«Смерть Петлюры, которой трудно дождаться»: рецензия на новый украинский «блокбастер» | Продолжение проекта «Русская Весна»

«Смерть Петлюры, которой трудно дождаться»: рецензия на новый украинский «блокбастер»

Министр культуры Евгений Нищук произносит трогательную речь о судьбе Украины, находясь под впечатлением убийства Симона Петлюры. Потом садится в кресло с бокалом коньяка — и на одном из век у него появляется слезинка. После этого зал просто взрывается хохотом. Это одна из сцен украинской картины «Тайный дневник Симона Петлюры», которая с сегодняшнего дня появилась в прокате, описывают художественные достоинства картины «Вести».

Конечно, министр культуры говорит свои слова не на митинге, а с экрана — в образе одного из руководителей УНР Владимира Винниченко. Но реакция первых зрителей этой биографической драмы прозвучала как приговор. Тем более, что смех катился по кинозалу довольно часто, когда кто-то из героев фильма толкал пламенные речи. Они звучали настолько искусственно и наивно, что драма превращалась в комедию.

Публику начали раскачивать не меньше месяца назад — трейлерами и другой рекламой фильма о Петлюре. Интерес к картине безусловно появился еще до премьеры, поскольку неоднозначные исторические герои всегда вызывают подобную реакцию. Тем более, что картина посвящена двум самым ярким периодам жизни главного героя — временам, когда он был одним из руководителей УНР и командовал войсками. Именно после этого фамилия Петлюры стала нарицательной, и людей, воевавших с большевиками за национальную самостийность Украины, стали называть петлюровцами.

Второй период — времена его эмиграции и жизни в Париже, где он был убит евреем из-за мести. Зная об этом, зритель ждет, что на экране он увидит приключенческий остросюжетный фильм с элементами реальной биографии. Однако получилась картина в стиле «думы Петлюры» — много размышлений о причинах, по которым УНР пала, и самобичеваний Петлюры. Только никакого отклика и желания подхватить мысль нет. Как не возникает даже намека на то, что благодаря этому фильму Петлюра станет новым украинским героем, символом, который массово вознесут на пьедестал.

Вместо героизации режиссер Олесь Янчук скорее взял на себя роль адвоката, хотя и старательно от этого открещивается. В первую очередь он старается обелить то, что Петлюра был антисемитом и организовывал еврейские погромы. Тем более, что эта информация слишком очевидна — в день выхода фильма в прокат в Запорожье афишу фильма облили красной краской и разбросали возле кинотеатра листовки с надписью — «Петлюра — палач еврейского народа».

В фильме много оправдательных эпизодов, посвященных именно этому вопросу. Например, Петлюра приказывает арестовать и расстрелять одного из лучших своих атаманов за то, что тот устроил со своими солдатами еврейский погром. Более того, режиссер снял очень затянутую сцену суда убийцы Петлюры, в которой показывает, «как фабриковалось дело против лидера УНР по заказу советских руководителей».

Весомых аргументов у Янчука в защиту Петлюры достаточно много. Но только снят весь фильм так, как будто сейчас 70-е годы — и он об одном из большевиков, который оступался, но был верен идее и в истории страны он занял достойное место по справедливости.

А вот что действительно привлекает в этом фильме, так это сам образ Петлюры в исполнении Сергея Фролова. Те, кто воспитывался на советском кино, могут помнить, что практически во всех картинах о гражданской войне, где появляется Петлюра, он выглядит истеричным взбалмошным типом. Здесь же он постоянно сомневающийся и не уверенный в своих действиях романтик, желающий справедливости. Но в итоге сложился такой образ, что становится непонятно, как Петлюра вообще оказался во главе целой страны и как за ним пошли массы.

В общем кино вышло таким, что зрителя в какой-то момент охватывает острое желание — поскорее бы Петлюру убили, и можно было идти домой. Однако создатели фильма беспощадны. После сцены убийства начинается затянутый судебный процесс — по сути, целая серия или фильм в фильме. Так что до аргументов режиссера в защиту Петлюры зритель может и не дожить, а выйти за пивом, чтобы уже не вернуться в зал.

5 133