Путин — русский мечтатель | Продолжение проекта «Русская Весна»

Путин — русский мечтатель

Симфония русской истории.

Каждый народ — мечтатель. Есть в народе мечта — есть народ. Мечта исчезает — и вместе с ней исчезает народ. Мечта — это таинственная огненная сила, живущая в народе и толкающая его вперёд по всему историческому пути, переносящая народ через «чёрные дыры» его истории, через страшные поражения, оккупации и попрания. Благодаря мечте народ вновь возносится к историческому творчеству, движется к своему лучезарному будущему.

Мечта то близко, рядом, кажется, можно коснуться её рукой. Но она удаляется, как волшебное светило, уходит за горизонт и светит оттуда, словно таинственная заря.

Месяцами я странствовал по России. Побывал на берегу Ледовитого океана, где строятся великие заводы. Побывал в лесах Марий Эл, где марийские язычники молятся своим священным деревьям. Был в Осетии, где пекут изумительные космические осетинские пироги. Мне удалось побывать в Магадане, и я двигался по Колымскому тракту к золотым рудникам. У Амура смотрел, как строятся на Бурее новые гидроэлектростанции, и как уходят в небо с космодрома «Восточный» ракеты. Я путешествовал по исконным русским землям: по Брянщине, Белгородщине, Псковщине, по архангелогородским просторам.

Я искал отражение в этих землях Русской Мечты. Искал, как эти земли своими героями, своими историческими свершениями, заводами и храмами наполняли Русь-матушку своими энергиями.

Я хотел понять, в чём она — наша державная, наша многонациональная Русская Мечта?

Эту Мечту не угадаешь сразу. Её не выскажет одинокий мудрец, желающий стать проповедником. Её не выскажет и сонм мудрецов, сошедшихся за круглым столом.

Её можно понять, если кропотливо исследовать весь путь нашей истории от древних времён до нынешних дней, если услышать, как высказывают эту Мечту самые прозорливые, самые просвещённые люди разных русских времён: её пророки, её ясновидцы, её великие, прозревающие будущее, политики и поэты.

Начитавшись в детстве русских сказок, теперь, когда сказочников не осталось, я всё-таки улавливаю эти сказочные дуновения. В Каргополе, где встречался с удивительным мастером глиняной игрушки, делающим сказочных коньков, изумительных каргопольских скакунов. В Марий Эл, разглядывая волшебные узоры белоснежных одеяний марийских волхвов, поклоняющихся дереву, звезде, цветку, певчей птице, вслушиваясь в их слова. В Осетии, когда в священной роще угощали меня осетинскими пирогами, один из которых олицетворяет небо, другой — землю, а третий — воду или свет, я опять погружался в мир сказок.

Сказочники — это ведуны, это пророки, мудрецы древности, которые наставляли правителей, обучали и укрепляли простой люд в его знаниях. Сказка о яблоне и молодильных яблоках говорит о том, что если ты надкусишь этот медовый плод, вдохнёшь его дивный аромат, то разгладятся твои морщины, твой унывающий дух воспрянет, ты станешь вновь способным творить, любить, созидать. Сказка о мертвой и живой воде говорит о воскрешении из мёртвых. Окропи мёртвой водой смертельные раны сражённого витязя — и они затянутся. Окропи живой водой павшего богатыря — и он воскреснет, сядет на коня, возьмётся за свой меч-кладенец. А сказки о Иване-дураке? Он оказывается смышлённее и способнее всех умачей и гордецов, приближенных к престолу. Это Иван-дурак за одну ночь возводит прекрасные города, строит удивительные дворцы, и ему в руки даётся божественная Жар-птица. А ковёр-самолёт, который летает со скоростью мысли? А скатерть-самобранка, которая способна напитать множество людей?

Сегодня я наблюдаю эти заветы старины в современных медицинских центрах, в прекрасных реабилитационных клиниках. Национальные проекты, возводящие онкологические больницы по разным городам и весям нашей России, выполняют эти заветы. В закрытых лабораториях учёные ставят эксперименты по продлению жизни тех или иных организмов, вплоть до победы этих организмов над смертью. Проблема бессмертия поставлена уже и в научном мире.

На Белгородчине, на Брянщине я видел восхитительные поля пшеницы, которые приносят невиданные урожаи и способны, словно скатерть-самобранка, накормить всю нашу матушку-Русь.

Русские сказки своим неповторимым языком поведали нам о нашей Мечте, которую сегодня мы продолжаем воплощать в наших лабораториях, на наших нивах, на наших хлебных полях.

Когда в Херсонесе совершилось Крещение Руси, и православие хлынуло, как ясный свет, на все русские пространства вплоть до Тихого океана, тогда православие одарило нас величественными храмами, фресками и иконами, изумительными текстами наших летописей. Тогда же православие одарило Россию двумя великими православными мистиками.

В псковском Спасо-Елеазаровском монастыре я остро ощутил тот невероятный духовный подвиг, который когда-то совершил подвизавшийся здесь старец Филофей, создатель теории «Москва — Третий Рим». Ударяя в било, я вспоминал его заветы, с которыми он обращался к великому князю, говоря, что задача правителя — не только в том, чтобы увеличить пространства своей державы, чтобы стяжать богатую казну и укрепить войско, но в том, чтобы беречь драгоценный дар — православие, учение о Царствии Небесном, учение о том благе, к которому должна стремиться человеческая душа, изживая из земного бытия скверну, зло и насилие.

Старец Филофей говорил, что первый Рим, который раскинулся на капитолийских холмах и когда-то был столицей христианского мира, этот Рим пал, он осквернен католиками, из него излетела истинная вера. Второй Рим, который был в Царьграде, сиял в Византии, тоже был осквернён, тоже пал, и величайшая православная святыня — Святая София, оказалась окруженной, как пленница, мусульманскими минаретами. Россия, спасая эти православные ценности, перенесла их в Подмосковье, пересадила на новую почву, как пересаживают саженцы, давая им новую жизнь и цветение.

Другой православный мистик, патриарх Никон, возвёл под Москвой Новый Иерусалим. И сейчас под Москвой есть Храм Гроба Господня, Голгофа, есть Крестный путь, есть Гефсиманский сад, Генисаретское озеро, есть Иордан — так нарекается теперь подмосковная речка Истра. Патриарх Никон верил, что сюда, в Россию, в свою любимую землю, явится Христос во время своего Второго Пришествия. Здесь, под Москвой, он объявит о завершении ветхого тленного мира и начале мира божественного и бессмертного, принесёт на Землю Царствие Небесное.

Сегодня, когда Запад теряет свои христианские ценности, когда попираются идеалы семьи, человека, идеалы божественного, небесного в угоду земному, денежному, Россия вновь становится защитницей этих ценностей, вновь собирает вокруг себя ревнителей семьи, нравственности, справедливости и человеческого достоинства. И разве мы в очередной раз не спасаем западный мир от скверны?

Русская литература во все века своего существования — это псалом, который русский народ обращает к Небу, и там, в Небе, ищет ответы на земные вопросы. Русские писатели — это великие мечтатели. Пушкин мечтал об империи могучей и крепкой, о той, над которой сияет «звезда пленительного счастья», которая наполнена благодатью, благородством и красотой.

Гоголь в своей «птице-тройке» рассказал о Русской Мечте, которая несётся в беспредельную даль, загадочную не только для окрестных народов и государств, но и для себя самой. Таинственная Русская Мечта…

Тютчев говорил, что Россию умом не понять, «в Россию можно только верить» — верить, как в божественное начало. Он сравнил Россию с Царствием Небесным.

Лев Толстой в своих прозрениях полагал, что со злом можно бороться непротивлением. Он создал теорию непротивления злу насилием, мечтал о том времени, когда исчезнут войны, когда люди перестанут угнетать друг друга, когда зло будет побеждено милосердием.

Достоевский всю жизнь сражался с бесами не только на страницах своих романов — он сражался с ними и в жизни. Когда его одолевала болезнь, и он в падучей валился на землю и бился в приступе, казалось, что он своей грудью закрывает чёрную скважину преисподней, из которой бесы валят на землю. Он одолевал их и закупоривал ад. Тем самым он совершал извечный русский подвиг, который повторил советский солдат Александр Матросов, закрыв своей грудью адский фашистский дот.

Россия — страна космическая. Русские — космический народ. Впервые в космос полетел русский человек. Я видел наши замечательные космодромы: на архангельской земле в Плесецке и в Амурском крае новый космодром «Восточный». Я побывал в городе Циолковский, наслышан о наших лунных и марсианских проектах. Великий Циолковский был учеником другого великого человека — Николая Фёдорова, русского космиста, который создал теорию Общего дела, когда все люди объединяются для задачи спасения и воскрешения умерших отцов, исчезнувших поколений. Когда современный человек исцеляется от пороков, просветляет себя, становится носителем духа, для этого он соединяет себя с высшими достижениями науки: физики, химии, биологии. Это сочетание позволяет ему воскрешать умерших отцов, когда раскрываются могилы, и из них восстают умершие, облачённые новой плотью.

Но эти воскрешённые поколения переполняют землю, им некуда больше ступить, и тогда появляется Циолковский со своей первой и второй космической скоростью. Он задумывает ракеты, с помощью которых земные люди будут расселены по Вселенной, по мирозданию. И разве не продолжением этой утопической мечты является «Бессмертный полк» — грандиозное шествие, которое движется 9 мая по всем российским городам и весям, когда люди несут над собою образы своих отцов и дедов, воевавших или сражённых на великой войне? Это шествие напоминает пасхальный ход, который грезит о воскрешении. И порой кажется, что те, кто изображён на снимках и картинах, берут на руки нас, идущих по земле, и возносят к небу.

Русская Мечта — мечта космическая. Она несётся в мире с первой и второй космической скоростью, она несётся в мире со скоростью света.

Большевики возмечтали построить на земле рай земной, хотели спустить Бога сюда, на землю. Гениальный Петров-Водкин написал «Купание красного коня», эту икону молодой революционной России. Большевики божественным назвали труд, обожествили его. Они полагали, что с помощью труда, с помощью великих трудовых свершений возможно построить на земле Царствие Небесное. Верили, что через труд можно вернуть человека в рай. И скульптура Мухиной «Рабочий и колхозница» — это изображение Адама и Евы, которые вознесли к небу орудия своего труда, и с помощью труда обрели Царствие Небесное. Эти серебряные, ангелоподобные люди с развевающимися за спиной крыльями возвращаются в рай.

Большевики хотели проложить путь в Царствие Небесное, но на обочинах этого пути они оставляли груды костей. И вместо справедливости возникла страшная несправедливость, вместо благодати и равенства возникли насилие и мука. Иногда кажется, что вся Красная идея потонула в стенаниях и невинно загубленных душах.

Но великим искуплением этого зла явилась Победа 1945 года, когда Советский Союз одолел страшные, адские силы фашизма. Война и Победа стали победой райских советских смыслов над смыслами ада, когда ад был запечатан, и в очередной раз Россия, Советский Союз взяли на себя — на свою грудь, на своё сердце — все самые страшные, злые силы мира, победили их и ценою гибели миллионов своих сыновей и дочерей вновь вернули миру возможность развиваться и творить, вновь превратили тьму в свет.

Я остро чувствовал эту великую советскую, русскую миссию, находясь на Прохоровском поле, где проходила грандиозная Курская битва, и советские танкисты таранили и разбивали в прах немецкие «тигры». То же чувство я испытал на Урале, на «Уралвагонзаводе», который выпускал огромное количество танков Т-34. И, гладя этот танк, я думал о нём как о священном танке, даровавшем нам Победу и жизнь. Танк Т-34 — это танк Русской Мечты.

Так в чём же она, Русская Мечта? Это мечта о могучем и праведном Царстве, которое окружает и охраняет общество великой справедливости, любви и благодати, где в гармонию приведены силы природы и силы техники, силы отдельного человека и всемогущего государства. Где жизнь лесного цветка и жизнь мерцающей звезды небесной соединены общим ощущением мировой симфонии. Эта благодать добывается великими трудами, великими усилиями всего нашего российского общества, каждой российской земли, каждого проживающего на этих землях народа.

Американская мечта — это «град на холме», это крепость, построенная на горе, с которой видны все другие, лежащие в долинах, города и селения. И если в каком-то из этих селений возникает непорядок, американцы из своих бойниц посыпают долинные города и селения своими крылатыми ракетами.

Китайская мечта, которая сопрягается с Великим Шёлковым путём, — это мечта о восстановлении китайского достоинства, того достоинства, которое на протяжении долгих лет попиралось то англичанами, то японцами, достоинства, которое было растоптано. И сегодня Китай, достигая великого возрождения, стремится утвердить своё существование в гармоничном и цветущем мире.

Русская мечта — это храм на холме. Мы построили холм из наших верований, страданий, поражений, из великих побед и откровений. На вершине этого холма мы построили храм, который своими крестами касается небесной лазури, касается света Фаворского. И этот свет проливается к нам, на землю, в наши семьи, на наши космодромы, в наши гарнизоны, на наши заводы.

Мы — мечтатели. Ты, я, родившийся вчера младенец и старик, доживающий свою долгую жизнь. Россия — это страна мечтателей и героев.

Зачатие

Мечта создаёт народ. Поселяется в нём, свивает в нём своё гнездо. Мечта дарит народу его государство, дарит ему достойных правителей, создаёт неповторимый стиль в архитектуре, живописи, музыке, определяет народу нравы, делает народ неповторимым и незаменимым. Но иногда мечте становится тесно в народе, тесно в государстве, тесно в правителе — и она излетает. Тогда наступает тьма, чёрная дыра в народной истории.

Наша история движется по таинственной синусоиде. Российское государство возникает, расцветает, достигает высших своих проявлений — и срывается вниз, в пропасть, превращается в «чёрную дыру», исчезает, и кажется, народу и государству больше никогда не подняться. Но в силу неведомых, таящихся в народе, мечтаний государство вновь возрождается, народ восстаёт из праха.

История государства Российского — это история пяти великих империй. Киевско-Новгородская империя — первая. Вторая — Московское царство. Третья — Романовская империя. Четвёртая — Красная империя Сталина. И пятая держава — та, которую мы сегодня созидаем. Она состоит из множества земель, народов, верований, языков, векторов развития. Всё это дышит, цветёт, объединено державной идеей, объединено Русской Мечтой.

После 1991 года мечта излетела из Красного государства. Разверзлась «чёрная дыра», в которой истлевали остатки прежней эпохи. Казалось, Россия канула, и ей больше не быть. Но в этой чёрной бездне, не видимая глазу, притаилась Русская Мечта. И настанет время, когда она себя обнаружит, когда она взлетит и взовьётся.

В то страшное для России время, казалось, у нас не было собственного государства, не было суверенной внешней и внутренней политики. Россией управляли люди, полагавшие, что смысл русской истории находится в других, заморских цивилизациях. На наших глазах была разгромлена Югославия, и мы не протянули братской Сербии руку помощи. Рыдая, смотрели, как Америка уничтожает её крылатыми ракетами и бомбами.

Но именно тогда впервые обнаружила себя Русская Мечта, именно тогда русские десантники совершили свой знаменитый марш-бросок из Боснии в Косово. Без ведома начальствующих генералов НАТО, без согласования с синклитом западных победителей российский десант на своих БТРах промчался через всю Сербию в Приштину и поднял русский флаг. Русская Мечта летела впереди этих БТРов, а флаг, который подняли в Приштине, будь он алым или трёхцветным, говорил о том, что российскому флагу — развеваться на мировых ветрах.

В 1993 году, когда на мосту грохотали танки, превращая Дом Советов в огромный, пылающий в центре Москвы пожар, когда пулемёты расстреливали баррикадников, и было ощущение, что Россия провалилась в пучину беспросветной бойни и гражданской войны, тогда случилось неожиданное: патриоты, казалось, разбитые, раздавленные танковыми гусеницами, победили на выборах в Государственную Думу. Народ увидел, что в России есть люди, готовые сражаться за государство, лепить его, воспевать. Свершилось великое евангельское таинство, согласно которому «последние станут первыми». Баррикадники, умиравшие в 1993 году за Советский Союз, были последними солдатами Красной империи. Они же после избрания в Думу стали солдатами, которые первыми защитили государство Российское.

Во время страшной чеченской войны остатки армии, собранные по лоскутьям, были брошены под гранатомёты чеченских террористов. Кругом царило ощущение предательства, хаоса, безнадёжности. Тогда случилось чудо Евгения Родионова — народного святого. Молодой солдат попал в плен, в руки террористов, но не отрекся от армии, от Родины-матушки, от креста, который висел у него на груди. Он принял мученическую смерть — ему отрезали голову. Эта мученическая гибель за Родину, за Россию, за, казалось бы, несуществующее государство, свидетельствовала, что это государство есть, есть ценности, за которые мог отдать жизнь молодой солдат. Им двигала таинственная Русская Мечта. Эта Мечта вселилась в его юное сердце и подвигла на подвиг «за други своя».

Государство Российское невозможно без лидера, государственная идея олицетворена в лидере: в князе, в царе, в вожде. Лидер объединяет стремления множества самых разных людей, сословные, национальные интересы. Лидер олицетворяет государство, а государство объединяет народ, даёт ему возможность двигаться по путям исторического творчества.

Русская Мечта, возникнув из чёрной пучины безвременья, обнаружила себя, как мерцание. Она искала лидера, в котором могла бы поселиться. Мечта выбирала место, выбирала человека, в котором могла бы свить своё гнездо.

Навсегда останется тайной тот момент, когда мечта коснулась Путина своими крыльями. Когда случилось это зачатие? Быть может, во сне, или на прогулке, или в многолюдном толпище. Мечта вселилась в будущего президента России, и он, изумляясь, не сразу согласился принять предложение, поступившее от общества. А, согласившись, кажется, всю остальную жизнь, до наших дней испытывает изумление: почему он? Почему Мечта вселилась в него? Что он сделал такого, что она выбрала именно его среди многих других?

Это останется тайной, которую унесёт с собой президент. Об этой тайне могут лишь гадать мистики и поэты.

Существует ещё одна тайна — тайна завершения чеченской войны. Война была чудовищной, беспощадной. Российская армия перемалывала Чечню, уничтожала селение за селением, город за городом. Чеченскому народу грозило истребление ещё более страшное, чем выселение. Но и Российское государство начинало трещать по швам. Побежали трещины по республикам Поволжья, по Якутии, по Уралу, по Дальнему Востоку, Сибири. Россия начала распадаться.

И в этой войне не могло быть победителей. В этой войне победили не Грозный, не Москва — в этой войне победила Русская Мечта. Она нашептала свою волю Путину и Кадырову. Она свела этих двух столь разных людей и открыла их сердца навстречу друг другу.

Мечта о сбережении чеченского народа, о сбережении государства Российского вселила в Ахмата Кадырова и Владимира Путина невиданные силы, волю и мужество. Кадыров и Путин развернули историю, остановили эту историю на кромке пропасти, не позволили упасть в пропасть чеченцам и русским и всему государству Российскому. Первый разговор Кадырова с Путиным останется в тайне. Останется в тайне их первая встреча, быть может, потому, что она произошла не на земле, а на небесах. Мечта оторвала их души от бренной, окровавленной земли. Там, в эмпиреях, среди лазури, две их души встретились и остановили бойню, остановили распад государства. Русская Мечта спасла государство Российское.

Она же, Мечта подсказала Путину две великие идеи: перенесение из красной эры в новую музыки советского гимна и перенесение из советского прошлого в нынешнюю Россию алого Знамени Победы. Музыка гимна перенесла в нынешнюю эру всю мощь предшествующей эпохи: великие советские стройки, великие подвиги, муки, которые нам придётся искупать своими трудами и радениями. Знамя Победы, которое во время праздников проносят по Красной площади, определяет сегодняшнее наше государство как государство победное. Победа является высшим воплощением Русской Мечты о справедливости, о благе, о божественной красоте, поэтому Знамя Победы, которое несут среди сверкающих сабель знаменосцы, смотрится, как икона.

Путин, выстраивая новое государство Российское, столкнулся с тысячей забот — громадных и мелких. Их приходилось преодолевать среди грохота пушек, среди митингов и забастовок, среди угрюмых и злобных окликов враждебных соседей. Конечно, Путин строил государство Российское. Но, быть может, это государство Российское, это Русская Мечта строили самого Путина, подсказывали ему верные решения, уберегали от ошибок. Он устранил олигархов, которые бесцеремонно и бессовестно рвались к власти, полагая, что они и есть государство. Укротив суверенитеты, Путин укротил и беснующиеся СМИ, многие из которых находились в руках олигархов и требовали превращения России в конфедерацию, что продолжило бы дробление страны, повторяло кошмар распада Советского Союза.

Это были кромешные годы, которые потребовали от Путина невероятных усилий, утомили его, обескровили. Если, вступая во власть, он с некоторой наивностью и бравадой заявил, что является менеджером, которого пригласили, чтобы исправить огрехи, и, исправив эти огрехи, он уйдёт, получив вознаграждение, то к концу второго правления он сказал, что он — раб на галерах. Судьба приковала его к галере, имя которой — государство Российское. Но на носу этой галеры, как статуя на носу корабля, летела Русская Мечта, превращая галеру в ковчег, проводила её через мели, бури, через водовороты истории.

В ту пору не было партийных пленумов, на которых оглашались грандиозные проекты и планы, не было заседаний Верховного Совета, где ставились цели по выплавке стали, по производству электроэнергии. Но был не оглашённый великий путинский план по восстановлению алтарей и оборонных заводов. Этот план подсказала ему Русская Мечта, которая создавала из России могучее государство, наполняя это государство божественными смыслами — смыслами о Царствии Небесном, к которому должна стремиться русская жизнь.

Велик подвиг русского духовенства, русских батюшек, которых Церковь посылала на развалины церквей, где ещё недавно царила мерзость запустения, где на стенах были начертаны сквернословия, где повсюду сохранялись воспоминания о жутких временах церковных гонений. Священники, как прорабы, восстанавливали свои храмы. И эти возрожденные храмы, как белые лебеди, поплыли над русскими лесами и селениями, сверкая в небесах своими ослепительными крестами. Каждая молитва, возносимая в этих храмах, приближала к России Небо, окружала её защитным покровом — чудесным Покровом Богородицы, чтобы в Россию не проникали силы зла, чтобы комья ненависти и хулы сбивались молитвами на дальних подступах, как сбиваются вражеские самолёты.

Оборонные заводы в дни лихолетий были превращены в ржавые свалки. Из цехов увезли станки, из секретных сейфов утащили секреты. По опустелым цехам бродил супостат, выклёвывая остатки советских технологий. Велик нравственный подвиг российских рабочих и инженеров: они сумели сберечь секреты и коды великой технической цивилизации — СССР. По полгода не получая зарплаты, голодая и отбивая атаки подлецов и проходимцев, рабочие и инженеры перетерпели эти страшные годы, и когда наступила пора возрождения, восстановили великие заводы. Заводы стали выпускать лучшие в мире подводные лодки, самые быстрокрылые самолёты, непробиваемые могучие танки.

Молитвы и алтари защищали Россию с небес. Русское оружие, возрождённое на заводах, защищало земные пределы Родины.

Путин часто бывал в захолустных приходах, проводил в этих приходах праздники Троицы, Пасхи, Рождества. Он часто бывал на заводах, предотвращая их закрытие, вдохновлял на труд рабочие коллективы, присутствовал при спуске на воду новых кораблей, при взлёте в небеса новых штурмовиков.

Русское оружие — это святое оружие, оружие Русской Мечты. В современных подводных лодках, танках и истребителях таится сталь шлема, в котором сражался Дмитрий Донской, сталь меча, которым рубился во время Ледового побоища князь Александр Невский.

Если кому-то казалось, что президенту Путину просто везёт в его внешней политике и внутренних уложениях, то он ошибался, — над Путиным витала Русская Мечта, хранительница, помогавшая ему преодолеть непреодолимое.

Русское сознание обретает себя в православной вере, в ней находит откровение, утешение, объяснение смысла земного существования. Русское сознание не мыслит себя без государства. Государственная идея является вторым вероисповеданием нашего человека. Государство сильное, справедливое — это чертог Богородицы.

Природа — это дом, в котором живёт русский человек. Природа сложила русский характер, нрав, русское мужество и терпение. Как бы далеко ни отодвинулись времена язычества, но и сегодня русский человек поклоняется своим снегопадам, своим осенним лесам, стоящим, как золотые иконостасы, своим алмазным весенним ручьям, своим полевым и лесным цветам. Недаром русские писатели, как никакие другие, умеют изображать природу, чувствуют душу русского человека как человека великой природы.

У нас перед природой скопилась большая вина: вырубаются леса, мелеют реки, уходят зверь и птица. Священная живая вода Байкала, который является высшим божеством русской природы, десятилетиями отравлялась ядами стоящего на его берегу комбината.

Натерпевшись от человека, природа прибегла к последнему способу привлечь к себе внимание: она совершила самосожжение. Запылали русские леса, пожары приближались к городам, начинали гореть деревни. Путин, возрождая алтари и заводы, пошёл вымаливать у природы прощение. Он поехал на пожары. Его лизало пламя, под его ногами дымилась трава, он бил в тревожные колокола.

Он странствовал по сибирской тайге, по дальневосточным рекам, поднимал из нерестилища рыбу, целовал и вновь отпускал в воду. В заповедниках вместе с ветеринарами и звероводами он лечил раненого тигренка, садился на дельтаплан и поднимал за собой стаи стерхов.

Всё это было вымаливанием у природы прощения, ибо Путин был не только президентом страны, населенной гражданами, — под его покровительством находились лесные олени и лоси, речные форели и щуки, небесные ласточки и журавли. Он приказал закрыть стоящий на берегу Байкала комбинат, и в байкальскую воду перестали сбрасывать яды.

Русская Мечта сберегала Путина во время пожаров, побуждала его к благоговению перед жизнью.

Большой стиль

Многие современные политологи пророчат в будущем столкновение России и НАТО. Но эти политологи опоздали со своими прогнозами. У России уже было столкновение с НАТО. Оно произошло в 2008 году в Южной Осетии и Абхазии. Грузия, которую НАТО выбрала как свой оплот, перевооружила, снабдила инструкторами, заточила как остриё, направленное в сторону России. Грузия, а вместе с ней и НАТО, решив испытать Россию на прочность, напала на Цхинвал, убивала из установок залпового огня российских миротворцев, стирала с лица земли столицу Южной Осетии.

Американцы полагали, что Россия, как и в случае с Югославией, промолчит, отступит, бросит своих друзей в беде. Но они просчитались. Российское государство окрепло настолько, что эта агрессия получила отпор. Русская Мечта вместе с колоннами 58-й армии пролетела сквозь Рокский туннель, построилась в боевые порядки и разгромила агрессора. В этой краткой кровавой кампании Россия доказала, что больше не намерена отступать. Пружина, которую так жестоко согнули в 1991 году, стала распрямляться.

Русская Мечта о сильном государстве, о высокой правде, о народном благополучии не мыслит счастье и благополучие среди мирового несчастья. Русское благополучие и русское счастье невозможны без счастья всего остального человечества. Спасённые от истребления южные осетины и абхазы, их небольшие государства получили свою независимость благодаря России. Они вновь стали частью великого Русского Мира. Эта малая победная война показала русским, что время поражений завершилось, русские молитвы и русские танки вновь способствуют возвеличиванию государства Российского.

Путин понимал, что русский народ, к которому он принадлежит, является самым большим в мире разделённым народом. Он, как никто, понимал, что русским в 1991 году нанесена громадная травма. Страна утратила лучшую часть своих территорий, русским внушили комплекс неполноценности, заставляли верить, что они — неполноценный народ, не умеющий побеждать и творить. Это уныние необходимо было преодолеть и сломать. Необходимо было вернуть русским людям их исконную пассионарность и умение побеждать.

Олимпийские игры были тем могучим реактором, в котором вновь закипела русская пассионарность, русская победность. Победа России на Олимпийских играх была ослепительной, стала залогом других, будущих русских побед. Поразительной была прелюдия к Олимпийским играм. Искусными режиссёрами было явлено зрелище, когда из водных пучин всплывает волшебный город с куполами, звонницами, чудесными дворцами и теремами. Так из озера Светлояр всплывает град Китеж, вещающий русским людям, что время трагедий миновало, и вновь наступает пора благоденствия. Там, на Олимпийских полях, началась Русская Весна. Оттуда Русская Мечта взметнулась, как птица в сверкающем оперении. Из зелёных вод озера Светлояр всплывал божественный Крым.

Мы помним мелькнувший на телевидении эпизод, когда Путин в маске и ластах ныряет в море и достаёт с морского дна амфору. Иные насмешники издевались над этим постановочным кадром. Они не ведали, что Путин поднимает со дна морского не амфору, а Крым. Путин будет записан на скрижали русской истории как Путин Таврический.

Пушкин писал:

Среди зелёных волн, лобзающих Тавриду,

На утренней заре я видел нереиду…

Он видел Русскую Мечту, которая вела русских воинов, флотоводцев, странников и провидцев в Крым. Мечту, которая привела в Херсонес князя Владимира, и Крым стал родиной русского православия, озарил божественным светом все русские пространства вплоть до Тихого океана.

Крым — это русское чудо, которое было дано русским людям за их великое терпение, за великий стоицизм. Тогда, после Крыма, Путин сказал, что возвращение Крыма было возвращением в Россию сакрального центра русской государственности, русской власти. И, может быть, тогда он впервые дал понять, что чувствует свою предначертанность — возвести из праха государство Российское.

Путин коронован Крымом, Путин — помазанник Крымской Весны. Русская Мечта нашла в Крыму своё восхитительное воплощение.

Когда вслед за Крымом восстал Донбасс, когда украинские гаубицы и установки залпового огня уничтожали жилые кварталы Донецка и Луганска, когда Донбасс сражался, ходил в атаки, сжигал неприятеля в Иловайском и Дебальцевском котлах, бился насмерть на Саур-могиле, люди в России рыдали, видя по телевизору сожжённые города и погребения убитых. Тогда Путин явился в храм, что на Воробьёвых горах. Он поставил там две свечи. Одну — поминальную, о тех героях, что пали во время Донецкой войны. Другую свечу — заздравную: в честь тех, кто мужественно сражался и продолжает сражаться.

Донбасс видит в России свою защитницу. Русская Мечта витает в Донбассе, укрепляет сердца ополченцев, помогает выстраивать армию, утверждать государственность, делает Донбасс твердыней, о которую разобьются натовские устремления.

Государство Российское в своём становлении подобно ракете, летящей сквозь сверхплотные слои атмосферы. Слои всё плотнее, скорость всё выше, при таких температурах плавится сталь, сгорают самые тугоплавкие материалы. Государство Российское возрождается во враждебной среде. Государство не сумели сломить кавказские войны, олигархи, не сумела сломить вероломная Грузия. И тогда в Россию был запущен вирус «оранжевой революции». Россия была инфицирована оранжевой заразой, как были инфицированы некоторые страны Европы и Ближнего Востока. «Оранжевая революция» обеспечивает победу без применения танковых армий и воздушных соединений. Оранжевая бомба разрывает в клочья могучие армии и непобедимые правительства.

В 2011 году в России началась «оранжевая революция». Болотная площадь становилась вулканом, из которого ядовитая магма заливала столицу. Энергия Болотной площади давила на кремлёвские стены, лишала воли чиновников. Навстречу людям Болотной площади выступили люди Поклонной горы. Это были государственники, патриоты, которые собрали на Поклонной горе грандиозный митинг. Слова, излетающие из уст выступавших на морозном воздухе, казались громадными льдинами. Тогда был нанесён удар по «болотникам».

Это были дни и часы, когда над Москвой витали два духа: дух Болотной и дух Поклонной. Русская Мечта в облике ясного сокола била с лёту чёрного ворона Болотной. От этой схватки дрожало московское небо. Полчище Болотной отступило, померкло, спряталось в чёрную пещеру, откуда по сей день смотрят его оранжевые глазки.

Русская Мечта в который раз победила. Путину удалось усмирить «болотный бунт» без пролития крови. Сакральная жертва, на которую рассчитывали «болотники», желая залить брусчатку кремлёвской площади кровью, эта сакральная жертва не случилась. Российская государственность пролетела сквозь чёрные дни болотных сумерек и, охваченная алой плазмой, ринулась дальше.

Угрозы, обступившие государство Российское, множились. Американский «град на холме» своими крылатыми ракетами и «умными бомбами» разрушил Ливию и Ирак, напал на Сирию, превращая цветущую благодатную страну в пепел и пожарище. Появилось скопище клокочущих ненавидящих террористов, возник террористический ИГИЛ, сконструированный на территории Сирии западными спецслужбами. Он был шаровой молнией, которая должна была сжечь Дамаск, воспламенить государства Средней Азии, взорвать российский Северный Кавказ, учинить бесчисленные взрывы в русских городах и селениях.

Россия помнила Беслан и Норд-Ост, помнила Басаева, Гелаева и Хаттаба. Сирийский поход, в который устремилась Россия, был насущен и неизбежен. Россия спасала себя на дальних подступах, сберегая молодые государства Средней Азии, предотвращала террористические акции в российских кинотеатрах, больницах и метро.

Русская Мечта вела за собой эскадрильи штурмовиков, бомбардировщиков, громила боевые колонны ИГИЛ, базы снабжения и штабы террористов. Сегодняшняя Сирия своим существованием обязана Путину. Президент Башар Асад не разделил судьбу Саддама Хусейна и Муаммара Каддафи только потому, что Верховный Главнокомандующий Российской армии отдал приказ своим войскам двинуться в бой. Сирийская кампания родила своих героев и мучеников. Это война, которую Россия ведёт за правое дело, за сбережение целых народов, за сбережение государства Российского. Эта война есть громоподобное воплощение Русской Мечты.

Сегодня Россия осуществляет три великих геостратегических проекта, продолжает в этих проектах свои предшествующие труды и свершения, делая работу, которую русские люди не доделали в предшествующие исторические периоды.

Грандиозный арктический проект, когда по всей кромке Северного Ледовитого океана мы восстанавливаем полярную цивилизацию, рухнувшую в 90-е годы. Мы восстанавливаем промышленные посёлки, погранзаставы и радиолокационные станции, способные заглядывать за горизонт и предупреждать нападение на Россию американских бомбардировщиков Б-52 с грузом крылатых ракет. В Арктике, во льдах, строятся заводы, перерабатывающие газ. Строятся порты, туда устремляются железнодорожные ветки. Атомные ледоколы распахивают полярные льды, ведут за собой караваны танкеров и сухогрузов, прокладывая Великий Северный морской путь, как китайцы прокладывают свой Великий шёлковый путь.

Арктический проект есть проект Русской Мечты. Его задача — не только обогащение России месторождениями углеводородов, не только создание мощного северного оборонительного пояса, не только прокладывание грандиозных глобальных коммуникаций, именуемых Северным морским путём. В Арктике, под Полярной звездой, звездой пленительного русского счастья, возрождается русский пассионарный человек, мечтатель, продолжатель тех очарованных странников, которые двигались в полярные льды в поисках Беловодья, Русского Рая. Сегодня русский человек, осваивающий Арктику, прошедший сквозь полярные бури и северные сияния, годится для любой работы. Он может быть генералом, губернатором, священником, строителем — тем, в ком воплотилась Русская Мечта.

Путинскую штормовку, отороченную мехом, видели в Северодвинске на спуске атомных гигантов «Борей», на великолепном заводе СПГ в Сабетте, среди океанских льдов.

Арктика — это родина русской мечты в восхитительном, сверкающем, как лёд, оперенье.

Второй проект — дальневосточный. Там Россия встречается с гигантами Востока: Китаем, Японией, Южной Кореей. Оттуда русский взор устремлен в Океанию, к Индонезии, к Австралии. Там создается синтез, в котором Россия сочетается с великими цивилизациями Тихого Океана. В Комсомольске-на-Амуре на авиационном заводе строят истребители пятого поколения — лучшие в мире истребители. Судостроительный завод в Комсомольске, спасённый Путиным, строит фрегаты и корветы. На дальневосточных верфях закладываются супертанкеры, способные перемещаться в северных полярных широтах. Владивосток становится мозговым центром дальневосточной русской цивилизации. Космизм Николая Фёдорова, великого русского мечтателя, воплощается в космодроме «Восточный», в городе, который носит имя его ученика — Циолковского.

И третий проект, который осуществляет Россия, — южный, средиземноморский. Россия восстанавливает во всей полноте южный рубеж обороны. Это наши военные базы в Южной Осетии и Абхазии, возвращение Крыма и сбережение Черноморского флота, который пополняется новыми кораблями и подводными лодками, установление контроля над Чёрным морем, выход через Босфор и Дарданеллы в Средиземное море, где вновь появляется сводная российская эскадра, собирающая корабли со всех флотов, базы в Сирии: военно-морская и военно-воздушная, присутствие России на Ближнем Востоке — в этом солнечном сплетении мира.

Такие грандиозные проекты под силу сегодняшнему государству Российскому. Это воплощение путинских замыслов, воплощение Русской Мечты.

Эти деяния возникли не на пустом месте, не случайно. Они являются исполнением древних наказов, которые оставили нам сказочники и волхвы, заветов, которые послали нам великие православные мистики. Это воплощение чаяний русских писателей и космистов, воплощение чаяний русских революционеров. Это движение через века и эпохи Русской мечты.

Каждая лаборатория, в которой изучаются проблемы долголетия и бессмертия, каждый завод, работающий над созданием «вечного двигателя» или источника неисчерпаемой энергии, каждый монастырь, где братия в ночных молитвах просит Господа о сбережении России, всё это — продолжение наших вековечных чаяний о божественной справедливости, о красоте и творчестве, которое обещает нам жизнь вечную.

Государство, совершая своё становление, возводит памятники, пишет книги, создаёт симфонии, возглашающие хвалу государству — возникает Большой стиль. Большой стиль первой империи — это главы Киевской и Новгородской Софии, это дивные мозаики и фрески, это божественные тексты русских летописей.

Вторая русская империя — Московское царство. Ее большой стиль — это высокая колокольня Ивана Великого с золотым оком, устремлённым в небеса. Это храм Василия Блаженного, где в камне воплощен образ Русского Рая.

Третья империя, романовская, сделала своим большим стилем Петербург с летящим в его центре Медным всадником.

Четвёртая империя, сталинская, помимо Красного коня Петрова-Водкина и мухинских «Рабочего и колхозницы», воплотилась в восстановленных после войны городах, напоминающих музеи, в сталинских «высотках», устремлённых в небо, в полетевшем в космос Гагарине.

Нынешняя, пятая российская держава, вынашивает свой Большой стиль — «Стиль Путин». Это Крымский мост, в своём великолепии символизирующий русское чудо, чудо возвращения Крыма, мост Русской Мечты. Космодром «Восточный», с которого уже взлетают ракеты, и откуда уйдут на Марс космические корабли. Великий Гергиев, который дирижировал оркестром на развалинах Пальмиры, когда ещё грохотали взрывы бомб и ракет, и вокруг оркестра слушали дивную музыку воины-победители. Военные парады 9 мая в Москве. Когда по Красной площади, среди советских и русских святынь движется великая техника, в небе плывут великие самолёты, а сам парад напоминает церковное действие. И министр обороны, выезжая из ворот Спасской башни на Красную площадь, осеняет себя крестным знамением, будто он входит в храм или въезжает в монастырь.

Грядёт памятник Русской Мечты. В Великом Новгороде воздвигнут памятник «Тысячелетие России». Российскую державу поддерживают самые великие русские правители, мыслители, духовидцы. Быть может, памятник Русской Мечты будет явлен волшебной птицей, которую из рук в руки передают те, кто строил и лелеял Россию. Среди этих рук я вижу руки Путина, выпускающие Русскую Мечту в бесконечность.

Сегодня Россия переживает трудное время. Её мучают санкциями, грозят войной, оскорбляют лидеров, наши традиции, нашу культуру. Люди живут трудно, считают копейку, ропщут от произвола чиновников, видя, как богачи, нажившие свои богатства неправедно, презирают народ. Эти времена минуют. Россия продолжит свой полёт.

Русская Мечта — это та птица, которая не сидит на ветке, ей нужно огромное Небо.

Когда президенту Путину задали вопрос, что значит для него проект «Россия», он ответил: «Россия — не проект. Это судьба». Это значит, что он слил свою судьбу с судьбой России. Будет она великой и процветающей — будет и он велик. Качнётся она, или, не дай Бог, погибнет — погибнет и он.

Когда его недавно спросили, как он видит современную Россию, он воскликнул: «Люблю её!» Так любят не просто Родину — так любят Родину божественную, Родину, которая стала для всех нас иконой.

Путин — русский мечтатель. Как ты. Как я. Россия по-прежнему остаётся страной мечтателей и героев.