Толще лоб — больше пули: Является ли винтовка идеальным оружием?

Толще лоб — больше пули: Является ли винтовка идеальным оружием? | Продолжение проекта «Русская Весна»

Великая Отечественная война показала, что грамотно обученный стрелок, вооруженный специальным инструментом для борьбы с танками и другой бронетехникой, может серьезно помешать продвижению войск. Несмотря на то что техника Сухопутных войск за минувшие десятилетия обзавелась массивной композитной броней, от концепции противотанковой винтовки разработчики и производители отказываться не спешат.

Толще лоб больше пули

«Бронебойщики» за время войны доказали, что поражать танки с высокой точностью может и один человек. Расчеты из двух человек, размещенные в разных точках, были в состоянии остановить большую часть тяжелой бронетехники и все вспомогательные средства доставки пехоты — бронетранспортеры или другую технику. Вовлеченность бронетехники в любой конфликт, а также опыт, полученный в ходе Великой Отечественной, легли в основу поступательного движения в сторону наращивания брони.

Концепция «толще лоб — целее люди» работала ровно до того момента, пока в ход не пошли другие противотанковые средства — гранатометы. И даже несмотря на это, ПТРД, ПТРС и их зарубежные «коллеги» вроде ПТР Solothurn на покой не отправились. Локализация конфликтов привела к тому, что для тех или иных целей стали разрабатываться и производиться винтовки под боеприпас, позволяющий поражать легкую бронетехнику противника на значительном удалении.

Винтовки под боеприпасы калибра более 12,7 миллиметра стали применять практически сразу после того, как был найден способ запитать артиллерийские боеприпасы в ручную мини-пушку. Трудно сказать однозначно, для чего такое оружие понадобилось Вооруженным силам ЮАР, но в опытную эксплуатацию южноафриканские военные и специалисты получили стального монстра NTW-20 одними из первых. Винтовка, заявленная как «средство для поражения объектов противника»  представляла собой массивный моноблок с продольно-скользящим затвором.

Широкая номенклатура боеприпасов к такой винтовке позволяла осуществлять уверенный обстрел стационарных объектов противника и поражение командных пунктов, точек связи и управления войсками, складов с вооружением, ГСМ и боеприпасов. Словом, все, что могло бы позволить противнику своевременно пополнять припасы и вести боевые действия. Главной сложностью разработчиков стали габариты винтовки, а также возможность потерять стрелка после первого же выстрела.

http://www.dogswar.ru/images/stories/svintovki/Mechem-NTW-20-2.jpg

 

Первый недостаток фактически оказался большим гвоздем в крышку гроба такой винтовки, поскольку транспортировать подобное вооружение — задача весьма непростая, а все операции с ним должны были носить исключительно диверсионный характер. Тащить на себе 30 килограммов чистого веса в условиях многочасовых рейдов снайперской пары — удовольствие крайне сомнительное.

Не помогло делу и наличие быстросъемных стволов. Для винтовки их было разработано два — для стрельбы 20-миллиметровыми и 14,5-миллиметровыми боеприпасами. Критический недостаток по массе обнаружился уже на этапе испытаний. Все дело в том, что в угоду надежности и снижению риска деформации оружия только штампованная ствольная коробка такой винтовки имела толщину стенок четыре миллиметра.

Для сравнения: толщина стенок ствольной коробки автомата Калашникова АК-74М — всего один миллиметр. Если показатели веса и длины стволов можно не брать в расчет, то выводы о физических повреждениях от стрельбы из такой винтовки напрашиваются сами собой. За высокой дульной энергией винтовки кроются повреждения рук и плеча, поэтому стрелок, помимо специальной подготовки, должен быть развит еще и физически, чтобы воздействие отдачи оказалось минимальным.

Целый ворох проблем не удалось решить даже благодаря сложной системе снижения отдачи, состоящей из ДТК и специальных амортизаторов. Эксперты объясняют, что стрельба из такой винтовки (даже с упором в грунт) в большинстве случаев оказывалась для организма делом крайне неприятным. Однако практически одновременно с внедрением больших калибров в конструкцию таких винтовок стали появляться и альтернативные схемы снижения отдачи. Одно из таких решений было реализовано в конструкции хорватской винтовки RT-20, отдачу в которой гасил специальный направленный импульс. Но и такие решения панацеей для стрелка не оказались.

«Если рассматривать процесс выстрела с точки зрения опасности для организма, то даже самый хороший плечевой упор вряд ли полностью погасит импульс. До перелома, конечно, дойдет едва ли, но вывих плечевой кости — запросто», — отмечает в интервью телеканалу «Звезда» руководитель медицинской службы военный медик Анна Прохорова.

Пуля против ракеты

Опыт послевоенных боестолкновений и постепенный пересчет расходов на войну показали, что огромную роль в оснащении Сухопутных войск таким видом вооружения, как противотанковые (или противотранспортные) стрелковые комплексы, играет стоимость производства и выстрела. Противники направления крупнокалиберных винтовок высказывают предположение, что такое оружие армии ни к чему: есть огромное количество противотанковых гранатометов и других противотанковых ракетных комплексов, с помощью которых на дальностях в несколько километров можно уничтожать бронетехнику и объекты противника.

Чего сторонники ракет не учитывают, так это стоимости их производства. Много лет назад над этим вопросом уже работал коллектив, пожалуй, одного из самых известных оружейных предприятий не только в России, но и в мире. Инженерный состав «Конструкторского бюро приборостроения» предложил вариант идеального оружия для пехотных подразделений — реактивную снайперскую винтовку.

Тульские оружейники в своей «Концепции идеального оружия» констатировали факт, что создание подобных образцов вооружения влечет за собой пересмотр целого ряда параметров, исходя из которых создается любое стрелковое вооружение, но в конечном счете целью является создание удобного, надежного и, главное, готового к массовому выпуску изделия.

Задача, над решением которой начали работать тульские оружейники, оказалась непростой: предстояло просчитать, скомпоновать, спроектировать винтовку, которой можно было бы оснастить все мотострелковые подразделения, уравняв их в средствах ведения борьбы с бронетехникой противника. Стоимость одной единицы такого вооружения, согласно мнению экспертов, должна была оказаться в 2,5—3 раза дешевле аналогичного по спектру решаемых задач ракетного комплекса.

Особого упоминания заслуживает и боеприпас для такой винтовки. Поражение жизненно важных объектов противника и бронетехники лишь частично может решаться боеприпасами калибра 12,7 миллиметра. В качестве основного боеприпаса для новой тульской винтовки-пушки предполагалось использовать 23-миллиметровый боеприпас. Тот самый, что используется для стрельбы зенитной установкой ЗУ-23-2. Масса такого снаряда — почти 200 граммов. Дистанция гарантированного поражения — до двух с половиной километров.

Главным образом существенно дешевле должен был оказаться и сам выстрел. В этом смысле противостояние пули (точнее, снаряда) и ракеты будет постоянно обостряться. Нельзя сказать, что выстрел из РПГ по бронетехнике влетает в копеечку: и сам гранатомет, и выстрел к нему дешевы. Но вот прицельную стрельбу на дистанции в пару тысяч метров из него вести уже не получится. Использование ПТРК для таких задач, как поражение (повреждение) бронетехники или расстрел авиационной техники на аэродромах, при прочих равных условиях обойдется существенно дороже.

Эксперты отмечают, что выстрел из современного ПТРК по стоимости сопоставим с ценой на новую Lada Kalina. А крупнокалиберная снайперская винтовка, или, правильнее сказать, пушка, дешевле и в производстве, и в части обеспечения войск боеприпасами. Не в последнюю очередь эксперты упоминают и о том, что в течение нескольких лет активно разрабатывается тема применения активно-реактивных боеприпасов, сконструированных на базе уже используемых.

Суть работы такого боеприпаса проста: с помощью баллистического компьютера оператор просчитывает дальность до цели, готовится произвести выстрел и нажимает на спуск. Дальше умная пуля все делает сама. Если собственной миниатюрной системы наведения с «профилем цели» у такой пули нет, то подсветить цель можно с помощью лазерного целеуказателя. Но все это под грифом «секретно», поэтому подтвердить или опровергнуть наличие прототипа в российской армии не берется ни один специалист.

Пока ведутся споры вокруг существования такого вооружения, не менее ожесточенные бои проходят на профильных ресурсах, где любители стрельбы (и оружия вообще) активно спорят о необходимости иметь такую винтовку на поле боя. «Сложность будет заключаться в том, что применение такого оружия против бронетехники и танков в частности — дело не только техники, но и подготовки. Танк на поле боя ведь не просто передвигается. Экипаж танка занят поиском и уничтожением цели, и если с первых двух выстрелов машину не удастся обездвижить, то нужно будет срочно придумывать что-то еще.

В этом случае многое будет зависеть от мастерства стрелка. При удачном стечении обстоятельств танк в лучшем случае можно лишить хода и затем попытаться повредить сильнее, но прострелить орудие и лишить машину возможности вести огонь — это скорее из области невероятного везения», — поясняют военнослужащие одной из снайперских рот в ЗВО.

Однако это вовсе не означает, что добиться желаемого невозможно. Еще в период Великой Отечественной войны имели место случаи повреждения ствола орудия выстрелом «крупного калибра» с подготовленной позиции. А ведь в 1940-х не было ни баллистических компьютеров, ни хорошей оптики, а условия, в которых велась стрельба, были далеки от идеальных.

Пуля не дура

Новость о том, что Минобороны все-таки заказало разработку такой пушки, взволновала экспертов и всех любителей оружия. Жаркие споры о том, что может, а чего не может такая винтовка и боеприпас к ней, постепенно переросли в серьезный анализ целей, которые опытный стрелок, используя снайперскую мини-пушку, может поражать. Главная идея такого вооружения состоит в том, что любая техника, будь то бронетранспортер или танк, представляет угрозу пока движется и функционирует, то есть помогает экипажу выполнять поставленную задачу.

Это значит, что вывод техники из строя де-факто будет означать ее неминуемое уничтожение. Уязвимые места, как известно, есть у любой бронетехники. И хотя пробить современный танк с системой активной защиты и динамической броней из такой винтовки трудно, повредить навесное оборудование или ключевые узлы ходовой части — не самая сложная задача. Как любят говорить в таких случаях эксперты в области бронетехники, неподвижный танк уже наполовину уничтожен.

Бронетранспортеры и БМП любого вероятного противника в этом случае попадают в так называемую группу риска: отсутствие массивной брони не позволит защитить машину и десант внутри от попадания такого боеприпаса. Если учесть, что в современных локальных конфликтах боестолкновения разгораются не только в черте города, но и вокруг ключевых инфраструктурных объектов, закупка и эксплуатация такого вооружения может если не сыграть решающую роль, то во всяком случае существенно облегчить боевую работу.

Правда, сложностей в создании такой винтовки тульским оружейникам тоже будет хватать. Если речь идет о стрельбе на большую дальность, то, во-первых, придется создать эффективный боеприпас с высоким баллистическим коэффициентом. Во-вторых, нужно будет решить массогабаритные вопросы подобного вооружения. И хотя легкой такая винтовка не будет в принципе, максимально возможного снижения веса можно будет достичь, прежде всего экспериментируя с составом сплавов и материалов.

В-третьих, предстоит определить и численность личного состава. Если с транспортировкой и стрельбой такой винтовки справится один человек, это будет настоящий прорыв. В-четвертых, предстоит проработать вопрос воздействия отдачи на стрелка и способов снижения отдачи, ведь даже при стрельбе из винтовок калибра 12,7 миллиметра стрелок ощущает внушительный импульс.

Поскольку дульная энергия «противотанковой мини-пушки» будет существенно выше, разработчикам предстоит решить, как именно гасить отдачу, и, скорее всего, использованием мощного ДТК и специальной системы упора дело не ограничится. Самый закрытый пункт программы по созданию снайперской мини-пушки — это не ее размер, габариты или индекс, а тип и устройство корректируемого боеприпаса. Если в условиях современной войны (на примере той, что мы видим в Сирии) придется поражать склад с боеприпасами или какой-нибудь набитый взрывчаткой грузовик, то второго выстрела у снайпера с такой винтовкой может просто не быть.

«На характеристику бронепробивания влияет скорость полета и энергия, выделяемая при ударе с целью. На этом и строилась работа Шипунова и тульских оружейников вообще. В танках и ЛБТ есть слабозащищенные зоны, точечное поражение которых вполне возможно. Надо только точно навестись на цель», — отмечает военный эксперт Алексей Леонков.

В этом смысле работы по созданию реактивного управляемого снаряда с коррекцией по лазерному лучу — идеальное решение подобной проблемы. В случае если это решение отечественные оружейники реализуют так, как задумали, стрелку останется лишь нажать на спусковой крючок, а затем подтвердить поражение цели.

В теории перспективные УАС (управляемые артиллерийские снаряды) могут исполняться в самых разных версиях: от осколочных до зажигательных и бронебоейных. Если предположить, что вопрос с базой для такого снаряда уже решен, то можно ожидать появления опытных образцов в российской армии в ближайшие пару лет.

Эксперты поясняют, что тульская суперпушка, скорее всего, также будет оснащаться отечественным прицельным комплексом с баллистическим компьютером, который позволит осуществлять поиск, захват, удержание цели и выстрел одной рукой в любое время суток. Появление такой пушки на поле боя в перспективе может позволить серьезно снизить риск прорыва бронетехники противника, а также удешевит, облегчит и ускорит проведение специальных операций без потери качества поражения любого транспорта или объекта.

Дмитрий Юров

Обсуждение

 

Социальные комментарии Cackle

RusNext

Новости и аналитика о событиях в пространстве Русского Мира.

Орфографическая ошибка в тексте:
Вы также можете добавить свой комментарий:
3 + 3 =
Например, 1+3 = 4.