Куда бежать от ядерного взрыва: эксперты не знают, где их бомбоубежище

Куда бежать от ядерного взрыва: эксперты не знают, где их бомбоубежище | Продолжение проекта «Русская Весна»

4 октября в стране был объявлен старт всероссийской тренировки по гражданской обороне с участием 40 миллионов граждан, 200 тысяч спасателей и 50 тысяч единиц техники.

Учения, которые продлятся три дня и охватят все регионы России, заявлены как крупнейшие в отечественной истории. Проходят они на фоне очередного обострения российско-американских отношений: вслед за прозрачными угрозами со стороны Госдепа касательно наших «сбитых самолетов», «военнослужащих в мешках» и «терактов в русских городах» президент РФ Владимир Путин приостановил 3 октября действие взаимного соглашения об утилизации оружейного плутония. Тем же вечером Вашингтон заявил, что отказывается от сотрудничества с Москвой в Сирии.

В связи с этим Федеральное агентство новостей обратилось к своим постоянным экспертам с насущным вопросом: знают ли они, где находится ближайшее бомбоубежище, и что предпримут, если вдруг неожиданно завоют сирены — не учебные, а настоящие?

Эдуард Лимонов, писатель: все мы под Богом

Я не знаю. Я фаталист. Отношусь к подобным вещам достаточно спокойно.

Если завоют сирены — я буду об этом знать. Не собираюсь свою жизнь как-то особенно спасать, я ее никогда не спасал. Прошел, слава Богу, множество войн, и ничего со мной не произошло.

А вот недавно грохнуло от Господа Бога — и вот, пришлось в нейрохирургию лечь, где мне сделали операцию на мозге...

Все мы под Богом!

Анатолий Цыганок, военный эксперт: МЧС, вас плохо слышно

Я не знаю, где находится бомбоубежище. МЧС в Митине, где я нахожусь, никого об этом не предупреждало. В случае атомной бомбардировки... Никто, по-моему, не знает, где прятаться от бомб.

Раньше в Москве такие учения проводились два раза в год, и все начальники штабов районов обязаны были сообщить жителям, где можно укрыться. Но с тех пор, насколько я знаю, все бомбоубежища были превращены в гаражи, мойки и склады.

Конечно, нужно, чтобы местные службы обо всем рассказали: где бомбоубежища, на какое время они рассчитаны, что делать после объявления, какие иметь при себе документы? Кто будет эвакуировать это бомбоубежище впоследствии… 

Но, мне кажется, МЧС сегодня является несколько «парадной фигурой». Они очень хорошо говорят, как готовятся к техногенным катастрофам, но, по-моему, на земле их мало кто слышит.

Анатолий Вассерман, публицист: рядом с домом — вход в подземелье

Я точно не знаю, но догадываюсь, поскольку в моем доме имеется довольно обширный подземный гараж. Полагаю, что, скорее всего, именно он будет использован как бомбоубежище.

Кроме того, я знаю, что рядом с домом есть вход в какое-то подземелье, но я не выяснял, гараж ли это или полноценное убежище.

В любом случае, думаю, что в рамках проверки готовности Сил гражданской обороны будут развешаны соответствующие уведомления.

Алексей Чадаев, политический философ: надеюсь, долечу

Это не ко мне вопрос. Понимаете, я сейчас много путешествую, в основном живу в самолетах и гостиницах. Где и в какой момент я окажусь, когда завоет сирена, я предсказать не могу.

Вот, прямо сейчас я в самолете сижу. Надеюсь, долечу.

Матвей Цзен, правозащитник: последние часы провести на природе

Я не знаю, где расположено ближайшее бомбоубежище. Думаю, оно находится на станции метро.

Я живу в районе, который окружен различными стратегическими объектами, начиная с Канала имени Москвы и заканчивая Центром космической связи. Но мне все равно непонятно, куда бежать. Кроме того, чтобы остаться дома, есть еще вариант пойти в парк, в лес. И сидеть в лесу: лес-то вряд ли будут бомбить.

Метро тоже будут бомбить, а оно у меня неглубокое. Скорее всего, пойду в парк. Хотя бы можно будет на природе провести последние часы, тоже хорошо.

Михаил Ремизов, политолог: МЧС, просвети!

Откровенно говоря, не знаю, где находится ближайшее ко мне бомбоубежище… Если МЧС донесет до меня эту информацию, буду более просвещен.

Ирина Алкснис, публицист: вспомнить о белой простыне

Я в ответ расскажу одну старую байку. Это было в студенческие годы моего отца.

Шел экзамен о чем-то связанном с ядерным оружием. Большая комиссия принимала экзамен, возглавлял ее высокий генерал.

В какой-то момент он задал вопрос: что вы будете делать, если вы увидите, что произошел ядерный взрыв? Студент отвечает, что положено делать по инструкции.

Генерал ему в ответ — нет, вы мне объясните: что вы будете делать, если увидите ядерный взрыв? Комиссия удивлена, ведь студент ответил абсолютно правильно. Студент снова рассказывает что-то про необходимые меры, куда нужно прятаться.

Третий раз спрашивает генерал: так что вы будете делать во время взрыва? Студент удивленно повторяет заученный ответ. Генерал вздыхает и говорит: надо накрыться белой простыней и ползти в сторону кладбища…

Я так понимаю, что если дело дойдет до ядерного противостояния, то особые усилия по спасению бессмысленны. Лучше уж понаблюдать все, что будет происходить, максимально воочию. И, возможно, в данном случае умереть лучше быстрее.

А где находится бомбоубежище… Я знаю, где находится метро. Оно далеко. И я сомневаюсь, что нужно будет предпринимать какие-то усилия. В этом смысле, я фаталист. ...

Обсуждение

 

Социальные комментарии Cackle

RusNext

Новости и аналитика о событиях в пространстве Русского Мира.

Орфографическая ошибка в тексте:
Вы также можете добавить свой комментарий:
6 + 2 =
Например, 1+3 = 4.