Британец высказался о России не как о более слабом партнере в военном отношении, а как о несоответствующем партнере | Продолжение проекта «Русская Весна»

Британец высказался о России не как о более слабом партнере в военном отношении, а как о несоответствующем партнере

Великобритании нельзя относиться к России как к равному партнеру. Об этом в воскресенье, 11 декабря, заявил в интервью BBC британский министр обороны Майкл Фэллон.

Фэллон поприветствовал назначение «Бешеного пса» Джеймса Маттиса на пост главы Пентагона, и заверил, что вместе они «продолжат работать с РФ над соглашением по Сирии». Однако, подчеркнул британский министр, «нельзя относиться к России как к равной, Россия — стратегический соперник для Запада».

Британия демонстрирует высокомерие к России не в первый раз. «СП» уже рассказывала о язвительной критике, с которой газета The Telegraph отозвалась о российском тяжелом авианесущем крейсере «Адмирал Кузнецов». Между тем, как отмечали эксперты, в целом российский флот превосходит британские ВМС и по возможностям, и по численности боевых кораблей разных классов.

Отставание Британии от РФ еще нагляднее, если сравнивать интегральные военные потенциалы двух держав. Так, в феврале Россия оказалась на второй строчке Глобального рейтинга военной мощи-2016 (Global Firepower Index), пропустив вперед лишь США. Великобритания же заняла в нем лишь 6-е место.

Напомним: рейтинг GFP считается одним из наиболее авторитетных. Для сравнения военной мощи государств его авторы используют методику, в которой учитывается свыше 50 различных факторов. Для большей объективности применяется система бонусных и штрафных баллов, не учитывается ядерное оружие, а также особенности политического и военного руководства стран.

Так вот, согласно GFP, Британия деградирует, поскольку еще в 2014 году занимала пятую строчку рейтинга. Как отмечают в Global Firepower Index, из 63,4 миллиона граждан Великобритании в армию теоретически могут попасть 29,1 млн. человек. Однако в реальности службу проходят всего 205,3 тысячи человек, а резерв составляет 182 тысячи.

На вооружении британских сухопутных войск 407 танков, 6245 бронемашин для перевозки пехоты, 89 самоходных артиллерийских установок, 138 буксируемых орудий и 56 РСЗО. В Королевских ВВС имеется 908 летательных аппаратов, из которых 84 истребителя. «Некогда Великобритания располагала одним из самых мощных военных флотов в мире, но за последние десятилетия она потеряла свое морское могущество. На данный момент в британской Военно-морской службе имеется лишь 66 кораблей и судов», — констатирует GFP.

А вот как, по версии GFP, выглядит Россия. В РФ воинскую службу проходят 766 тысяч человек, а резерв составляет 2,48 млн. Наша страна располагает одним из крупнейших парков бронетанковой техники — одних танков 15,5 тысячи. Общая численность летательных аппаратов ВКС РФ — 3082 единицы, из них 736 истребителей. В ВМФ и пограничной службе используется более 350 кораблей, катеров и вспомогательных судов.

Почему Лондон претендует в отношениях с Москвой на роль «большого брата»? Что на деле стоит за словами Фэллона?

— Фэллон высказался о РФ не как о более слабом партнере в военном отношении, а как о несоответствующем партнере, — уверен ведущий эксперт Центра военно-политических исследований МГИМО, доктор политических наук Михаил Александров. — По мнению Лондона, Москва — это партнер, с которым не стоит вести дела таким же образом, как с США, ЕС или членами НАТО.

Думаю, британский министр обороны прекрасно понимает, что военный потенциал РФ на порядок выше, чем у Великобритании. Причем, это касается всех видов вооружений: обычных сил, ВМС, ядерного арсенала. При таком раскладе относиться к Москве как к слабому военному противнику нелогично.

— Слова Фэллона выражают позицию Великобритании, или еще и США?

— У США сегодня нет позиции: избранный президент Дональд Трамп еще не пришел в Белый дом, а то, что говорит уходящая администрация Барака Обамы — никому неинтересно. Но если посмотреть на позицию европейцев, они всячески пытаются повлиять на позицию будущей администрации США.

В ЕС по-прежнему критикуют Трампа. Но не так нагло, как раньше, не высмеивая миллиардера, как клоуна. Европейцы теперь предпочитают говорить, что он чего-то не понимает во внешней политике. Например, напрасно нарушает принцип «одного Китая», и слишком хорошо относится к русским, хотя русским не стоит доверять.

Тем самым Европа, повторюсь, пытается заранее повлиять на формирование установок будущей администрации Трампа. И рассчитывает, что благодаря этому внешнеполитический консенсус, который существовал на Западе последние 20 лет, и впредь сохранится.

— Консенсус Запада действительно сохранится?

— Консенсус, я считаю, не сохранится в любом случае, и речь может идти только о том, насколько серьезными будут изменения. Будут ли они плавными и постепенными, или резкими и брутальными.

Об этом говорит, на мой взгляд, как раз факт, что Трамп открестился от политики «одного Китая». Это очень серьезный шаг, который ломает американскую стратегию в отношении Поднебесной, которая существовала с 1969 года. По мнению Трампа, китайцы здорово использовали США, и за счет этого стали сверхдержавой. С этой точки зрения, сохранение прежнего консенсуса Запада с Китаем означает экономическую гибель Америки.

Именно поэтому я считаю, что Трамп будет ломать консенсус, как бы Европа ни пыталась на него воздействовать.

— Если Штаты будут менять курс на сотрудничество с нами, Британия станет следовать в кильватере Вашингтона?

— Речь, на мой взгляд, идет не о сотрудничестве, а о том, на кого отныне будет направлен основной удар Запада. Как я понимаю, Трамп намерен сместить фокус этого удара на Иран и Китай, и прекратить активные действия против России на каких-то условиях. Но мы должны понимать: это временная передышка. Как только США разделаются с Тегераном и Пекином, они снова возьмутся за нас.

Именно об этом, по большому счету, говорит сегодня Фэллон.

— Я бы не сравнивал военные потенциалы, сопоставляя численность военнослужащих, количество танков, авиации и кораблей — отмечает полковник запаса, член Экспертного совета коллегии Военно-промышленной комиссии РФ Виктор Мураховский. — Это устаревший подход, и сегодня он не работает. Тем не менее, сопоставление военных возможностей Великобритании и России сомнений не вызывает: слабость Британии очевидна.

На мой взгляд, министр Фэллон в данной ситуации напоминает Моську из известной басни Крылова. А говорит он так, потому что Британия не мыслит действий в военной сфере без участия США. В этом смысле, Лондон является вечным младшим партнером Вашингтона.

— Превосходит ли совместный военный потенциал Америки и Британии российский потенциал?

 — Это открытый вопрос. Да, реальные военные возможности США весьма велики. И они выросли кратно по сравнению с периодом холодной войны. Так произошло, поскольку помимо непосредственно вооружений, развивались системы разведки, связи, автоматизированные системы управления войсками и оружием. Именно интеграция вооружений, военной техники и военнослужащих, которая происходит в рамках современных управляющих систем, дает мультипликативный эффект, и существенно повышает военный потенциал.

Но есть важная оговорка: сравнение потенциалов возможно только с учетом конкретной стратегической и оперативной обстановки, на конкретном театре военных действий. Иначе мы неизбежно будем вспоминать о ядерном потенциале, и придем к выводу, что можем весь мир обратить в труху.

Если смотреть, что реально планируют американские Вооруженные силы, то европейский военный театр, который включает Великобританию, является второстепенным для американских стратегов. Военная доктрина США предусматривает перенос основных усилий на Азиатско-Тихоокеанский регион, и Тихоокеанское командование сейчас является основным в системе территориальных командований США.

Это значит, что не стоит придавать словам Фэллона большого значения.

— Британия ведет себя как член НАТО, и как ближайший партнер Вашингтона, — считает преподаватель Военного университета Министерства обороны, полковник ВВС в отставке Владимир Карякин. — Вместе с тем, Лондону неплохо понимать: пытаться унизить Москву можно, но в конце концов все в геополитике встанет на свои места. И Британия — политическая болонка США — просто перестанет лаять.

Все решит, на мой взгляд, война в Сирии. Если Башар Асад, который воюет при поддержке России, в ней победит, вопрос, стоит ли считать Москву равноправным партнером, будет снят с повестки дня. На мой взгляд, РФ уже сейчас убедительно проявила себя как эффективная военная держава.

Британия в этой ситуации выглядит как субъект международной политики, который изображает из себя персону первой величины. И совершенно, на мой взгляд, напрасно. Другое дело, если бы с подобной оценкой РФ выступили США. В этом случае стоило бы принять позицию американцев к сведению, и усилить работу в направлении военного строительства.

— А Трамп видит в нас равноправного партнера?

— До сих пор Трамп не был замечен в высокомерном отношении к России и президенту Владимиру Путину. Думаю, после инаугурации 20 января он постепенно будет менять курс на некоторое сближение с Россией, о чем он не раз заявлял в ходе предвыборной кампании. Конечно, еще предстоят переговоры, торг, поиск взаимовыгодных компромиссов. Но это лучше, чем новая конфронтация в духе холодной войны. И, конечно, Москва рассчитывает на нормализацию отношений с Вашингтоном.

Как только это случится, мнения сателлитов США перестанут иметь значение. Все они начнут плясать под новую американскую дудку.

Андрей Полунин

Facebook Twitter ВКонтакте Одноклассники ВКонтакте RSS