Exxon Mobil и Chevron покидают Азербайджан | Продолжение проекта «Русская Весна»

Exxon Mobil и Chevron покидают Азербайджан

Reuters сообщает неприятную для властей Азербайджана новость. После компании Exxon Mobil еще один американский нефтяной гигант, Chevron, готовится продать свою долю в международном консорциуме, который эксплуатирует месторождения нефти в блоке Азери — Чираг — Гюнешли (АЧГ). Отмечается, что Exxon Mobil рассчитывает получить около двух миллиардов долларов при продаже 6,8%-й доли в АЧГ, а Chevron отказывается не только от 9,6% в этом проекте, но и 8,9% в нефтепроводе Баку — Тбилиси — Джейхан. Как констатирует бакинский портал Haqqin.az, «после 25 лет американские нефтегазовые компании покидают Азербайджан». И уточняет:
«В „контракте века“ 1994 года принимали участие пять американских компаний, три из которых до сегодняшнего дня уже продали свои доли и покинули страну».

Ранее бакинские проекты получали поддержку США и стран Запада, так как предполагалось, что это снизит зависимость Европы от российского сырья. Напомним об исследовании американского Совета по международным отношениям «Стратегические вызовы энергетической политики XXI века». Предполагалось, что Вашингтон откажется от зависимости от ОПЕК за счет активизации своего влияния на Каспии в целом и в Азербайджане в частности. Теперь срабатывает объективный фактор: на АЧГ по геологическим причинам падает уровень добычи нефти, а других проектов, которые могли бы компенсировать, не имеется. При обозначенной тенденции скоро станут «пустеть» имеющие стратегическое значение для Азербайджана нефтепроводы Баку — Тбилиси — Джейхан и Баку — Супса. В этой связи некоторые бакинские эксперты отмечают, что запасы месторождения АЧГ в Азербайджане — гостайна. Но их зарубежные коллеги считают, что текущий уровень добычи на АЧГ будет исчерпан к 2019 году.

То есть происходит то, что прогнозировали многие западные аналитики, утверждавшие, что «на период с 2013 по 2018–2020-е годы придется свертывание реализации самых важных региональных геополитических и стратегических проектов США и Британии в Азербайджане». И как пойдут дела дальше? Сокращение добычи нефти и конденсата, снижение производства товарного газа в Азербайджане превратило страну в импортера голубого топлива. Всего за три года, с 2015 по 2017, импорт газа взлетел в 16 раз: со 107 млн куб. м до более чем 1,7 млрд. В 2018 году импорт, скорее всего, окажется еще значительнее. Но в целом регион Каспия, который на определенном этапе в силу известных конъюнктурных причин сохранял за собой репутацию важного международного центра добычи нефти и газа, представлялся чуть ли не альтернативой Персидскому заливу, этот статус утрачивает.

Хотя в числе лидеров по запасам энергоресурсов остаются Москва и Тегеран, члены Каспийской пятерки, их основные ресурсы расположены не здесь. У Ирана преимущественно в зоне Персидского залива, у России — в Западной и Восточной Сибири, на Дальнем Востоке, в Арктике. Отметим и такой важный момент. Дело в том, что знатоки-нефтяники изначально называли нефтепровод Баку — Тбилиси — Джейхан политическим проектом, реализация которого со стороны США и некоторых других западных стран не связывалась с реальными запасами месторождения АЧГ и конъюнктурой рынка. Главным фактором считалась «целесообразность». Поэтому выход из этого проекта компании Chevron приобретает политическое и геополитическое значение. С точки зрения перспектив внутренней политики Баку рано или поздно будет вынужден — и уже начал — предпринимать усилия на решении насущных социально-экономических проблем, используя иные ресурсы, что, по логике, должно привести к определенным внутриполитическим преобразованиям.

С точки зрения геополитики Баку вынужден будет начать пересмотр векторов своей внешней политики, обращать повышенное внимание на Москву, а не пытаться, как раньше, манипулировать в диалоге с США и НАТО «русской картой». Ведь не сыграла же ставка азербайджанских властей на то, что их «энергетические партнеры» на Западе будут выступать в карабахском вопросе на стороне Баку. Вопрос сейчас стоит так: готова ли Москва использовать в своих интересах открывающиеся новые операционные возможности в Закавказье в связи с падением интереса к этому региону со стороны Запада? Пока происходит определенная корректировка оценок.