Катаклизм и международное право | Продолжение проекта «Русская Весна»

Катаклизм и международное право

Никакого международного права не существует. Ну просто потому, что не существует никаких юрисдикций, отличных от суверенных. Всё остальное — это всего лишь предмет договорённостей между теми или иными странами (или даже не странами, а правительствами). Ну вот, какой-нибудь Международный уголовный суд, например. Он ведь только до тех пор международный и уголовный, пока те, кто потенциально может подлежать такому суду, согласны пойти под него. Вы можете представить себе, чтобы человек, обвинённый в преступлении, сказал бы государственной системе правосудия: «Да я ваш суд в гробу видал!» И все такие: «Ну, что поделаешь. Гражданин не хочет судиться. Ничего не поделаешь».

А вот с Международным уголовным судом так как раз можно. В США есть даже специальный закон, который предусматривает военную помощь любому гражданину страны, задержанному по ордеру этого самого Международного уголовного суда. Просто потому, что судить гражданина США могут только в США. И любая другая уважающая себя страна, уверяю вас, немедленно выйдет из любой международной организации, если от этой организации будет исходить прямая угроза её гражданам. Любая нормальная. Ключевое слово — нормальная.

Или взять, к примеру, ситуацию с Интерполом. Есть международная организация, есть внутренние правила этой организации. Но если избранный по этим внутренним правилам руководитель организации не устроит членов организации, они грозятся немедленно выйти из организации. Пусть нам тут кто-нибудь ещё расскажет про власть процедуры. Власть процедуры характеризует демократию, сказала бы Валерия Ильинична Новодворская, а демократия — она только для демократов.

Вот прямо свежий пример — ситуация с Организацией по запрещению химического оружия. Это экспертная организация, задача которой — говорить, обнаружены где-либо следы применения химического оружия или же нет. И вот Великобритания предлагает, чтобы ОЗХО не только обнаруживала следы, но и прямо указывала, кто виноват. То есть кто применил химическое оружие.

Представьте себе британский суд, в котором факт виновности устанавливает не судья, а эксперт. Приходит эксперт в суд и говорит: «На ботинках обнаружена грязь из Уэльса, этот человек виноват, Ваша честь, повесьте его». Что скажет британский судья такому эксперту?!

Но это же национальная юрисдикция. Там так нельзя. А в международной организации можно, потому что, повторюсь, никакого международного права не существует. И с любой международной организацией можно делать всё, что тебе хочется, если у тебя это получится.

В обвиняющую и карающую организацию превратили WADA, а это вообще (на минуточку!) независимая организация, которую отлучаемые потом от Олимпийских игр страны даже не создавали. Теперь вот ОЗХО. Дальше, видимо, эта болезнь будет поражать любые другие международные экспертные организации. Просто потому, что уж больно легко у Великобритании и поддержавших её США получилось продавить решение о расширении мандата ОЗХО. В мире всё меньше стран, у которых хватает смелости говорить США: «Эй, вы там совсем уже, что ли?» Ну просто потому, что США потом наложат на тебя какие-нибудь санкции за то, чего ты не делал. А кому это надо? Не у всех столько внутренних ресурсов, сколько у России или Китая. Точнее даже: практически ни у кого.

Следствия принятого решения очевидны. Теперь со случаями применения химического оружия (а я уже писал, что точечное применение химикатов против гражданских не имеет военного смысла), так вот, теперь с такими случаями всё будет точно так же, как с WADA. Если кто не помнит, Россию отстранили от Олимпийских игр на основании «доклада Макларена» — непонятного документа, написанного непонятно кем непонятно про что. Теперь же обвинять Сирию (в первую очередь) в применении химического оружия будет организация, эксперты которой в эту Сирию даже не выезжают. А Великобритания и США будут тыкать в эти обвинения пальцем и говорить: «Вот видите! Уважаемая международная организация врать не будет!»

Честно говоря, ничего нового в этом нет. Это просто очередной шаг на пути превращения международных организаций в медиаинструменты. И, должен признать, шаг довольно естественный. Все эти международные организации создавались тогда, когда нужно было вовлечь бывших противников в собственную игру. Теперь, когда стало понятно, что бывшие противники в игру не вовлеклись, международные организации не нужны. Вот и Дональд Трамп уже пишет в Twitter, что он раздумывает над выходом США из ООН. «Они ничто без США». И это ведь правда. ООН ничто без США. Как и без России. Но поскольку США не могут использовать ООН в своих целях в силу наличия у России права вето, то и ООН не нужна. Чего зазря деньги тратить. Инструмент должен быть эффективным, иначе его надо выбросить.

Печально в этом разгоняющемся процессе то, что это путь в один конец. Необходимость в новых международных организациях (настоящих, а не вот этих вот) в следующий раз возникнет только после какого-нибудь большого катаклизма. И пока такой катаклизм ещё не произошёл, быть может, имеет смысл подумать над тем, что, может, и чёрт бы с ними, с этими международными организациями.

Лучше уж без них, чем с катаклизмом.