США лишают Китай военной девственности

США лишают Китай военной девственности | Продолжение проекта «Русская Весна»

Российско-китайские отношения в последние годы развиваются весьма активно. Об этом свидетельствуют постоянные встречи Владимир Путина и Си Цзиньпина, контакты на уровне глав правительств и руководителей министерств. Китайская пресса не устает публиковать восторженные отзывы о России и называет нашу страну стратегическим партнером. При этом экономическое сотрудничество серьезно отстает от политического. Но Поднебесная заинтересована не столько в торговле с нами, сколько в поддержке Москвой своих геополитических планов. В современном мире это означает, что Россия и Китай неуклонно движутся к созданию военного союза.

За последние 30 лет, что в КНР последовательно проводятся экономические реформы, начатые Дэн Сяопином, экономическая мощь Китая выросла многократно. Вообще, в мировой истории нет прецедентов такого долгого и бурного развития. И все указывает на то, что экономический рост будет продолжаться.

Вашингтон неуклонно подталкивает Пекин к военному союзу с Москвой. 

Если, конечно, не одно но. США и в целом Запад вряд ли захотят отдать пальму экономического первенства азиатской державе. Ведь западный мир за несколько последних веков привык жить не столько за счет собственного труда, сколько за счет перераспределения результатов труда других. Материальное благополучие Соединенных Штатов — лидера западного мира — держится во многом на вере в стабильность американского доллара и незыблемость сложившегося миропорядка. Пока все знают, что США — это самая могущественная держава, государства планеты будут продавать за доллары труд своих граждан. За доллары, которые Федеральная резервная система может печатать практически неограниченно.

Но если Штаты перестанут быть первой экономикой мира, другие страны могут задаться вопросом, стоит ли им работать за долговые расписки ФРС и при этом еще терпеть наглые нравоучения из Вашингтона на тему, почему все должны считать американцев «исключительной нацией» и жить по их рецептам. Таким образом, потеря лидерства означает для Соединенных Штатов крах.

При этом стоит помнить, что от Китая для США исходит угроза не только экономическому лидерству, но и технологическому. КНР не просто увеличила свой ВВП, но и стала флагманом развития многих прикладных изобретений. Поднебесная — уже безусловный лидер в строительстве высокоскоростных магистралей, практически догнала США и Россию в космических технологиях, а на французских и британских АЭС готовятся внедрять китайские разработки.

Дэн Сяопин начинал реформы, ставя первой задачей элементарно обеспечить народ Китая продовольствием. Его первые шаги по модернизации села можно сравнить с заменой продразверстки продналогом в первые годы советской власти в России. Следующим этапом стало превращение Китая в мировую фабрику. За счет дешевой рабочей силы КНР удалось привлечь в страну иностранные компании, которые построили бесчисленное количество заводов и фабрик. Это дало возможность поднять жизненный уровень населения и накопить ресурсы для следующего шага.

В мае этого года, когда по паритету покупательной способности ВВП Китай уверенно занял первую строчку в мировом рейтинге, Госсовет КНР и ЦК КПК приняли госпрограмму, согласно которой к 2030 году страна должна войти в первый ряд инновационных государств, а к 2050 году стать ведущей державой в сфере высоких технологий. Учитывая, что все предыдущие долгосрочные планы не просто выполнялись, но и перевыполнялись, страны Запада действительно могут утратить лидерство в технологической сфере. А это уже означает полный развал нынешней однополярной архитектуры мира. Ведь технологии — это последний козырь западного мира. Раньше на любое несогласие с агрессивной внешней политикой Вашингтона в США отвечали: вы без наших технологий все равно не обойдетесь. Но в скором будущем может статься, что бить американцам будет просто нечем.

Сила англосаксов всегда была в том, что они готовы удавить любого и удавиться сами, но не утратить лидерства. А оно сегодня стремительно ускользает из рук. И единственной возможностью сохранить нынешнее положение вещей на планете остается военная сила.

Это отлично понимают и в Китае. Там не ставят цели заменить собой Америку и стать новым гегемоном, но знают, что настало время, когда для продолжения устойчивого экономического развития требуется проводить экспансию и уметь защищать свои интересы. В том числе и военными способами. На очередной сессии Всекитайского собрания народных представителей в 2013 году было провозглашено, что Китай достиг значительной экономической мощи, и для защиты завоеваний необходимо иметь возможность для военного противостояния Соединенным Штатам.

Этим объясняется масштабная модернизация китайской армии и попытки взять под контроль ключевые морские торговые пути. Об этом мало пишут в прессе, но за последние годы Китай вложил в это огромные средства. Чтобы увидеть это, достаточно отметить на карте мира точки, где Поднебесная развивает активность. Перечислим лишь некоторые из них.

Начато строительство канала между Тихим и Атлантическим океанами в Никарагуа, который должен стать альтернативой Панамскому каналу, полностью контролируемому американцами. Примерная стоимость проекта — 60 млрд долларов. Сегодня по Панамскому каналу проходит около 5 процентов мировых морских грузоперевозок.

В конце прошлого года появилась информация, что Китай намерен разместить военную базу в Джибуте. Для справки, это небольшое государство в Восточной Африке, на берегу Аденского залива, соединяющего Индийский океан и Красное море. Таким образом, Китай пытается обезопасить перевозки через Суэцкий канал, на который сегодня приходится до 17 процентов грузоперевозок.

Более 20 процентов грузов идет через Малаккский пролив, соединяющий Южно-Китайское море и Индийский океан. Недалеко от него, как сообщала американская разведка, на спорном острове Вуди (его принадлежность оспаривается КНР и Вьетнамом) Китай недавно разместил новейшие боевые истребители J-11 и JH-7, комплекс противоракетной обороны HQ-9 и высокочастотный радар. Помимо этого, Китай намерен начать проект по строительству искусственного канала через сам Малайский полуостров, что сократит путь из Юго-Восточной Азии в Европу и Африку примерно на 1000 км.

Обсуждается вопрос размещения китайских военных в Пакистане для охраны сети автомобильных и железных дорог из Китая до портового города Гвадар, переданного в управление госкомпании Chinese Overseas Port Holdings на 43 года. Стоимость строящейся дорожной инфраструктуры оценивается в 46 млрд долларов.

Сегодня китайским судам никто не мешает свободно использовать каналы и проливы. Но в КНР опасаются, что американский флот может перекрыть морские торговые пути, а потому решили подстраховаться.

Собственно, этим же объясняются многомиллиардные вложения в проект «Нового Шелкового пути» — развития инфраструктуры для сухопутного движения товаров из Азии в Европу. Известно, что морские перевозки значительно дешевле. Но Китаю нужна именно альтернатива на случай, если морские пути будут заблокированы.

Китай не хочет никакой войны. Но, как гласит народная мудрость, к ней надо готовиться, если хочешь мира. И Китай явно ведет приготовления.

Численность населения США — всего 6 процентов от человечества, а потребляют Штаты примерно 25 процентов мировых ресурсов, и мы считаем такую систему несправедливой. Американцы должны отказаться от своей модели внешней политики ради гармоничного развития всего мира. И вполне логично, что за последние 30 лет интересы Китая за рубежом расширились. Мы активно участвуем и в урегулировании проблемы корейской ядерной программы, развития атомной энергетики в Иране, ближневосточных конфликтов, — заявил на днях на встрече с делегацией представителей российских СМИ в Пекине заместитель директора департамента стран Европы и Центральной Азии МИД КНР Ван Синин.

Надо сказать, заявление предельно откровенное для представителя китайской дипломатии, традиционно выражающей свою позицию витиеватыми фразами. Фактически речь идет о том, что Китай взял курс на слом нынешней однополярной модели мироустройства. При этом предлагает альтернативу, которая может быть привлекательна для многих и многих народов. А это — прямой вызов США.

Но откажутся ли Соединенные Штаты добровольно от своего статуса? Вряд ли, — добавил Ван Синин.

Эти слова трудно трактовать иначе, как понимание, что уже в ближайшем будущем столкновение становится неизбежным.

Хотя надо отметить, чиновник МИД КНР лишь повторил тезис, высказанный Си Цзиньпинем 1 июля этого года на торжественном собрании, посвященном 95-летию Компартии Китая.

Мир находится на грани радикальных перемен. Мы видим, как постепенно рушится Евросоюз, как терпит крах экономика США, все это закончится новым мироустройством. Так, как раньше, не будет никогда, через 10 лет нас ожидает новый миропорядок, в котором ключевым окажется союз КНР и России… Я считаю, что Россия и Китай могут создать альянс, перед которым НАТО будет бессильно, и это положит конец империалистическим стремлениям Запада, — заявил товарищ Си.

Но встает вопрос: обладает ли Китай достаточной военной мощью для продвижения своих интересов в мире? Соперничать придется с американской армией и армиями союзников США по НАТО, а также с армией Японии. И нельзя не признать, что необходимой военной мощи для такого противостояния у Китая просто нет. У него нет сравнимого с американским ядерного арсенала, нет такого количества авианосцев и подводных лодок, а китайские самолеты технологически уступают западным образцам.

И вот тут Китаю нужна помощь России. Некоторые скептики говорят о том, что китайцы заинтересованы прежде всего в нашей территории. Ведь не секрет, что Китай перенаселен, а наш Дальний Восток и Сибирь представляют собой практически безжизненную пустыню, к тому же богатую природными ресурсами.

Однако факты говорят о другом. Во-первых, Китаю не нужны территории как таковые. Китайская цивилизация сложилась у южного морского побережья, и переселяться в холодные районы китайцы вряд ли захотят. Да и активное освоение собственных западных территорий началось лишь недавно, и работы предстоит еще много, прежде чем думать о Сибири. Во-вторых, вся новейшая военная техника КНР, представленная на параде 3 сентября 2015 года в Пекине, говорит о том, что Поднебесная готовится защищать свои интересы не где-то на северных землях, а на море в Юго-Восточной Азии.

Россию в Китае видят именно как союзника. Вернее, даже как свой тыл, богатый ресурсами. А тыл, как известно, не сдают.

Если смотреть на чисто экономическое сотрудничество, то оно невелико. Сегодня годовой торговый оборот между нашими странами составляет примерно 60 млрд долларов, в то время как оборот между КНР и США достигает почти 500 млрд долларов. Оборот с Европой еще больше — около 700 млрд.

Более того, китайцы не очень-то горят желанием развивать деловые связи с Россией, считая нашу страну слишком сложной для взаимодействия. «Мы знаем, как устроен американский бизнес, но русские совершенно непредсказуемые, — часто говорят представители китайских компаний. Во многом сказывается инерция 90-х, когда китайские газеты активно писали, что в России якобы не действуют никакие законы.

Даже основной поток товаров по «Новому Шелковому пути« должен пойти в обход нашей страны. Через Казахстан, Туркмению, Каспийское море, Азербайджан, Грузию, Черное море и Украину. При том что путь через Казахстан, Транссиб и Белоруссию намного короче, быстрее, да и всего две таможни на границах Евразийского экономического союза.

Тем не менее китайская сторона постоянно говорит, что намерена выстраивать с Россией всеобъемлющее стратегическое партнерство. При этом подчеркивает, что главное — это политическое взаимодействие и военное сотрудничество. И оно сегодня для Пекина явно в приоритете. Все помнят, что на последнем саммите G-20 в Ханчжоу Си Цзиньпин принимал Владимира Путина как главного гостя, а Бараку Обаме в аэропорту даже не подали трап с ковровой дорожкой, и американскому президенту пришлось спускаться по приставной лестнице из задней части самолета. Понятно, что дотошные до церемоний китайцы таким образом продемонстрировали Обаме свое отношение.

Если говорить о политическом взаимодействии, то Китаю важна поддержка России как постоянного члена Совета Безопасности ООН. Скажем, поддержка Москвы по спорным островам в Южно-Китайском море оказалась для Пекина очень значимой.

Одновременно Китай учится у России отстаиванию своих интересов. В Китае открыто восхищаются Путиным как сильным лидером. И во многом возвращение Крыма, которое в китайской прессе неоднократно называлось справедливым шагом, дало толчок Поднебесной более активно отстаивать свои интересы в мире. Ведь если Россия может открыто выступать против мирового гегемона, то почему этого не может делать Китай, обладающий сегодня намного большим экономическим потенциалом?

Но все упирается в военную мощь.

И здесь важно сказать о некоторых исторических особенностях Китая.

Во-первых, Китай никогда не входил ни в какие союзы. Сама философия международных отношений Китая, сложившаяся за многие века, отрицает всяческие союзы. И то, что сегодня регулярно проходят совместные российско-китайские военные учения, говорит о совершенно беспрецедентной степени доверия между государствами.

Но главное даже не в этом. Сила китайцев в том, что они открыто признают свои недостатки. К примеру, открыто говорят, что конфуцианская философия иногда мешает делу формирования системы фундаментальных научных исследований. Признают китайцы и то, что не считают себя очень уж боеспособной нацией. И история действительно свидетельствует, что китайское войско часто проигрывало войны более мелким армиям. При том что еще с самой древности в стране были и военные технологии, и развитая система государственности, и даже военные теоретики. Но даже от небольших отрядов северных кочевников китайцы предпочли отгородиться Великой стеной, нежели отправить, по законам тех суровых времен, карательные экспедиции. Это не говоря о том, что приходилось терпеть поражения от армий англичан и японцев, которые, кстати, всегда были не очень многочисленными.

Мы знаем, что русские — боеспособная нация, — признался российским журналистам Ван Синин. — Когда ваши футбольные болельщики во Франции смогли справиться с английскими фанатами, весь Китай аплодировал России, мы увидели силу ваших людей.

Сейчас же Китай активно перенимает у России опыт военного строительства. К примеру, летом представители народно-освободительной армии Китая обратились к нашему Минобороны с просьбой поделиться умениями быстрого развертывания военных объектов в дальнем зарубежье: КНР намерена в ближайшие годы разместить в разных концах Африки до десяти военных баз.

Активно изучается и опыт российских военных реформ. К примеру, в журнале «Вселенная оружия« прошлой зимой появилась статья специалистов Научно-технического университета национальной обороны КНР с говорящим названием «Россия снова создает большой и острый меч«, где детально рассматривались результаты и все основные аспекты наших преобразований с 2008-го по 2015 год.

Таким образом, сегодня Китай заинтересован в политической поддержке со стороны России, наших военных технологиях, нашем опыте военного строительства и боевом духе наших солдат. Чтобы это получить, необходимо создать военный союз. Усложняющаяся мировая обстановка заставляет китайцев забыть о старых стереотипах на внешнюю политику.

Другое дело, что выиграет от такого возможного союза Россия. Прежде всего, мы можем получить инвестиции. Китайцы крайне прагматичны и не будут пускать деньги на ветер. Но ведь и союзнические отношения, тем более с замахом на переустройство мира, чего-нибудь да стоят. Конечно, некоторые могут сказать, что наша страна может стать просто пешкой в большой шахматной игре, в которую решила играть Поднебесная.

Но тут важно понимать философию китайской политики, которая, кстати, близка философии российской. Ни Россия, ни Китай не хотят строить мир по американскому образцу. Цель двух государств — сделать мир более справедливым, где все народы имеют возможность пользоваться всеми благами человеческой культуры и развиваться на основе собственных традиционных ценностей. Именно такую политику в свое время проводил Советский Союз в странах третьего мира, и именно так поступает сегодня Китай, строя в отсталых странах Африки инфраструктуру, современные предприятия и обучая местную молодежь.

Это значит, что в основе союза России и Китая лежат, прежде всего, духовные ценности. Причем весьма привлекательные для очень многих народов.

Войны с Западом не желают ни Москва, ни Пекин. Наоборот, они выступают за сотрудничество. Западную цивилизацию готовы считать равноправным партнером, но равным среди прочих. Но как будут вести себя США и их союзники? Признают, что мир меняется и реальность совсем другая, или попытаются силой удержать глобальное доминирование?

Проще говоря, военный союз России и Китая возможен. Но состоится ли он, зависит не столько от наших стран, сколько от Запада.

Андрей Иванов

Обсуждение

 

Социальные комментарии Cackle
Мнения
06.12.2016 - 14:30   БАБИЧ Дмитрий
06.12.2016 - 14:00   САТАНОВСКИЙ Евгений
06.12.2016 - 13:30   ЛИТОВКИН Виктор
06.12.2016 - 13:00   ИВАШОВ Леонид
06.12.2016 - 12:30   СЕЛИВАНОВ Юрий

RusNext

Новости и аналитика о событиях в пространстве Русского Мира.

Орфографическая ошибка в тексте:
Вы также можете добавить свой комментарий:
7 + 13 =
Например, 1+3 = 4.