О вреде призывов к незамедлительному запрету ядерного оружия

О вреде призывов к незамедлительному запрету ядерного оружия | Продолжение проекта «Русская Весна»

На 71-й сессии Генеральной ассамблеи ООН была в очередной раз предпринята попытка вернуть в международную повестку дня оторванную от жизни идею скорейшего запрета ядерного оружия. И если поддержку этой идеи со стороны генсека ООН Пан Ги Муна ещё можно отнести на счет специфики его поста, предполагающего борьбу со всеми формами вооруженного насилия и за полное разоружение, то страны, обладающие ядерным оружием, в таком прекраснодушии не заподозришь.

Тем не менее эта идея под аккомпанемент звучащих на разных форумах, включая Конференцию по разоружению, утверждений о том, что ядерное разоружение якобы осуществляется крайне медленно или даже находится в глубоком кризисе, буквально навязывается мировому сообществу.

Разговоры о топтании на месте в вопросах ядерного разоружения не имеют под собой почвы. Как заявил директор департамента по вопросам нераспространения и контроля над вооружениями МИД России Михаил Ульянов, выступая 4 октября в рамках общеполитической дискуссии на 71-й сессии ГА ООН, за последние 30 лет гонка ядерных вооружений не только остановлена, но и обращена вспять. По сравнению с пиком холодной войны стратегические ядерные силы России сократились на 85%, а тактические ядерные вооружения — на три четверти. Сейчас ядерные арсеналы России и США находятся на уровне конца 50-х — начала 60-х годов.

По мнению российской стороны, любые новые меры в области ядерного разоружения должны лежать в русле процесса разоружения, начатого ещё в 60-е годы ХХ века. Метод «большого скачка» здесь неприемлем, это авантюра. Запрет ядерного оружия может иметь место только на заключительном этапе построения безъядерного мира и быть результатом выполнения всеми государствами мира уже имеющихся договорённостей, а не отказа от них.

Однако сейчас говорить об этом преждевременно. По многим принципиальным вопросам между членами ядерного клуба и государствами, стучащимися в его двери, согласия нет.

Взять Договор о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО) 1968 года, в рамках которого вот уже около полувека ведётся многосторонняя работа в сфере ядерного разоружения. Предложение запретить ядерное оружие, если оно будет принято, сломает сложившийся алгоритм такой работы. В случае принятия запретительной конвенции есть угроза возникновения двух параллельных правовых режимов со взаимоисключающими положениями в отношении статуса ядерных вооружений. Один — олицетворяемый ДНЯО, который санкционирует наличие ядерного оружия у пяти ядерных держав и в то же время накладывает серьёзные ограничения на них самих и государства, к этому договору присоединившиеся. Второй режим — объявляющий ядерное оружие вне закона в рамках новой международной договорённости с более узким составом участников.

При этом неизвестно, подпишут ли все участники ДНЯО этот новый договор и не получится ли так, что, отказавшись от существующего механизма контроля, мировое сообщество в погоне за более радикальным средством «лечения» запустит саму «болезнь». В любом случае возникновение двух параллельных правовых режимов в области ядерной безопасности принесёт только вред.

Ещё один основополагающий договор — о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний (ДВЗЯИ). В текущем году исполнилось 20 лет со дня его открытия для подписания, но он до сих пор не вступил в силу, поскольку из 44 государств, которые на тот момент владели ядерными технологиями, к сегодняшнему дню документ ратифицировали только 36 стран, включая Россию, Великобританию и Францию. США, Китай, Израиль, Иран, Египет этого не сделали, а КНДР, Индия и Пакистан отказываются подписывать ДВЗЯИ.

«Его будущее (договора. — Ю.Р.) во многом зависит от реальной готовности всех членов мирового сообщества двигаться вперёд к заявленной цели — освобождению планеты от ядерного оружия, — заявил В. Путин по случаю 20-летия открытия ДВЗЯИ для подписания. — Особую ответственность в этом плане несут восемь государств, ратификация Договора которыми обязательна для вступления его в силу. Нежелание этих государств стать полноценными участниками Договора вызывает серьёзное сожаление…»

В свете сказанного возникает мысль, а не является ли навязывание идеи незамедлительного запрета ядерного оружия прикрытием попыток полностью отказаться от режима контроля?

Запрет ядерного оружия будет возможен только после того, как будут выполнены все без изъятия договорённости, вытекающие из существующего международно-правового режима в области ядерного разоружения. Ещё одно важное условие — готовность участвовать в процессе разоружения всех, без единого исключения, стран, имеющих ядерное оружие или стремящихся его получить. На примере ДНЯО (к которому отказываются присоединяться Индия, Пакистан, Израиль и о выходе из которого объявила КНДР), а также ДВЗЯИ хорошо видно, сколь велик разброс мнений заинтересованных сторон. О многом говорит и тот факт, что ни одно из государств даже не сделало попытки включиться в процесс сокращения ядерных арсеналов, предусмотренный российско-американским договором СНВ-3. В первую очередь речь идёт о Великобритании и Франции.

События последних дней указывают на то, что и США занимают «особую» позицию по проблемам ядерной безопасности. В начале октября Госдепартамент США выразил глубокое сожаление в связи с решением Москвы приостановить действие соглашения об утилизации избыточного плутония, а также о сотрудничестве в научных исследованиях и разработках в ядерной и энергетической сферах. Заместитель руководителя пресс-службы Госдепа Марк Тонер назвал это «трагедией». Однако американская сторона почему-то не видит трагедии в том, что США, в отличие от России, взятые на себя обязательства по уничтожению оружейного плутония не выполняют.

Изменились и обстоятельства существования на момент подписания в 2000 году указанного российско-американского соглашения и протоколов к нему. В пояснительной записке к проекту соответствующего федерального закона, внесённого президентом в Государственную Думу, говорится, что в период после вступления в силу соглашения об утилизации плутония «США предприняли ряд шагов, ведущих к коренному изменению ситуации в области стратегической стабильности». В числе этих шагов — наращивание военного присутствия США в Восточной Европе; создание шести новых передовых пунктов управления войсками в Болгарии, Латвии, Литве, Польше, Румынии и Эстонии; ввод подразделений вооружённых сил США на территории государств Прибалтики, увеличение количества базирующихся на прибалтийских аэродромах самолётов НАТО; обучение на территории Украины инструкторами из США боевиков запрещённой в России организации «Правый сектор».

И тут ещё кто-то говорит о возможности полного запрета ядерного оружия…

«Даже с чисто практической точки зрения, — заявил Михаил Ульянов в своём выступлении на сессии ГА ООН, — инициатива о запрещении ядерного оружия выглядит в высшей степени сомнительно… Во всяком случае, Россия точно не станет участвовать в мероприятиях, оторванных от реальности и идущих вразрез с предшествующими пониманиями и договорённостями. Есть основания полагать, что аналогичным образом поступят и другие ядерные державы. Считаем, что приоритетом сейчас должен быть не запрет ядерного оружия, который стал бы сугубо пропагандистской акцией, а серьезная совместная работа по формированию условий, которые реально способствовали бы ядерному разоружению. В качестве примера целенаправленных действий в этом направлении можно привести Совместное заявление об укреплении глобальной стратегической стабильности, подписанное лидерами России и Китая 25 июня с.г. в Пекине. Призываем все другие государства присоединиться к российско-китайским усилиям».

Юрий Рубцов

Обсуждение

 

Социальные комментарии Cackle
Мнения
05.12.2016 - 19:01   ХОЛМОГОРОВ Егор
05.12.2016 - 18:42   СЕЛИВАНОВ Юрий
05.12.2016 - 17:59   РОЖИН Борис
05.12.2016 - 16:28   СВЯТЕНКОВ Павел

RusNext

Новости и аналитика о событиях в пространстве Русского Мира.

Орфографическая ошибка в тексте:
Вы также можете добавить свой комментарий:
13 + 0 =
Например, 1+3 = 4.