Восстание народа | Продолжение проекта «Русская Весна»

Восстание народа

Формальная причина протестов — повышение цен на бензин и дизельное топливо (за последний год цены уже выросли на 15%: один литр бензина во Франции, если перевести на русские деньги, стоит более 110 руб.). От лозунгов против повышения цен, увеличения налогов и безработицы (на данный момент уровень безработицы в стране составляет около 10%) движение довольно быстро перешло к требованию отставки президента (Мacron démission!). Один из лидеров «жёлтых жилетов» Кристоф Шаленсон заявил, что премьер-министром страны должен стать генерал Пьер де Виллье (бывший глава генштаба Франции, антиглобалист и консерватор де Виллье ушёл в отставку после конфликта с Макроном, выступив против сокращения бюджета на оборону).

Помимо повышения цен на бензин, Макрон проводит жёсткую экономическую политику, от которой сильно страдает население: в августе 2017 года он начал разработку реформ Трудового кодекса (целью реформ было сделать рынок труда более гибким, однако, по мнению профсоюзов, такие меры приведут лишь к появлению нестабильности на рынке труда и реальных проблем с безработицей решить не смогут). В сентябре 2017-го забастовки против этих реформ поддержали до 57% французов. До своего президентства Макрон лоббировал закон Эль-Хомри (реформирование трудового законодательства с упрощением процедуры увольнения, сокращением социальных выплат и пособий рабочим). Против этого закона в 2016 году на улицы выходило до 400 тыс. человек. Однако ни к каким поправкам и отказу от реформирования законодательства эти протесты не привели. Голос народа услышан не был. «Жёлтые жилеты» это помнят. «Жёлтые жилеты» помнят всё.

17 ноября 2018 года на улицы Франции вышло более 100 тыс. человек. Стихийно сформированное движение «жёлтых жилетов» выступило против либерального экономического курса Макрона. Протесты приобрели регулярный характер. «Жёлтые жилеты» охватили Францию.

1 декабря манифестации «жёлтых жилетов» переросли в ожесточённые столкновения с полицией, которая пыталась разогнать протесты с помощью слезоточивого газа, водомётов и резиновых пуль. «Жёлтые жилеты» строили баррикады из всего, из чего было возможно — загородок, заборов, ёлок, дорожных знаков. Более 400 человек задержано, более 130 ранено. 3 декабря «жёлтые жилеты» оцепили хранилища концерна Total, что привело к невозможности поставок бензина к заправкам.

Правительство и Макрон против «жёлтых жилетов»

Правительство всерьёз обеспокоено: представители партии Макрона критикуют манифестантов, пытаясь наклеить на них ярлык экстремистов и провокаторов, власти Франции не исключили введения чрезвычайного положения в стране, президент проводит экстренные заседания по протестам, правительство ввело мораторий на повышение цен на бензин, лидер партии «Национальное объединение» Марин Ле Пен, а также глава движения «Непокорная Франция» Жан-Люк Меланшон призывают к досрочным выборам.

По данным последних опросов Harris Interactive poll, 71% населения поддерживает протестные движения. 71% — с «жёлтыми жилетами». Рейтинг Макрона — 26% (что приближается к 21% Франсуа Олланда, его предшественника).

По ту сторону правых и левых

Интересной особенностью протестов стало то, что они были организованы не какой-либо политической силой или блоком (левым или правым) и не профсоюзами (как протесты 2016 года), а совершенно стихийно, без политической партии за ними — координация шла через социальные сети, а на многих жилетах была надпись Ni gauche, ni droite («Ни левые, ни правые»). На улицы вышел народ — без политических ярлыков и категорий, без партий и членских билетов. Повышение цен, ужесточение законодательства в отношении рабочих, недовольство экономической политикой нынешнего правительства — это лишь предлог, искра, которая разожгла недовольство, превратила его в огромной костёр новой народной революции.

Макрон осуждает манифестации, называет протестующих экстремистами. Официальные СМИ говорят о жестокости протестующих, о случаях причинения ущерба городскому имуществу (измеряя его гигантскими цифрами), но почему-то умалчивают о жестоких действиях полиции, задержаниях. Мир будто разделился на «жёлтые жилеты» и их врагов. Кто не с ними, тот против них. Есть только они и их враги.

Сегодня Париж — это «жёлтые жилеты», все, кто не согласен с политическим курсом Макрона. Все, кто чувствует, что их обманули. Это deplorables — те, кого система вышвырнула за пределы политического. Это народ, выброшенный из политических программ, это субъект настоящей Европы.

Последние масштабные протесты «жёлтых жилетов» 1 декабря символично проходили на Елисейских полях. Если вспомнить античную греческую мифологию, то эти поля были местом пребывания безгрешных. В этих блаженных лесах, по преданию, находились и тени раненых воинов, сражавших за отечество. Сегодня противостояние «жёлтых жилетов» и Макрона вместе с его свитой — противостояние надполитическое. Это битва народа с элитами, блаженных с Аидом. Это популистский момент. И он показывает, что les choses ne vont pas biens. Что-то в этой системе не так, и конец её близок…