Чумная русофобия Запада | Продолжение проекта «Русская Весна»

Чумная русофобия Запада

Не перестаешь удивляться тому количеству обвинений, которые Запад выдвигает в адрес России. Причем чем дальше, тем они все более и более абсурдные.

Последний пример: «научное исследование», опубликованное несколько дней назад в журнале PNAS.

PNAS — это не какое-то рядовое издание. Это официальный печатный орган Национальной академии наук США, который позиционирует себя в качестве «советника американской нации в научной области». Согласно заявлению главного редактора Наташи Райхель (уроженки Ленинграда и выпускницы ЛГУ), каждый материал журнала перед публикацией «проходит авторитетную экспертную оценку». Причем в качестве экспертов выступают маститые ученые, многие из которых — лауреаты Нобелевской премии!

В этом-то издании русских объявили «виновниками» самой масштабной пандемии бубонной чумы, возникшей еще в XIV веке. И это несмотря на то, что когда она возникла, России еще не было.

Мало того, еженедельник, редактируемый бывшей советской научной сотрудницей, фактически обвинил русских ни много ни мало — в попытке геноцида всего человечества.

Дело в том, что пандемия чумы, о которой шла речь, господствовала в Евразии на протяжении нескольких столетий. Причем уже в момент своего возникновения унесла жизни почти четверти тогдашнего населения планеты. Из 450 миллионов жителей Земли эпохи позднего Средневековья погибло не менее 100 миллионов.

После пандемии человечеству пришлось восстанавливаться несколько столетий. Всего же со времен Средневековья потери Homo sapiens от чумы достигли, по разным оценкам, от 500 миллионов до 1 миллиарда. По своим масштабам эта трагедия стала самой ужасной за всю историю. Страшнее, чем любое другое массовое заболевание, голод или какая-либо из войн.

Понятно, что в этом контексте тот, кто создал черную смерть, фактически покусился на жизнь человеческого рода. И не важно, что именно советская медицина нашла эффективный способ лечения опасного заболевания и прекратила эпидемии чумы. Авторам PNAS главное возложить вину. Причем попутно еще и приписав русским обвинение в алчности. Якобы новгородские купцы в погоне за наживой сознательно поставляли зараженную бациллами чумы пушнину в Европу.

И это публикуют в стране, где возник интернет! Хотя сегодня не надо иметь высшего образования, чтобы, заглянув во Всемирную сеть, выяснить: черная смерть возникла в пустыне Гоби, распространилась через Центральную Азию и Прикаспий в Крым, попала в Константинополь и далее в Геную и Венецию. Все эти пункты лежали намного южнее как Московской Руси, так и тем более Новгорода.

Понятно, что русские купцы к этому маршруту никакого отношения не имели. Зато имели, причем самое прямое, генуэзские работорговцы. В Крыму находились их фактории, которые одновременно являлись крупнейшими невольничьими рынками. Самым же ходовым живым товаром на них были русские рабы, захваченные в ходе татарских набегов и славившиеся высокой работоспособностью.

Маршрут их транспортировки в Европу точь-в-точь совпадал с маршрутом распространения чумы. Несложно догадаться, что это было не случайностью. При отсутствии соблюдения элементарных санитарных правил невольники во время перевозки очень легко становились разносчиками болезней. Поскольку в европейских городах тогда царила полная антисанитария, бактерии попадали в благоприятную среду и очень быстро распространялись по континенту.

Причем сами работорговцы были крайне заинтересованы в расширении ареала эпидемий. Ведь массовая гибель населения была им на руку. Дело в том, что сокращение количества рабочих рук создавало дефицит трудовых ресурсов, а значит резко повышало стоимость рабов. Тем более когда речь шла о цене русских невольников.

В том, что между работорговлей и эпидемиями существовала взаимосвязь, можно убедиться на следующем факте. Пандемия чумы XIV века привела к тому, что из 80 миллионов европейцев осталось лишь 30 миллионов, т. е. 37,5%. Причем особенно пострадали регионы, которые в дальнейшем оказались пунктами невольничьих маршрутов. В Италии, Испании, на юге Франции осталось меньше 20% населения. Цена рабского труда возросла в 8–10 раз. Как следствие, сюда в течение последующих столетий поступило 6,5 миллиона русских рабов. Все — с крымских рынков.

Всё изменилось в XIX столетии, когда стали появляться относительно эффективные методы борьбы с болезнью. Численность населения наконец-то сравнялась с численностью начала XIV века. Европейские монархи и президенты дружно стали запрещать рабство. Со свойственным Европе цинизмом преподнося это как собственный гуманизм. Что также служит аргументом в пользу взаимосвязи эпидемии чумы и работорговли.

Понятно, что в этом контексте если и говорить о чьей-то алчности и виновности, то прежде всего западных кланов. Ведь благодаря работорговле они фактически смогли сколотить первоначальный капитал. Поэтому, если кого-то называть виновниками чумы или фактического геноцида, то прежде всего их — тех, кто обогатился за счет торговли невольниками.

Собственно говоря, Генеральная Ассамблея ООН уже фактически сделала это, объявив в 2006 году межконтинентальную работорговлю XIV–XIX веков «преступлением против человечества» и назвав главного виновника злодеяния — Запад.

Увы, вся его гнилая сущность в том и состоит, что какую трагедию ни копни — везде причиной деньги, деньги и только деньги.

Выбор редакции