Франция для народа, не для инвесторов | Продолжение проекта «Русская Весна»

Франция для народа, не для инвесторов

Восьмой акт, как называют французы свои субботние протесты, прошёл по Франции с большим успехом. В четыре раза больше, чем на Рождество, вышло протестующих — 50 000 человек по скромной оценке. Пресс-атташе администрации Бенжамен Гриво гневно отозвался о них как об «агитаторах, старающихся разжечь бунт», — и тут же ему пришлось бежать из своего офиса, когда ЖЖ снесли дверь министерства бульдозером.

Восстание не заглохло, как мы и предсказывали. В холодной Франции — на востоке страны ниже нуля — демонстранты разожгли костры у дорог и продолжили свои протесты. Они не собираются расходиться по домам, а угрозы Макрона только прибавляют им энергии.

«Нам надо создать свою политическую партию», — заявила известная активистка ЖЖ (её называют пресс-атташе ЖЖ) Жаклин Муро. Поддерживают повстанцев и крайне правые, и крайне левые. Но приходит поддержка и из-за рубежа: популистское правительство Италии выразило поддержку требований ЖЖ. Итальянцы советуют ЖЖ взять на вооружение их интернет-проект, платформу Rousseau, позволяющую массовому движению вырабатывать свои требования и определять свои задачи и своих лидеров. Платформа Rousseau уже помогла итальянцам победить и привести к власти тех, кого предпочитает народ, а не продажных политиканов. Таким образом, интернет позволяет решить проблемы, ранее не поддававшиеся решению.

Хотя народ Франции поддерживает ЖЖ — от 75% до 55% по самым скромным оценкам, — мейнстримные медиа активно участвуют в травле. Правительство Макрона развязало кампанию в мейнстримной прессе, как левой, так и правой, обвиняя ЖЖ во всех грехах, включая традиционные антисемитизм и гомофобию.

Дело дошло до того, что активисты ЖЖ отказываются интервьюироваться в мейнстриме. Они полагаются только на RT. Удивительно, что небольшой русский канал за кратчайшее время добился признания французского народа, самого политически грамотного в Европе.

Французы не боятся обвинений в поддержке Путина. А противники ЖЖ в администрации, в Евросоюзе, в мондиалистских организациях убеждаются, что их надежда на полный контроль над СМИ оказалась неэффективной. Казалось бы, они перекупили все газеты, подчинили себе все каналы — но когда идёт волна народного протеста, она сносит эти средства манипуляции.

Макрон красиво выступил перед Рождеством, сделал некоторые уступки, движение сбавило обороты — но тут Макрон снова упёрся. Ему показалось, что теперь повстанцев можно задавить.

Его правительство живо повысило зарплату полиции, которая собиралась присоединиться к протестующим. Но повышать зарплату рабочим оно не собирается. Не хочет Макрон ввести налог на богатых, не планирует выполнять и другие требования ЖЖ.

Министр внутренних дел Франции Кристоф Кастанер пообещал ответить «ультражёсткими мерами». Правительство собирается провести новые драконовские законы против демонстрантов. Тысячи арестованных, сотни заключённых — Франция продолжает кипеть. Полиция вовсю использует спецсредства: газ, шумовые гранаты, дубинки. Правительство, видимо, не понимает, чего хочет народ: они говорят о том, что нужно привлекать инвесторов, нужно сделать Францию привлекательной для инвесторов, а ЖЖ и народ хотят, чтобы им самим хорошо жилось во Франции.

Марин Ле Пен предложила распустить парламент и провести новые выборы. Возможно, это требование учитывают и ЖЖ. Однако маловероятно, что Макрон пойдёт на новые выборы: его поддержка в народе сейчас близка к абсолютному минимуму, а его недавно созданная партия попросту испарится так же быстро, как возникла.

Если ЖЖ удастся организоваться и создать партию, она сможет привлечь многих французов. Но партия требует и жёсткого, готового пойти далеко руководства. Такие лидеры возникают в ходе борьбы. Но их могут подкупить и слить протест. Поэтому есть свои преимущества в движении, а не партии. На фоне общего кризиса европейской политической демократии французам, видимо, предстоит острая борьба.