Высший приоритет: кого смогут перехватить новейшие российские противоракеты | Продолжение проекта «Русская Весна»

Высший приоритет: кого смогут перехватить новейшие российские противоракеты

Воздушно-космические силы России в перспективе получат на вооружение противоракету дальнего перехвата. Об этом, выступая в эфире одной из столичных радиостанций, заявил Командующий войсками противовоздушной и противоракетной обороны — заместитель главнокомандующего ВКС генерал-лейтенант Виктор Гуменный. По его словам, завершение работ по созданию подобного оружия позволит в установленные сроки выполнить любую задачу, поставленную войскам ПВО и ПРО Верховным главнокомандующим и министром обороны РФ.

Как отмечают специалисты, знакомые с ситуацией в сфере перевооружения, постановка в строй новых средств поражения позволит противоракетчикам в целом более успешно отражать агрессию в воздушно-космической сфере. В том числе — эффективно поражать головные части баллистических ракет вероятного противника, атакующих важные государственные объекты.

Гарантии безопасности

Противоракетой обычно называют зенитную управляемую ракету, предназначенную для перехвата головных частей и боеголовок баллистических ракет на заключительной части траектории полета. Поражение обеспечивается входящей в состав ракеты осколочно-фугасной боевой частью либо ядерным зарядом небольшой мощности. Перехват обеспечивается как в ближней зоне, так и в дальней, находящейся за пределами земной атмосферы.

Телеканал «Звезда» уже сообщал о том, что в начале лета этого года совместные боевые расчеты полигона РВСН «Сары-Шаган», войск ПВО-ПРО, а также представители предприятий оборонной промышленности провели испытательный пуск противоракеты ближнего действия. Как сообщили в Минобороны Росси, запуск проводился с целью подтверждения тактико-технических характеристик данного вида оружия. Командующий войсками ПВО-ПРО генерал Виктор Гуменный подчеркнул тогда: в ходе проведенных испытаний противоракета успешно поразила условную цель.

Противоракеты дальнего перехвата начали разрабатываться в нашей стране еще в начале 1970-х годов. Изделие, получившее конструкторский индекс А-925 (индекс заказчика 51Т6), было рассчитано на максимальную дальность полета 600 км и максимальную высоту поражения целей 670 км.

Управление полетом на атмосферном участке осуществлялось с помощью аэродинамических рулей, вне земной атмосферы — с помощью четырех поворотных двигателей. Запущенная из шахты ракета А-925 не оставляла шансов противнику: мощности заряда ее специальной боевой части хватало, чтобы гарантированно уничтожить любую цель задолго до ее подлета к зоне безопасности.

«Нудоль» выходит в космос

Новая противоракета, о которой говорит генерал-лейтенант Виктор Гуменный, по некоторым данным, может войти в состав многоканальной эшелонированной территориальной системы противоракетной обороны А-235. Этот «зонтик», развернутый над районами центра России, не зря называют многофункциональным: по своим боевым возможностям он будет способен противостоять не только средствам ракетного нападения, но и, скажем, вести борьбу с маневренными космическими аппаратами.

В некоторых источниках ракеты комплекса А-235 получили название «Нудоль». Об успешном испытании этого вида оружия в конце прошлого года сообщил американский портал Washington Free Beacon со ссылкой на свои источники в Пентагоне. Тогда же некоторые заокеанские СМИ однозначно высказались об очевидном превосходстве российских средств воздушно-космической обороны.

Так, газета Colorado Spring в одной из своих публикаций привела мнение главы космического командования ВВС США генерала Джона Хайтена, который заявил, что Россия, а также Китай, разрабатывают вооружение, которое может угрожать жизненно важным спутникам США. «Они разрабатывают возможности, которые беспокоят нас», — привело издание слова генерала.

Уже упомянутый сайт Washington Free Beacon признал стратегическую уязвимость Штатов с точки зрения вывода из строя линий разведки, навигации и связи. По мнению военных аналитиков, на мнение которых сослались репортеры, эта ситуация в числе прочего может оказаться критичной и в случае проведения военных операций США.

Методом «космической шрапнели»

Интересно, что сами США вовсе не являются адептами гарантированного соблюдения норм и правил «противоракетного паритета». Известно, что именно Вашингтон в 2001 году в одностороннем порядке вышел из Договора об ограничении систем противоракетной обороны, заключенного еще в 1972 году. Указанное соглашение было признано «не удовлетворяющим интересам США», а само ограничение ПРО — бессмысленным на фоне развития ракетно-ядерных технологий в странах так называемого «третьего мира».

Боевая основа американской «Национальной противоракетной обороны» — противоракета Ground-Based Interceptor (GBI). Применяемая в ней концепция боевой части предусматривает применение в качестве поражающего элемента заатмосферного кинетического перехватчика. Это своего рода отделяемая боеголовка, которая выводится противоракетой в космическое пространство и самостоятельно производит нанесение удара по обнаруженному объекту.

Правда, военные аналитики отмечают определенное несовершенство данной системы, так как поражение объекта осуществляется в буквальном смысле методом «лобового тарана». Как быть в случае с нанесением удара по ракете, использующей разделяющиеся боеголовки, — не до конца понятно… В этом смысле, как отмечает бывший начальник Главного штаба РВСН генерал-полковник Виктор Есин, российские разработчики не случайно остаются приверженцами идеи использования для поражения боевых блоков ракет противника не кинетического перехвата, а шрапнельных зарядов.

Стоит сказать, что по сведением американских источников из почти четырех десятков тестовых запусков GBI, выполненных с целью перехвата учебных мишеней и отработки различных компонентов, а также проведения проверок оборудования, успешными были признаны не более половины. Тем не менее, позиции этих противоракет уже развернуты на Аляске и в Калифорнии. По заявлениям командования США, эти районы были выбраны с учетом вероятности ракетного нападения со стороны КНДР. В данный момент ведется речь об увеличении количества зон развертывания Ground-Based Interceptor на территории США как минимум до пяти.

Высший государственный приоритет

Мнение экспертов однозначно: новые российские противоракеты усилят возможности по обеспечению обороны, гармонично дополнив собой другие, уже хорошо зарекомендовавшие себя элементы отечественной системы ПРО. Скажем, мозг действующей системы — уникальный радар «Дон-2Н», оснащенный суперкомпьютерами «Эльбрус-2», которые уже заменяются машинами следующего поколения «Эльбрус-3», способен обеспечить высочайший уровень наблюдения.

Известен такой факт: в 1992 году американский шаттл «Дискавери» с целью калибровки наземных космических радаров вывел на орбиту металлические шары диаметром 5, 10 и 15 сантиметров. 15-сантиметровые объекты увидели многие радары, 10-сантиметровые лишь три — два в России и один, штатовский, на Аляске. А вот шар диаметром 5 сантиметров засек только «Дон-2Н».

Военный эксперт, полковник запаса Михаил Ходаренок (кстати, выпускник высшего инженерного зенитного ракетного училища и Военной командной академии ПВО, проходивший службу, в том числе, в Главном штабе Войск противоздушной обороны), в одном из своих интервью отмечал широкие возможности системы А-235 по поражению блоков стратегических ракет и низкоорбитальных аппаратов. В целом, данный комплекс он считает и классическим вариантом системы ПРО, и «совершенно новой системой с очень многообещающими характеристиками».

В свою очередь другой военный эксперт — полковник запаса Игорь Коротченко, подчеркивает, что сегодня так называемый «сдвиг» военных усилий и военной инфраструктуры происходит в сторону возможности их применения через воздушное и космическое пространство.

«Все последние войны, которые вели США, их союзники по блоку НАТО прекрасно иллюстрируют, каким образом сегодня ведется современная война, — напоминает эксперт. — Это, прежде всего, массированные авиационные удары, массированное использование крылатых ракет, других высокоточных средств поражения для того, чтобы буквально в первые недели войны обескровить противника, поставить на колени политическое руководство страны, против которой совершена агрессия, выбить основные пункты управления, системы принятия государственных решений, уничтожить военную и оборонную инфраструктуру. Та страна, которая не уделяет важное внимание развитию своей противовоздушной, противоракетной обороны, обречена стать легкой жертвой».

Игорь Коротченко считает в этой связи оправданным то внимание, которое российское руководство уделяет развитию сегмента ПВО-ПРО. «Эти вопросы имеют один из наивысших приоритетов, — считает он. — Я бы сказал, что это такой же важный приоритет, как и развитие стратегических ядерных сил».

Дмитрий Сергеев

Facebook Twitter ВКонтакте Одноклассники ВКонтакте Telegram RSS