Пойдет ли Лукашенко на «украинизацию» Белоруссии | Продолжение проекта «Русская Весна»

Пойдет ли Лукашенко на «украинизацию» Белоруссии

За последние месяцы Александр Лукашенко сделал много резко эмоциональных и непродуманных шагов, которые свидетельствуют, насколько неприемлемой является для него ситуация, в которую его все более жестко загоняет Москва.

Новость о грядущей дерусификации телевидения в Белоруссии вызвала привычный ажиотаж в общественно активных кругах России, которые разглядели в ней очередной шаг, сделанный Александром Лукашенко по украинскому пути. Последовавшие пояснения, что речь идет об исполнении закона и касается исключительно ТВ-контента, производимого в республике (именно его должно быть 30 процентов, а не от всего телевещания в стране), помогли слабо. Белорусский президент получил очередную галочку в своем досье, что ведут на него российские патриоты.

Между тем вопрос идеологического дрейфа белорусских властей — как реального, так и возможного — крайне интересен и заслуживает куда большего, нежели привычные громогласные спекуляции.

Четверть века назад Белоруссия стала единственным исключением из всех постсоветских стран, принявших после распада СССР идеологический курс, основывавшийся на простой идее: «мы — не Россия». Часть государств — очевидным образом напрашивается Прибалтика в качестве примера — запустили его немедленно и открыто. У других переход к данной концепции шел постепенно и небольшими шагами, чтобы к нашему времени как раз достичь зрелости. Украина в данном случае, безусловно, наиболее яркий пример.

Белорусское руководство выбрало иной путь, действительно оригинальный. Не противопоставляя себя гигантской восточной соседке, маленькая республика создала себе систему и образ, которые никак нельзя спутать с российскими. При этом еще совсем недавно они — и система, и образ — очень многим в России казались даже более привлекательными, чем те, что существуют в нашей стране.

Надо полагать, что прямо сейчас Александр Лукашенко несколько досадует за сделанный двадцать пять лет назад выбор, поскольку он теперь очень сильно связывает ему руки в текущих трениях с Москвой.

Дело в том, что любые алармистские прогнозы относительно зловещих планов белорусского президента по идеологическому отрыву Белоруссии и ее народа от России упираются в тупик, каковым в данном случае является время.

Украине потребовалось четверть века систематической промывки мозгов собственному населению, чтобы националистические и антироссийские настроения стали в итоге доминирующими в украинском обществе. Это при том, что там изначально почва в этом смысле была куда более «удобренная», нежели в Белоруссии.

Именно поэтому по-настоящему серьезное обращение к «национальной» повестке обещает Александру Григорьевичу куда больше проблем, нежели выгод.

Белорусские националисты и русофобы слишком малочисленны и маргинальны, чтобы на них можно было всерьез опираться. А их идеи настолько неприемлемы для большей части белорусского общества, что это грозит обернуться существенными потерями для самого белорусского лидера, если тот всерьез рискнет прибегнуть к данному инструменту. А у Лукашенко и без того проблем хватает.

Времени же на перековку и промывку мозгов широких масс — коего надо, как показала практика, минимум полтора десятилетия — банально нет.

Ситуация усугубляется тем, что на идеологическом поле вновь стала играть Россия.

Этот фактор очень часто упускают из виду, когда критикуют российскую политику на постсоветском пространстве. Правда состоит в том, что раньше у России не было шансов противостоять антироссийскому идейному тренду в бывших советских республиках. Дело не в злонамеренности или халатности российских властей, а в объективных обстоятельствах, преодолеть которые не было никакой возможности.

Более того, бескомпромиссные критики Кремля внесли свою лепту в такое положение дел. Если неравнодушные российские патриоты четверть века хором твердили про воровскую компрадорскую власть, про повсеместную разруху и нищету, про катящуюся в пропасть к неизбежной катастрофе Россию, то странно было бы ожидать, что эти их слова заставят их единомышленников на постсоветском пространстве (не говоря уже об обычных аполитичных гражданах) проникнуться верой в светлое будущее России и сделать искреннюю ставку на Москву.

И этого, разумеется, не произошло.

Ныне ситуация изменилась — и существенно.

Россия вернулась на мировую арену в качестве великой державы, причем не только во внешнеполитическом аспекте. У нее хватает серьезных внутренних проблем (которые она не скрывает), но в то же время ее достижения и масштабное развитие создают привлекательный и притягательный для многих образ живой, развивающейся, обладающей серьезными успехами, огромным потенциалом и незаурядным будущим страны.

В результате вместо привычного выбора последних десятилетий «лучезарный Запад vs погибающая Россия» в последние годы возникла новая дихотомия — «не беспроблемный Запад vs обновленная, вновь вошедшая в силу Россия».

#{author}В этой ситуации любые серьезные идеологические подвижки с антироссийским подтекстом становятся куда более сложными и чреватыми неприятными последствиями для белорусского руководства.

За последние месяцы Александр Лукашенко сделал довольно много резко эмоциональных и просто непродуманных шагов, которые свидетельствуют, насколько неприятной — если не сказать, неприемлемой — является для него ситуация, в которую его все более жестко загоняет Москва.

Однако попытка всерьез и в полную силу разыграть «национальную» карту, чтобы противостоять давлению России, будет означать лично для белорусского президента такие проблемы внутри собственной страны, что шансы на это представляются все-таки не слишком большими.

Слегка позаигрывать с националистами для создания видимости противовеса Москве можно, но всерьез запустить «украинизацию» Белоруссии в нынешних условиях будет означать для Лукашенко быстрое политическое самоубийство. А Ростов ему в подобном случае не светит.

Несмотря на все эксцессы последнего времени, Лукашенко остается одним из опытнейших государственных деятелей на постсоветском пространстве. Несмотря на все пертурбации последнего времени, его знания, интуиция и опыт должны предостеречь его от такого сценария.

Хочется верить, что так и будет. Хочется верить