, что слова его песни «Банька моя, я твой тазик» однозначно являются пропагандой российской военно-морской экспансии и угрозой всему миру.

Ибо нагадить успешному конкуренту всегда полезно.